Контроль за налоговыми контролерами

Контроль за налоговыми контролерами

09.11.2005

Налогоплательщиков контролируют налоговики, а вот кто контролирует налоговиков? В Минфине наконец вспомнили, что это уже больше года как их забота, и даже взялись за дело. Увы, похоже, что последние достижения финансового ведомства в этой области обусловлены отнюдь не желанием защитить бизнес от произвола инспекторов. Хотя некоторая польза от нововведений бухгалтерам все же будет.

По признанию замдиректора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Александра Иванеева, которое он сделал на одном из октябрьских семинаров, финансовое ведомство наконец подчинило налоговиков «не только юридически, но и фактически во всех планах». Одним из значимых для бухгалтеров результатов сего события является то, что инспекторы на местах теперь должны во всем следовать позиции Минфина, которую тот излагает в своих письмах.

«Налогоплательщики жалуются нам, что они получили ответ Минфина по тому или иному вопросу, но налоговая инспекция, до тех пор пока ей от ФНС не будет указания на этот счет, считает, что эта позиция неправильная, – сказал г-н Иванеев. – Я, может быть, достаточно неофициально должен вам сказать, что мы очень жестко поставили этот вопрос перед Сердюковым (Анатолий Сердюков – глава ФНС – прим. ред.). И он дал Сергею Дмитриевичу Шаталову (замминистра финансов – прим. ред.) обязательство, что по налоговой службе даст указание о том, что письма департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина подлежат безусловному исполнению налоговыми органами и отмашки от ФНС им для этого не нужно».

От ФНС инспекторам теперь не приходится ждать не только «отмашки», но и изложения ее собственной позиции. Свое мнение налоговая служба отныне будет держать при себе, если только, конечно, оно не совпадет с мнением Минфина. А инспекциям будет давать исключительно согласованные с финансовым ведомством указания. «Федеральная налоговая служба теперь запрашивает нас по любому из возникающих вопросов, – подчеркнул г-н Иванеев. – Иногда мы принимаем решение, которое не соответствует позиции ФНС, но все равно правы мы. Свои решения мы доводим до ФНС, а она – до подчиненных налоговых органов».

Надо полагать, Минфином движут не одни только начальственные амбиции. Противоречивые письма двух ведомств по одному и тому же вопросу давали некоторую свободу – как бы вы ни поступили, от штрафа при их помощи фирма избавлялась в любом случае. Теперь такого не будет. Но есть и плюс: позиция Минфина радует бухгалтеров хоть и далеко не всегда, но все же несколько чаще, чем мнение налоговой службы. К тому же больше не придется разрываться между двумя противоположными по содержанию письмами Минфина и ФНС, решая, какому же из них последовать.

В общем, разъяснения Минфина становятся полезными как никогда. Только вот получить их не так-то просто.

Долгий ящик для писем

Ответы на запросы фирм и предпринимателей Александр Иванеев назвал «самым тяжелым» в работе «налогового» департамента Минфина. «Ежедневно мы получаем 100–120 вопросов, – посетовал чиновник. – И при всем нашем желании чисто физически на все отвечать не можем. Я могу даже извиниться, но просто не доходят руки, хотя, конечно, есть сроки». Основной срок, напомним, – один месяц, к которому в отдельных случаях замминистра своим решением может добавить еще один (приказ Минфина от 23 марта 2005 г. № 45н). Ответ на те вопросы, по которым у Минфина уже есть сложившаяся позиция, если верить г-ну Иванееву, можно получить даже быстрее – через две-три недели. «А вот если вопрос новый и требует изучения, то мы его немножечко откладываем в долгий ящик», – признал чиновник. «Долгота» ящика ничем не ограничена – со своей позицией по некоторым налоговым вопросам Минфин порой не может определиться годами. Ответственности же за пропуск срока ответа на запросы Минфин фактически никакой не несет.

Это тем более огорчительно, что в «налоговый» департамент Минфина имеет смысл обращаться еще и с вопросами по бухучету. Поступать именно так на уже другом октябрьском семинаре посоветовала Наталья Лазутина, консультант департамента регулирования госфинконтроля, аудиторской деятельности, бухгалтерского учета и отчетности Минфина. «В ходе административной реформы получилось так, что нашему департаменту теперь не предоставлено право комментирования законов даже по бухгалтерскому учету и отчетности», – объяснила она. Но затем отметила, что налоги почти всегда перекликаются с бухучетом, и намекнула, что несложно сформулировать волнующий вас вопрос по бухучету так, чтобы он имел налоговую подоплеку. Тогда Минфин будет обязан на него ответить. «В таких случаях департамент налоговой и таможенно-тарифной политики запрашивает нас, мы даем разъяснения им, а они – вам», – объяснила технологию Наталья Лазутина.

Как оценят инспектора

Безусловное исполнение инспекторами разъяснений Минфина – не единственное, чего тот намерен добиться в деле контроля за налоговой службой. «Уже сегодня, пользуясь тем, что ФНС находится в ведении Минфина, мы реализовали ряд мер, которые не связаны с изменением законодательства, но которые хоть как-то направлены в сторону налогоплательщиков», – заявил Александр Иванеев. По его словам, первым делом Минфин намерен поставить перед налоговиками задачи несколько иные, чем раньше.

Не секрет, что исход налоговой проверки, равно как и вообще любое решение инспекции, напрямую зависит от того, о чем при этом пекутся ее сотрудники. Раньше инспекторы пеклись о том, чтобы выполнить и перевыполнить «спущенные» им сверху планы по сбору налогов.

– Начиная с 2005 года Минфин отказался от установления для ФНС бюджетных заданий по объему сбора налоговых платежей. Соответственно теперь она не доводит такие задания до территориальных налоговых органов. Это решение однозначное и не подлежит обсуждению, – отрапортовал Александр Иванеев.

– Зато инспекции, насколько я знаю, получили некие индикативные показатели сбора налогов. То же бюджетное задание, только под другим названием, – посетовала уже после семинара одна из посетительниц.

– Ничего подобного Минфин налоговой службе не дает. Это не от нас исходит, – сразу «открестился» чиновник.

В Минфине, по его словам, сейчас разрабатывают другие показатели, по которым работу отдельных инспекций и налоговой службы в целом правительство будет оценивать начиная с 2006 года. «Все эти показатели как бы ориентированы не на сбор налогов, а на качество работы налоговых органов», – утверждает Александр Иванеев. Список основных показателей «Расчету» удалось получить. Один из первых в нем с успехом заменит планы по сбору налогов – это сумма поступлений налогов и сборов, приходящаяся на рубль затрат на содержание налоговиков. Принцип очевиден: чем больше они хотят получать зарплат, премий и надбавок, тем больше должны собрать налогов. Среди других показателей – доля добровольно перечисленных налоговых платежей в общем объеме налоговых поступлений. Видимо, Минфин ждет от налоговиков ее увеличения, поскольку следующим показателем в списке идет снижение налоговой недоимки по сравнению с прошлым годом. Неясно, правда, каким образом налоговики будут способствовать добровольному перечислению сумм, которые в фирмах не могут или не хотят заплатить – разве что запугиванием.

Еще три критерия оценки работы налоговиков назвал сам Александр Иванеев: «В показатели мы включили, например, снижение объема обращений в суды со стороны налогоплательщиков, рост доли выигранных дел по обращениям в суды налоговых органов, отсутствие претензий к работе налоговых органов со стороны налогоплательщиков».

Последний из этих показателей дает инструмент влияния на инспектора – обещание пожаловаться в Минфин. А первые два, видимо, призваны заставить налоговиков не выносить очевидно незаконных и заведомо для них проигрышных в суде решений. Яркий пример – требование восстанавливать НДС при переходе на спецрежимы и внесении имущества в уставный капитал. Хотя Высший Арбитражный Суд уже не раз подтверждал, что ни о каком восстановлении однажды принятого к вычету НДС и речи быть не может, инспекторы с упорством, достойным лучшего применения, продолжают настаивать на своем. Занятно то, что делают они все это с подачи самого же Минфина, которому просто обязаны подчиняться.

Так что, какие бы показатели Минфин для инспекций не устанавливал, до тех пор, пока он сам не перестанет санкционировать налоговый произвол, ничего не изменится. В таких условиях инспекторы скорее всего будут стараться еще на стадии рассмотрения разногласий по акту проверки надавить на представителей фирмы, дабы убедить их не обращаться в суд и не портить инспекции «статистику».

Фискальный самоконтроль

А в рассмотрении разногласий руководству инспекций скоро будут помогать 7,5 тысячи новых сотрудников. Они будут трудиться в новых отделах внутреннего аудита. Александр Иванеев сообщил, что уже 1 января 2006 года таким отделом обзаведется каждая налоговая инспекция. Количество его работников зависит от уровня инспекции: от 3 человек в районной до 12 – в региональном управлении ФНС.

«Это совершенно новый уровень, никогда у нас такого не было, – подчеркнул чиновник. – Мы видим по делам последнего года, что очень часто вышестоящий налоговый орган, когда к нему обращаются с жалобами, в большинстве случаев принимает сторону низовой налоговой инспекции. Обращение в суды... Ну, вы знаете, какие у нас сегодня суды, к сожалению. Поэтому нужно было найти какой-то механизм для того, чтобы дать возможность налогоплательщикам еще до момента представления претензий по результатам налоговых проверок, даже до момента подписания акта, более-менее объективного рассмотрения тех или иных вопросов».

В качестве такого механизма и выбрали создание отделов внутреннего аудита. Из слов Александра Иванеева следует, что они будут внутренними оппонентами по отношению к остальным сотрудникам инспекции и эдакими адвокатами фирм и предпринимателей при рассмотрении результатов проверок. Причем независимыми от руководства инспекции.

«Сотрудники этих отделов будут назначаться и сниматься вышестоящими налоговыми органами отсюда, из Москвы. Зарплату они будут получать тоже из Москвы, – рассказал г-н Иванеев. – И вот если будут претензии налогоплательщиков [по проведенной проверке], то еще до того момента, когда акт налоговой проверки подписан, отделы внутреннего аудита должны будут эти претензии рассматривать и, как мы считаем, принимать объективное решение. И когда уже руководитель инспекции будет принимать решение по результатам налоговой проверки, он обязательно должен ориентироваться [на мнение отдела внутреннего аудита]. Если оно отличается от точки зрения тех, кто проверял, то это должно найти отражение [в документах инспекции по итогам проверки]. И в таких случаях в обязательном порядке эти решения должны направляться в вышестоящие налоговые органы (или управление по субъекту Российской Федерации, или ФНС), которые вправе принимать окончательное решение. Мы считаем, что, может быть, не до конца, но в большей степени это защитит права налогоплательщиков на объективное рассмотрение тех претензий, которые налоговая инспекция предъявляет им по результатам проверок».

Однако в беспристрастность новых внутренних контролеров верится с трудом. Хоть они и не будут подчиняться руководству инспекции, в которой трудятся, но работать-то будут все равно в налоговой службе и на нее. А значит, неизбежно станут рассматривать разногласия между инспекцией и фирмой через призму интересов бюджета. Скорее всего истинная цель создания новых отделов – борьба с коррупцией в инспекциях. Ведь не секрет, что, например, немалая часть бизнеса по незаконному возмещению НДС из бюджета зиждется на взятках нужным людям в налоговых инспекциях. Впрочем, зарплаты у внутренних аудиторов вряд ли будут больше, чем у остальных инспекторов. И вполне возможно, что создание новых отделов будет означать всего лишь то, что цена нужного решения возрастет вдвое.

Что за проверка без доначислений!

Пока в Минфине думали, по каким критериям оценивать работу инспекторов, в ФНС успели вывести свой. О нем на брифинге в октябре рассказала замруководителя ФНС Татьяна Шевцова. Называется он «Стопроцентная результативность выездных налоговых проверок». Это означает, что ни одну проверку инспекторы не имеют права завершить без доначислений. Причем Минфин таких подвигов от налоговиков требовать не намерен – в качестве одного из показателей их работы он указал всего лишь «повышение уровня результативности» выездных проверок.

Похоже, в ФНС исходят из того, что налоговые законы нарушают все без исключения, и задача инспектора эти нарушения найти. Впрочем, вполне возможно, формулируя это требование, федеральные налоговики имели в виду иное – что вовсе не нужно мучить выездными проверками тех, кто исправно платит налоги, а следует «выезжать» исключительно к тем, кто утаивает от бюджета причитающиеся ему деньги. То есть инспекции просто должны эффективно отбирать фирмы для выездных проверок.

Однако во что это выльется, предсказать нетрудно. Отправив выездную проверку на фирму, которая свято блюдет налоговые законы, руководство инспекции ни за что не признает свою ошибку перед начальством. И потребует от проверяющих непременно найти нарушения, даже если их нет и в помине.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное