Ксерокопии стоимостью в миллион

Ксерокопии стоимостью в миллион

09.11.2005

Открыв однажды электронную почту, я обнаружила письмо-спам «ВЕКСEЛЯ для бухгалтерии!!!». Его авторы предлагали ксерокопии реально ходивших банковских векселей. «ЛЮБОЙ период, ЛЮБЫЕ суммы! Удобные схемы. Гарантия». Для чего бухгалтеру чужие векселя, что скрывает обналичка и сколько стоит фиктивный убыток – эти вопросы стали предметом очередного расследования.

Говорящие надписи

Последние три строчки письма занимали номера телефонов. Набрав один из них, я почти сразу услышала мужской голос, обладатель которого представился Федором. Узнав, что я по «вексельному» вопросу, он тут же предложил обсудить необходимые нашей фирме векселя по телефону. Такой укороченный вариант событий меня не устраивал, и я промямлила, что не могу так сразу ответить, поскольку не очень хорошо представляю себе всю схему.

– Пожалуйста, задавайте любые вопросы, – ободряюще предложил невидимый собеседник.

– А можно лично? – В ход пошли аргументы о «нежелании обсуждать столь щекотливые темы по телефону» и «недостаточное владение всеми нюансами данной темы». После того как невидимый Федор убедился, что по телефону я у него ничего не куплю, встреча была назначена.

– Можно и лично. Если вам не жаль времени на дорогу.

Воображение тут же нарисовало окраину Москвы, дверь без вывески, но с кнопкой для связи с охраной. Однако офис оказался почти в центре столицы. «В шаговой доступности от метро», – пояснил Федор. Более того, по дороге к офису я должна была увидеть несколько указателей «Белая обналичка», а прямо напротив двери – дорожный рекламный щит с более скромной надписью, но зато огромными буквами: «Налоговая помощь».

Встречу я назначила в «неудобное» для москвичей время – девять часов утра. Тем не менее Федор согласился, заверив, что прибудет лично.

Действующая ксерокопия

Значимость слов «прибуду лично» я поняла после краткой беседы с охранником офиса, к дверям которого я прибыла в 8.55. Страж строго поправил меня: «Не Федор, а Федор Андреевич. Это наш генеральный директор, барышня, а наша фирма, к вашему сведению, работает с 10.00». На мое счастье телефонный визави прибыл без опозданий: из громадного джипа выскочил живчик с неожиданно приятной улыбкой.

Свои расспросы я начала с комиссии за услуги. Была названа 0,1 процента от суммы векселя. Рыночные правила общения с минимизаторами вынудили начать торг:

– За такую комиссию на Арбате обналичкой занимаются. Хотя и не с нашими оборотами, конечно. Но все равно вряд ли руководство согласится платить столько за отксерокопированную бумажку...

– Уверяю вас, наши затраты складываются не только из стоимости бумаги и картриджа. Мы платим за доступ к программе котировок векселей на одном из сайтов, без которых вы не сможете отразить подлинную стоимость векселя при «покупке». Фактически за скромную 0,1 процента мы гарантируем вам отсутствие проблем при налоговой проверке. Если же хотите заплатить просто за ксерокопию, – пожалуйста, можем оговорить и такие условия.

– Спасибо за совет. Честно говоря, никогда не сталкивалась с векселями, но кое-что слышала. Например, что на оборотной стороне векселя делают передаточную надпись. Кажется, она называется индоссамент. Вы гарантируете, что налоговая не сможет по надписям раскрутить всю цепочку хождений векселя? Как я поняла, ваша фирма занимается копиями реальных векселей.

Тут Федор Андреевич сделал паузу и попросил секретаря принести нам две чашечки кофе, а затем прочел небольшую лекцию об индоссаменте. Хотя в буквальном переводе с латыни это слово означает «на спине», передаточные надписи чаще всего делают не на обороте векселя, а на добавочном листе. Формы индоссамента поражают многообразием. Здесь и именной индоссамент, где указывается лицо, в пользу которого переводится документ, индоссамент на предъявителя (без указания конкретного лица, к которому переходят права по документу), бланковые (подпись ставит только тот, кто передает вексель). А также индоссамент перепоручительный, который означает, что держатель документа выполняет только функции поверенного при получении платежа по документу.

– Но это уже при международных расчетах, – закончил познавательную лекцию мой эрудированный собеседник. – У нас все проще: мы используем векселя без индоссамента. И вообще ксерокопирование векселя – ненужный наворот. По закону вы не обязаны этого делать. Достаточно сделать запись в журнале учета векселей. Там, как вы понимаете, никакие цепочки вообще не фиксируются.

– А как же доказать реальность существования векселя?

– Можете, например, зайти на сайт www.bills.ru, где указаны все ходящие когда-либо векселя и их стоимость. Собственно, вы нам платите не за ксерокопию, а за достоверную информацию о векселе. И знаете, вообще то я – специалист по схемам, а не по векселям. Рассылку попросил нас сделать банк, с которым мы сотрудничаем. Давайте, я вам дам телефон Володи, сотрудника отдела по работе с векселями. Он все объяснит. Вам для чего вообще вексель нужен?

Экзотика вексельных схем

Собственно, зачем бухгалтеру нужна ксерокопия векселя мне и предстояло выяснить в ходе расследования. Однако признаться в этом собеседнику в данном случае приравнивалось к признанию своей роли «засланного казачка». Предположив, что векселя используют для приведения в порядок застарелых и уже безнадежных долгов, на ходу придумала легенду о фирме по газификации загородных поселков, в которой якобы работаю. Прежний бухгалтер обналичила крупную денежную сумму «под материалы». «Липовая» поставка оказалась такой масштабной, что списать ее на объекты в пределах утвержденных строительных смет в ближайшие пять лет не удалось бы.

Случай этот на «моей» фирме произошел несколько лет назад, когда в базу для налога на имущество включались и материалы. Чтобы не платить лишнего, несуществующие в реальности остатки решено было продать фирме-однодневке. Так на балансе появилась фактически безнадежная дебиторская задолженность.

Поразмыслив, я пришла к выводу, что для того, чтобы получить оплату, нужно провести операцию, обратную обналичиванию – обезналичивание. Потом, естественно, сумму бы пришлось снова обналичивать, что дало бы из-за тройственности операции умопомрачительную комиссию почти в 5 процентов от гоняемой туда-сюда суммы.

– Думаю, что ваша 0,1 процента решит нашу проблему, – заключила я.

– Хотите, дам бесплатный совет? – неожиданно предложил Федор Андреевич.

Знаток схем сказал, что в моем случае, конечно, можно использовать вексель. Но зачем, если все равно деньги нужно обналичить. Лучше «купить» у должника другие, нужные материалы и оформить акт взаимозачета.

– Для этого нужна как минимум их печать. А в схеме с векселем, как я понимаю, этого не требуется, – заметила я.

– Вырезать нужную печать стоит не дороже 400 рублей, – отмел мои возражения собеседник

– Понятно. Может, еще немного проконсультируете меня бесплатно, раз я уже к вам приехала? В каких случаях все-таки нужны векселя? Понимаете, я тут беру еще несколько фирм, может, пригодится...

На лице Федора Андреевича отразилась глубокая задумчивость. Он явно затруднялся с ответом. Сделав над собой усилие, мой только что оживленный собеседник выдавил из себя нечто про вывод из оборота основных средств. «Но это вам вряд ли понадобится», – торопливо закончил Федор и стал развивать мысль о просроченных долгах. Очень большому количеству фирм достаточно трудно найти основание для правдоподобной обналички. Особенно сейчас, когда банки стали требовать четких указаний в поле платежки «Назначение платежа». В таком случае, возможно, вексель будет идеальным решением.

Самая популярная тема

Вспомнив указатели «Белая обналичка», я стала разворачивать эту тему:

– Как вы считаете, Федор Андреевич, насколько разумно выписывать векселя на подставную фирму? Ведь получать деньги с нашего расчетного счета будет доверенный человек. А нужную печать, как вы сами сказали, можно вырезать за 400 рублей.

– Вашему человеку придется оставлять в банке свои паспортные данные. Финразведки не боитесь? Кроме того, у вас будет уверенность, что фирма, печать которой вы подделали, вовремя сдает отчетность.

– Какой толк в отчетности обнальщиков? Они же все равно сдают «нулевые» балансы...

– «Нулевая» – не значит с прочерками. Например, мы все обороты по расчетному счету показываем, правда, расходы ставим почти вровень с ними, чтобы и налоги «нулевые» платить. Так что с нами вы о встречных проверках можете не беспокоиться. Только учтите, мы работаем с фирмами, которым нал ежемесячно нужен в объеме от трех миллионов рублей.

– Извините, вопрос из чистого любопытства. Мой хозяин требует, чтобы налоги платили не больше 250 евро в месяц. Сколько платят ваши «помойки»?

– Так мало платить просто неприлично! Мы платим в среднем по 50–60 тысяч рублей.

– И что, затраты окупаются?

– С лихвой. Конечно, бухгалтерам, которые обрабатывают эти «помойки», мы платим копейки. Поэтому в основном на них работают студенты и начинающие. Сколько раз было: оформлена упрощенка, сдают стандартную отчетность и наоборот... Но клиенты от этого не страдают, – вовремя спохватился Федор.

Убыточный вексель

Решив, что банковский клерк знает о предмете спам-объявления больше, чем его соратник-обнальщик, на следующее утро я позвонила Владимиру.

– Схемы? Да я только одну знаю, – удивился он. – Моя специализация – подготовка документации, гарантирующей подлинность векселя. А схемы – это епархия Федора Андреевича.

– Он посоветовал спросить у вас.

– Насколько мне известно, клиенты обычно организуют себе убыток с помощью векселя. Внешне это выглядит так, будто заказчик расплатился неплатежеспособным векселем.

– Это как? Вы ведь гарантируете, что ксерокопии сняты с подлинных векселей солидных банков. Федор Андреевич упоминал Сбербанк.

– Можем и сбербанковский. Все зависит от цели клиента. Ксерокопии с подлинных векселей мы используем и для организации убытков. Только в этом случае нужен не Сбербанк, а наоборот, что-нибудь неплатежеспособное. Например, банк, который лишили лицензии. Давайте я вам лучше покажу, что наши гарантии подлинности векселя и его стоимости – реальная информация. Диктуйте свой электронный адрес...

Чуть позже мне пришло короткое письмо такого содержания: «Загружаете сайт, нажимаете Ctrl и Enter и пишете в окошке поиска “...банк”». Ниже были приведены интернет-ссылки, по которым обнаружились еженедельные обзоры денежного рынка одной инвестиционной компании, представленной на упомянутом выше сайте, в частности табличка «Доходность векcелей и ее изменение». Кстати, никакой абонентской платы, вопреки заверениям Федора Андреевича, за пользование этими материалами платить создателям сайта оказалось не нужно.

Пожалуй, настроение потенциального покупателя вексельных ксерокопий могла подпортить только приписочка в конце обзора: «...аналитические материалы могут быть использованы только в информационных целях. Компания не дает гарантий относительно полноты приведенной в них информации и ее достоверности...»

На мою просьбу прокомментировать эти строки Владимир принялся заверять, что для налоговой такая информация – более чем достаточная. «Ее главное достоинство – публичность. Это как с рыночными ценами по статье 40 Налогового кодекса», – неожиданно проявил эрудицию банковский клерк.

В результате я сделала вывод, что всегда есть люди, которые сами предложат и сами все вам принесут. Вот только относиться к их предложениям нужно осторожно: не все схемы одинаково полезны вашей фирме.

«Мусорный» бизнес

Из «вексельного» письма наш внештатный корреспондент все же смог извлечь хоть какую-то пользу. Но подавляющее большинство такой нежданной почты – просто мусор, причем дорогостоящий.

По оценке специалистов компании «Лаборатория Касперского», на начало прошлого года ущерб операторов и пользователей интернета от различных рассылок составил приблизительно 60 миллионов долларов. По оценке других специалистов (проект «АнтиСпам»), сумма ежегодных затрат организаций и граждан на «поддержку» «мусорного» бизнеса составляет 30 миллионов долларов в год.

Эти суммы складываются из потерь времени на прочтение и удаление ненужных писем, а также из безвозвратно уничтоженных заодно со спамом нужных и важных деловых документов.

Тематические предпочтения спамеров

  • «Взрослая» реклама – 18,20%
  • Лекарства – 16,80%
  • Приглашения на семинары/тренинги – 10,30%
  • Программное обеспечение и расходники – 9,80%
  • Финансовый спам – 9,00%
  • Услуги по электронной рекламе – 4,40%
  • Отдых и путешествия – 3,80%
  • Разные товары и услуги – 15,00%
  • Другой спам – 12,70%

Тамара ГРОНЬ

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA