Откройте, милиция! В Москве участились обыски фирм

Откройте, милиция! В Москве участились обыски фирм

06.12.2005

В последнее время ГУВД г. Москвы усилило борьбу с налоговыми преступлениями. Каждый день милицейские подразделения столицы проводят не меньше 13 обысков. На одном из таких мероприятий побывал наш корреспондент Александр Некторов.

Изнутри

Прошло еще несколько минут — на другом конце провода Андрею что-то громко объясняли. В это время он с наигранной педантичностью разглядывал свои ногти. Затем еще раз сказал своему собеседнику: «Блин!» — и повесил трубку.

Андрей — это следователь по налоговым преступлениям одного из столичных окружных УВД. Ему меньше 30, с его глаз не сходит усталость бессонных ночей. Усталость и мальчишечий азарт. Андрей считает, что 98 процентов компаний уклоняются от уплаты налогов, а у оставшихся 2 процентов просто «не хватает на это мозгов». Поэтому все фирмы, с которыми Андрей сталкивается по работе, он называет «злодейскими».

— Эти опера заколебали уже тормозить! Лишь бы в эту злодейскую фирму случайно никто не стуканул, а то, пока приедем, там уже никого не будет. Или ничего не будет. Пустышка! Тогда вот эти пять томов можно засунуть куда угодно! — злился Андрей, стуча кулаком по стопке толстенных папок с уголовным делом.

Дело по уклонению от уплаты налогов было возбуждено еще пять месяцев назад. В ходе расследования определили круг контрагентов фирмы-уклониста. Их многочисленные встречные проверки результатов не дали. Доказательства были хлипкими, а продления срока расследования у прокурора еще на полгода, естественно, было не добиться. Дело уже благополучно хотели закрыть. Однако в результате выемки выписки по лицевому счету одного из банков, обслуживающего злополучную фирму, обнаружились любопытные данные. Крупная сумма денег за якобы поставленные товары двумя примерно равными частями с разрывом в один день ушла в некое общество с ограниченной ответственностью «Галатея» (название фирмы по понятным причинам изменено). Туда Андрей с группой оперативников, понятой и я (в качестве второго понятого) и направились с обыском.

Перед боем

Для проведения обыска Андрей вынес постановление. Основанием для этого явилось «наличие достаточных данных полагать, что на территории фирмы находятся предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела». На мой вопрос о том, что же стало достаточным основанием, Андрей отмахнулся: «Контрагентские отношения со злодеем установлены, значит, оснований для обыска предостаточно!» Спорное, конечно, утверждение, но доказать обратное практически невозможно.

Собираемся всей бригадой в кабинете следователя. Распределение ролей, последние инструкции. Задача оперативников — быстро и беспрепятственно войти на территорию фирмы, блокировать помещение и особо ретивых сотрудников, а также снять информацию с компьютеров.

— Понятые, если их спросят, должны сказать, что вообще-то они шли в ближайший кинотеатр, но тут подошел сотрудник милиции и пригласил поучаствовать в обыске или что-нибудь подобное, — наставлял нас Андрей. Следователь должен фиксировать ход обыска в протоколе и руководить операцией. С собой берем пустые бланки протоколов, ножницы, широкий скотч, стирающуюся ручку (ею заполняют протокол) и маленькие квадратные листки с оттиском печати отдела (они нужны, когда изъятые предметы и документы упаковывают).

— Поехали!

Я чувствую, как мурашки забегали по коже. Нет, не от страха, а от приятного опьянения —адреналина, заигравшего в крови.

— Поехали...

В бою

Высокое офисное здание. Проверяемая фирма, по данным оперативников, занимает часть четвертого этажа. Внизу — строгие охранники огромного телосложения. Нас — две машины. Подав условный знак, Андрей начинает «штурм»: — Понятые, не отставать!

Надо как можно скорее оказаться на территории фирмы, чтобы блокировать их действия.

— Ребята, в каком кабинете находится арендодатель этого здания? — дружеским тоном спрашивают охранников опера.

Но они тоже работают не первый день. Глаз у них наметанный — в строгих, готовых к решительным действиям лицах сразу же узнали проверяющих.

— Генеральный директор сейчас в командировке, так что приходите через... неделю, — спокойно так, с некоторой издевкой говорит охранник, нагло глядя в глаза Андрею.

Следователь и вся группа сразу понимают, что «засветились». Второй охранник берет трубку телефона и начинает набирать номер. Тянуть уже поздно. Еще пять минут бездействия, и все офисы фирм-арендаторов наглухо замуруют. Потом будем под дверью стоять.

— Отдел по налоговым преступлениям! — крикнул Андрей, потом еще громче: — Руки прочь от телефона!!! Охранник даже ухом не повел. Тогда опер перепрыгнул хлипкий турникет и скомандовал:

— Трое за мной по лестнице, остальные на лифте. Вперед!

Но было уже поздно. Половина четвертого этажа, на котором располагалось ООО «Галатея», была уже закрыта железной дверью с домофоном.

Чья же взяла?

— Вот так вот, господа оперуполномоченные! — Андрей достал сигарету, жадно затянулся и, прищурившись, добавил еще язвительнее: — Теперь до десяти вечера будем сидеть здесь. А после десяти они нам скажут: «Извините, товарищи милиционеры, согласно части 3 статьи 164 УПК, производство следственных действий в ночное время не допускается! Всем спасибо, все свободны».

Затем проверяющие долго объясняли через дверь, что они из милиции, показывали в глазок удостоверения и постановление. Бухгалтер ООО «Галатея» потребовала назвать фамилии милиционеров. После этого сказала, что не пустит их в офис, пока не свяжется с УВД и не удостоверится в том, что проверка законна. Тем самым она протянула еще полчаса, которые для проверяемой фирмы бесценны.

Драгоценное время было выиграно также заявлением, что без генерального директора и главбуха обыск не может быть проведен. Однако сотрудники милиции посчитали, что их присутствие необязательно. Дело в том, что по статье 182 УПК при обыске должно присутствовать лишь лицо, в помещении которого он проводится. Таким лицом можно считать как человека, чье рабочее место обыскивают, так и фирму — владельца помещения. А законным представителем фирмы является ее руководитель.

Наконец милиционеры предупредили бухгалтера, что они могут вскрыть дверь, если владелец отказывается ее открыть добровольно. Сложно было, конечно, представить, как бы они это сделали. Пришлось бы вызывать специальные подразделения, а это еще время. Да и не факт, что они приедут.

Через некоторое время бухгалтер все-таки открыла. На пороге с редкой дотошностью проверила постановление следователя и удостоверения милиционеров. Взглянув на меня и второго понятого и, видимо, усомнившись в нашей незаинтересованности, неожиданно потребовала замены понятых. И правильно сделала! Я смотрел на нее с чувством гордости за профессию бухгалтера, за ее знания и умение дать достойный, а главное — законный отпор проверяющим!

Дальше еще лучше. По статье 182 УПК (п. 5) следователь до начала обыска должен предложить добровольно выдать искомые предметы или документы. Обычно с этим никто не соглашается, и тогда обыск проводят принудительно. Но эта женщина на удивление быстро согласилась! Следователь Андрей только кашлянул себе в кулак. Да-а, бывают и такие ситуации.

Бухгалтер Надя в течение 15 минут подготовила копии первичных документов по злополучному контрагенту и предоставила их проверяющим. В итоге она избежала обыска для своей компании. Ведь в ходе него могли быть обнаружены не только документы контрагента, но и «скользкие» бумаги самой фирмы, которые используются в нелегком труде бухгалтера. На этом наш обыск закончился...

Как действовать во время обыска

Однако не все проходит столь гладко. Если обыск значимый, то у милиционеров не будет больших проблем с проникновением на территорию фирмы. Они спланируют все — включая вход через окно... Но тогда отношение к вам будет гораздо жестче. Так что иногда есть смысл милиционеров все-таки пустить. Но действовать умно, согласно припасенному заранее «кризисному плану».

«Кризисный план» должен быть в любой фирме. В нем надо прописать схемы поведения и действия каждого сотрудника в случае прихода проверяющих. Есть несколько правил, выполнение которых поможет вам снизить риск последствий.

Этап 1. Проверка документов

Общение с проверяющими начинается «с вешалки», то есть со входа в помещение, проверки документов. Первыми на контакт с контролерами идут охранники, которые должны затормозить милиционеров и выиграть время: долго проверять документы, обзвонить соответствующие УВД и прочее. Руководителю компании в это время необходимо проинструктировать и психологически подготовить персонал.

Этап 2. Знакомство

Главное — установить положительный контакт. Для этого надо использовать улыбку и жесты доверия. Никто из сотрудников фирмы не должен виновато отводить глаза в сторону. Это может насторожить контролеров. Чтобы разрядить обстановку, допустима легкая шутка по поводу погоды или на другие отвлеченные темы.

Этап 3. Укрепление положительного контакта

Почаще называйте проверяющих по именам. Это поможет создать впечатление, что вы очень уважительно к ним относитесь. Интересуйтесь мнением контролеров: «А что вы думаете по этому поводу?» Используйте приемы «землячества», «родственных душ», короче, старайтесь найти между вами и проверяющими что-то общее.

Этап 4. Переговоры

Во время обсуждения различных документов используйте следующие приемы:

  • ссылайтесь на забывчивость;
  • непонимание вопросов;
  • переспрашивайте, уточняйте вопросы;
  • не давайте прямых ответов.

Необходимо воздействовать на подсознание контролеров, используя фразы: «Вы, как умный человек, понимаете, что...»; «И я понимаю, что вы в глубине души...»; «Но вы ведь понимаете, что людям свойственно ошибаться? Кто из нас не делал ошибок?».

Откровенно признавайте свои мелкие недостатки. Взывайте к великодушию проверяющих: «Я допускаю, что тут могут быть некоторые неточности, но я всегда благодарен вам за подсказки... Давайте договоримся так: вы называете все, что не устраивает вас в моей работе, а я меняю ее стиль. Любому человеку трудно что-либо предпринять, не зная, что от него требуется».

Этап 5. Расставание

Как это ни тяжело, но нужно довести начатое дело до конца и, прощаясь с милицией, быть подчеркнуто вежливыми. Возможно, вы видите этих людей не в последний раз...

Постскриптум

После обыска мы с Андреем еще долго сидели в его кабинете за чашкой чая.

— Знаешь, Саш, — сказал он, — нравятся мне такие люди, как этот бухгалтер сегодня на обыске. Они для меня достойные соперники, заслуживающие уважения. Благодаря им я развиваюсь, совершенствуюсь. Только не проработаю я, наверное, здесь долго... Не могу я так.

— А куда потом?

— Не знаю. Защитой налогоплательщиков займусь. Опыта и связей поднаберусь...Внимание!

Чтобы несколько сбить пыл и темп проверяющих, необходимо сразу же после их прихода звонить 02. Там работают удивительно вежливые девушки, которые сообщат вам номера телефонов местных УВД. Затем следует позвонить по этим номерам и выяснить, действительно ли милиционеры направлялись для производства следственного действия именно в вашу фирму.


Эксперт 8 отдела судебно-экономических экспертиз Экспертно-криминалистического центра ГУВД Московской области Дмитрий Савин:

— Для производства обыска или выемки следователь выносит постановление. На обыск нужна санкция прокурора, если будут проводить выемку предметов и документов, которые содержат государственную или иную тайну, охраняемую федеральным законом. Для обыска в жилом помещении требуется решение суда. А вот если обыск или выемку проводят в офисах фирм, то на постановлении достаточно лишь подписи следователя.


Эксперт 8–го отдела судебно-экономических экспертиз Экспертно-криминалистического центра ГУВД Московской области Дмитрий Савин:

— Во время обыска проверяющие могут вскрывать любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом имущество фирмы не должно быть повреждено без необходимости. Так сказано в части 6 статьи 182 УПК. То есть сопротивляться есть смысл, когда вы уверены в высокой надежности ваших дверей. Правда, во время существования налоговой полиции были случаи использования фугаса с направленным взрывным действием для того, чтобы проникнуть на территорию предприятия. Однако в настоящее время такие приемы против нерадивых налогоплательщиков не применяют.


По данным МВД, за последние 10 месяцев было выявлено более 21 000 преступлений в сфере уплаты налогов. Общий материальный ущерб составил 700,9 миллиарда рублей.

Налоговый адвокат, к. ю. н. Станислав Привольский:

— Готовясь к серьезному обыску, милиционеры выясняют как можно больше данных о руководителях и сотрудниках фирмы. Включая схему их рабочих мест в офисе. Согласитесь, звучит эффектно, когда проверяющие знают всех ключевых работников по имени-отчеству.

Эффект приводит к тому, что у сотрудников фирмы обостряется чувство неотвратимости наказания. То есть это психологический прием для подавления сопротивления. Главное при обыске — не втягиваться в словесную перепалку с проверяемыми. Это еще один прием, который называется «словесная разведка».

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA