Михаил Гришанков: Борьба с коррупцией началась не вчера

Михаил Гришанков: Борьба с коррупцией началась не вчера

11.11.2005

В конце сентября на очередном брифинге Андрей Шаров, директор департамента госрегулирования в экономике МЭРТ, предложил проводить антикоррупционную экспертизу законов. Эта инициатива касается законопроектов отраслевых ведомств. А о том, как и кто сегодня контролирует коррупциогенность законов, «Консультанту» рассказал Михаил Гришанков, председатель Комиссии Госдумы по противодействию коррупции.

– Михаил Игнатьевич, вопрос об антикоррупционной экспертизе поднимался еще в 1998 году. Какие тогда были предложения?

– Да, вопрос о качестве принимаемых законов, механизме и наборе критериев, которые бы обеспечивали высокий уровень законотворчества, стоит давно. Еще с момента формирования Государственной думы первого созыва. Многие специалисты в области права, например, предлагали выработать своего рода «Закон о принятии законов», в котором отразились бы принципы их подготовки. Безусловно, в числе обязательных критериев предлагалось проводить антикоррупционную экспертизу принимаемых законов. К сожалению, идея «Закона о законах» не нашла поддержки ни у депутатов, ни у представителей исполнительной власти. Поэтому неудивительно, что качество принимаемых документов оставляет желать лучшего.

– В связи с чем возникла сама идея проверки закона на коррупциогенность?

– Дело в том, что в настоящее время отсутствуют жесткие требования обязательной экспертизы законопроектов и четкий механизм их принятия. Это позволяет лоббистским группам продвигать свои интересы, создавая, в том числе, условия для коррупционной деятельности.

– Какие функции выполняет комиссия?

– Комиссия была создана в апреле 2004 года. Одним из приоритетных направлений нашей деятельности является организация антикоррупционной экспертизы законопроектов. Экспертиза должна поставить барьер на пути проникновения в законодательство норм, обеспечивающих почву для коррупции. И такая работа комиссией ведется.

– Есть ли какие-то особенно показательные примеры?

– Да, конечно. Летом 2004 года комиссия дала отрицательное заключение на законопроект, касающийся рекламы пива. Существующий при комиссии экспертный совет, в который входят авторитетные специалисты-практики и ученые-правоведы, выявил в нем целый ряд коррупционных положений. В результате Совет Думы принял решение создать рабочую группу, которая переработала законопроект с учетом рекомендаций комиссии. После этого депутаты приняли его практически единодушно. Введенные этим законом ограничения на рекламу пива в средствах массовой информации уже сегодня дают свои плоды: потребление пива в стране начало снижаться.

Или вот, еще более свежий пример. По решению Совета Думы наша комиссия провела экспертизу законопроекта «О лекарственных средствах», инициаторами которого явились члены Совета Федерации г-н Брынцалов и г-н Шпигель. Мы выявили в документе положения, которые могли создать коррупционные возможности для чиновников и привилегии для отдельных производителей лекарственных средств. Комиссия рекомендовала отклонить указанный законопроект и отправить его на доработку. Авторы законопроекта учли лишь некоторые замечания и, используя лоббистские возможности, попытались «продавить» принятие закона. Однако в сентябре этого года президент направил в Госдуму письмо, в котором указал на неприемлемость предлагаемых авторами законопроекта норм. То есть поддержал нашу позицию.

– Но это были примеры проверки отдельных законопроектов. А проводится ли экспертиза каждого законопроекта, поступающего на рассмотрение в Госдуму?

– Мы стремимся к тому, чтобы проверка законопроектов на коррупциогенность приобрела системный характер. В весеннюю сессию текущего созыва комиссия внесла предложения об изменении регламента работы Государственной думы, предусматривающие создание четкого механизма проведения подобных экспертиз.

– Скажите, комиссия проводит экспертизу налоговых законопроектов на коррупциогенность?

– Как я уже отметил, сегодня комиссия осуществляет экспертизу по решению Совета Думы. Если ей будет поручено провести экспертизу в налоговой сфере, то комиссия и ее Экспертный совет будут ими заниматься.

– Существуют ли в настоящее время методики проведения экспертизы? Какие из них использует комиссия?

– Сегодня есть целый ряд качественных, на мой взгляд, «продуктов» в этой области. Это методика, разработанная фондом «Индем» г-на Сатарова, методика НИИ Счетной Палаты, подходы, выработанные в Центре стратегических разработок. И хотя единой интегрированной методики сегодня нет, во многом они перекликаются между собой. Члены нашего Экспертного совета при проведении своих исследований опирались, в частности, на наработки перечисленных выше структур. Хотел бы добавить, что методики постоянно совершенствуются. Например, 12 октября 2005 года в Центре стратегических разработок прошла встреча экспертов, участие в которой принимали специалисты в этой области. В ходе встречи участники обменялись мнениями о методиках, используемых при анализе нормативных актов, касающихся различных областей права.

– Каким образом проводится экспертиза? На что в первую очередь обращают внимание специалисты?

– Проверка законопроектов на коррупциогенность проводится по целому ряду позиций. Например, специалисты анализируют связь изучаемого акта с другими нормативными правовыми документами. Они выясняют наличие многовариантности диспозиций правовых норм, наличие бланкетных (отсылочных) норм, дающих широкие возможности ведомственного и локального нормотворчества. Также эксперты ищут возможные противоречия правовых норм, как между равноправными актами, например федеральными законами, так и между федеральными и региональными, по вопросам общего ведения. Кроме того, специалисты определяют объем дискреционных полномочий, позволяющих чиновникам в зависимости по ситуации действовать по своему усмотрению. Они проверяют отсутствие конкурсных процедур и наличие норм, регламентирующих ответственность госслужащих, и т. д.

– Что Вы думаете о предложении Минэкономразвития, которое недавно озвучил Андрей Шаров? Если намерение станет законом, то к чему это приведет?

– Инициатива Минэкономразвития, предполагающая проведение антикоррупционной экспертизы законопроектов, участие в подготовке которых принимает министерство, заслуживает поддержки. Это позволило бы уже на раннем этапе выявлять нормы, реализация которых создаст условия для коррупции. Хотелось бы также, чтобы инициатива побыстрее перешла в практическую плоскость. Я думаю, что очень важно привлечь авторитетных независимых экспертов к анализу готовящихся в Минэкономразвития законопроектов. Участие таких специалистов существенно повысило бы уровень доверия к результатам экспертизы и качеству находящихся «на выходе» документов.

– И тогда законы перестанут создавать почву для коррупции?

– Нет, конечно. Надо отдавать себе отчет и в том, что ведомственная экспертиза не может рассматриваться как «знак качества», на 100 процентов гарантирующий чистоту законопроекта. Последнее слово все равно должно оставаться за законодателями.

Беседовала эксперт «Консультанта» Анна Андрющенко

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA