Борьба за контроль над «международной» отчетностью

Борьба за контроль над «международной» отчетностью

20.01.2006

Обычно иностранные инвесторы решают вложить свои деньги в компанию, предварительно просмотрев ее финансовую отчетность, составленную по международным стандартам. Но, даже имея на руках идеальную отчетность, они с опаской относятся к участию в российском бизнесе. В этом нет ничего странного, ведь в России не существует четкой системы контроля за составлением такой отчетности.

Недавно прошел очередной круглый стол, организованный Фондом НСФО. Специалисты фонда представили свою Концепцию системы обеспечения исполнения МСФО. В ней они сравнили существующую отечественную систему контроля с западной. А по результатам анализа предложили рекомендации, которые позволят обеспечить достоверность отчетности.

Необходимость в исследованиях, которые провела рабочая группа фонда, направленных на формирование концепции, пояснил Игорь Козырев, член правления ФНСФО, заместитель главного бухгалтера ОАО «Лукойл». Он подчеркнул, что даже самые жесткие стандарты без контроля или системы обеспечения их исполнения не будут высоко цениться.

Анализ конъюнктуры

С докладом, посвященным Концепции системы обеспечения исполнения МСФО, выступил Михаил Киселев, заместитель председателя правления Фонда НСФО. Г-н Киселев отметил, что эта тема достаточна новая и фактически только начинает обсуждаться в России.

Система включает в себя следующие элементы: самоконтроль, независимый аудит, контроль со стороны надзорных органов и санкции за нарушения. Эксперты фонда сравнили наполнение этих элементов и на основе этого проанализировали международную и отечественную практику контроля за исполнением стандартов.

Самоконтроль должен состоять из внутреннего контроля, утверждения отчетности и других элементов. В России же он представлен только подписями ответственных лиц (генерального директора и главного бухгалтера) на отчетности. Они несут административную ответственность за ее недостоверность. То есть реально выполняется лишь требование по утверждению отчетности. На практике ответственность, как правило, возникает только за нарушения налогового законодательства. В США генеральный и финансовый директора подписывают специальное заявление, прилагающееся к каждому годовому или квартальному отчету (ст. 302 закона Сарбейнс-Оксли от 23 января 2002 г.). Это автоматически говорит о том, что отчет достоверный и адекватный. В ЕС отчетность тоже должна быть подписана ответственными лицами, но они не конкретизированы, как в США и России.

Понятия «внутреннего контроля» можно найти в законодательстве, но только одно из них относится к предоставлению информации управленческому персоналу (ст. 10, 24, 42 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»). Однако и оно справедливо лишь для кредитных организаций, а для остальных ничего подобного не предусмотрено. В США внутренний контроль проводит менеджмент, а качество проверки оценивает аудиторская фирма. В ЕС существует система внутреннего контроля, но внешний аудитор ее не проверяет. Вообще, в настоящее время в Европе происходит реформирование системы контроля.

Что касается независимого аудита, то он проводится в отечественных компаниях. Однако его качество никто не контролирует. Это приводит к появлению на рынке «черных аудиторов», которые готовы за меньшую плату вообще не заглядывать в отчетность во время «проверки». В США общественным надзором занимается специальный совет, который состоит из пяти человек. Независимость аудитора обеспечивается ограничением сферы его деятельности. В ЕС обсуждается возможность введения аналогичных требований.

В качестве надзорных органов в России выступают налоговая служба, ФСФР, ЦБ и органы внутренних дел. ФНС вправе проверять финотчетность, но она контролирует ее содержание только с фискальной точки зрения и не следит за исполнением стандартов. То есть ее контроль не защищает права инвесторов. ФСФР тоже может проверять отчетность, но, по словам г-на Киселева, ее человеческие ресурсы ограничены. Функция органов внутренних дел заключается в уголовном преследовании нарушителей налогового законодательства, а права инвесторов они опять же не защищают. Центробанк проверяет кредитные организации. Для сравнения, в США финансовую отчетность публичных компаний контролирует Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), созданная еще в 1934 году. В разных странах ЕС используются различные системы контроля. Среди них фондовые биржи, независимый регулятор фондового рынка, проверочные комиссии, специальные государственные органы.

Санкции в России не относятся напрямую к нарушениям в финансовой отчетности. Так, гражданско-правовая ответственность применима, если пользователем отчетности является контрагент проверяемой компании. Если же пользователь – инвестор, то таких санкций нет. Административные санкции предусмотрены за нарушение правил бухгалтерского учета. Уголовный кодекс не содержит норм, которые могут привлечь к ответственности непосредственно за нарушения в финотчетности. Однако в отдельных случаях уголовная ответственность может применяться к гендиректору или главному бухгалтеру за обман и представление ложных сведений в сфере финансовой отчетности. Например, при совершении преступлений против собственности или экономических преступлений. Репутационные санкции в виде публикаций в прессе сведений о нарушениях в финотчетности применяются редко. В США и в странах ЕС возможности для привлечения к ответственности значительно шире.

Рекомендации фонда

Г-н Киселев сказал, что участники рабочей группы проанализировали сегодняшнюю ситуацию с контролем качества отчетности по международным стандартам и разработали рекомендации по улучшению системы.

Во-первых, изменения по самоконтролю. Специалисты пришли к выводу, что подпись главного бухгалтера на отчетности бессмысленна, так как это наемный работник. Значит, он не может контролировать руководителя. Поэтому нужно передать право подписи председателю совета директоров, который не зависит от генерального директора. Кроме того, нужно создать комитет по аудиту из независимых членов совета директоров, который будет назначать аудитора для проверки компании. Также комитет будет определять вознаграждение для него.

Во-вторых, что касается независимого аудита, должен быть общественный надзор за аудиторами. При этом контролирующий орган не будет возглавляться аудитором. Значит, аудиторы не будут проверять работу своих коллег, чтобы не возникло круговой поруки.

В-третьих, надзор за финансовой отчетностью должна проводить ФСФР, а для этого ей нужно расширить полномочия.

В-четвертых, должна превалировать гражданско-правовая ответственность. Также необходимы репутационные санкции, то есть публичность информации о нарушениях.

Кому подписывать отчетность

Участники круглого стола очень остро отреагировали на выступление г-на Киселева. Особенно их заинтересовали предложения по второй подписи на отчетности. Мария Воронина, консультант-аналитик аудиторской фирмы «Докар», согласилась с рабочей группой. Она отметила, что главный бухгалтер не должен подписывать финансовую отчетность хотя бы потому, что он отвечает за учет в соответствии с ПБУ. Г-жа Воронина сказала, что вторую подпись должен ставить представитель собственника, и не важно, как он будет называться. Но при этом она напомнила, что в большинстве компаний специалисты по МСФО приглашаются на условиях аутсорсинга. И в таком случае вообще непонятно, кто должен подписываться.

Однако Виталий Палий, член экспертного совета Фонда НСФО, выступил против подписи председателя совета директоров. Он сказал: «Потребителем отчетности является прежде всего акционер, будем говорить собственник. И возникает такой вопрос: председатель совета директоров, он кто? Он же представитель собственника. Кому тогда предоставляется отчетность? Совет директоров должен не просто получить отчетность, но еще ее и подписать. Мы заставляем собственника отчитываться самого перед собой. Нет ли тут противоречия?» Вячеслав Соколов, директор отдела компании «ПрайсвотерсхаусКуперс», поддержал г-на Палия. Он заявил: «Невозможно ставить подпись тому лицу, которое получает отчет, подготовленный для него. Во-первых, он этот отчет получает, а не составляет. Во-вторых, подписывать должен тот, кто составлял. А уж председатель совета директоров это никоим образом не производил, да и не мог».

Игорь Козырев, заместитель главного бухгалтера ОАО «Лукойл», ответил на высказывания участников дискуссии, что в этом предложении есть противоречие, но небольшое. По его словам, совет директоров представляет мажоритарного собственника. И у мажоритария больше возможностей получить детальную информацию не только из финотчетности. Поэтому финансовый отчет необходим миноритарным акционерам и прочим пользователям. В ответ на это г-н Палий резонно заметил, что «всякое небольшое противоречие может вырасти в большой пожар».

В итоге обсуждения по этому вопросу большинство участников пришли к тому, что подпись председателя совета директоров не нужна.

Кто проконтролирует

По поводу того, кто должен осуществлять надзор за исполнением стандартов, были высказаны такие мнения. Татьяна Ракитская, генеральный директор «Ремида Аудит», говорила, что сейчас идет усиление государственных позиций, поэтому правительству нужно предложить продуманную политику в этой сфере. При этом государство не должно полностью организовывать надзор самостоятельно. Г-н Соколов не согласился, что надзором должна заниматься только ФСФР. Он предложил добавить еще и Минфин и отметил, что он «вообще не понял, чем сложившийся контроль плох». Илья Юферев, глава представительства АССА в России, сказал: «Для меня лично то, что Министерство финансов сложило с себя регулирующие функции в области финансового контроля, является неприятной неожиданностью. Потому что это создает довольно дикую ситуацию, когда у нас на рынке отсутствует регулирующий орган». Лариса Горбатова, директор по МСФО золотодобывающей компании «Полюс», была настроена категорически против госконтроля. Г-жа Горбатова заявила: «Я против того, чтобы государство регулировало отчетность по международным стандартам. На сегодняшний день она вообще не регулируется, я имею в виду проверку на достоверность. Я не очень понимаю, как контроль качества финансовой отчетности и достоверности могут осуществлять органы, которые не очень представляют себе сами стандарты? Это не потому, что я плохо отношусь к ФСФР, просто я хорошо знаю ситуацию в этих органах. Можно, конечно, мечтать о том, чтобы туда пошли специалисты, которые прекрасно знают международные стандарты, настолько хорошо знают, что в состоянии контролировать их исполнение».

Итак, мнения снова разделились, и к компромиссу участники дискуссии не пришли.

Анна Андрющенко, эксперт «Консультанта»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA