Расчеты в обход бюджета ведут в тюрьму

Расчеты в обход бюджета ведут в тюрьму

03.11.2005

Большой долг перед бюджетом может развалить деятельность фирмы. Ведь все деньги будут уходить на его оплату. Однако попытки руководителя спасти положение могут привести к еще более плачевным результатам. И не только для фирмы, но и для него лично. История, которая произошла с директором нижегородской компании «ДАКИ-НИП», – тому пример.

На должность директора компании Владимира Кирзона пригласили в апреле 2003 года. К этому времени ситуация у фирмы, производящей и реализующей оборудование для производства пластиковых бутылок, была очень серьезной. Бухгалтерский учет в плачевном состоянии, задолженность бюджету составляла более 1,5 миллиона рублей, на счета в банках выставлены инкассовые поручения налоговой инспекции.

Новое руководство попыталось освоиться и наладить деятельность, но это оказалось не так просто. Все деньги, которые приходили на счет, тут же списывались в бюджет по инкассовым поручениям. Платить работникам и поставщикам было нечем. Кирзон попытался просить у налоговой инспекции отсрочку по уплате налогов, но безрезультатно.

Попытка погасить долги

Чтобы спасти производство, новый директор предложил покупателям оборудования такой порядок оплаты: часть денег покупатель передает непосредственно в кассу «ДАКИ-НИП», а часть – перечисляет со своего расчетного счета на счета кредиторов. Так можно будет и зарплату выдавать, и с долгами расплачиваться.

Ничего незаконного в такой схеме директор не усмотрел. Гражданский кодекс не запрещает расплачиваться с кредиторами через другие фирмы. А статья 313 кодекса позволяет должнику передать исполнение его обязательства третьему лицу.

Такой порядок оплаты включали не во все договоры. Деньги, которые поступали на счета «ДАКИ-НИП», целиком шли на погашение задолженности по налогам. Так и с бюджетом потихоньку начали рассчитываться. Большая часть задолженности, конечно, осталась. Но поскольку появились хоть какие-то средства на уплату налогов, она с течением времени не увеличивалась.

Скрывать все эти операции никто и не думал. Все отражалось в бухгалтерском и налоговом учете компании.

«Помощь» судебного пристава

В начале декабря 2003 года инспекция решила взыскать висящую на компании задолженность за счет иного имущества. При этом по правилам она должна была приостановить действие инкассовых поручений (п. 3.2 Методических рекомендаций по организации работы налоговых органов и службы судебных приставов, утв. приказом Минюста и МНС от 13 ноября 2003 г. № 289/БГ-3-29/619).

Компания предоставила судебному приставу – исполнителю все необходимые документы и разъяснения. Препятствовать аресту имущества никто и не думал. Наоборот, директор был уверен, что часть долгов удастся наконец-то погасить (у компании были и материалы на складе, и дебиторская задолженность).

Однако пристав реализовал только незначительную часть имущества (оборудование в офисе) на очень небольшую сумму. А инспекция продолжила выставлять новые инкассовые поручения.

Незаконная проверка

В марте 2004 года налоговые инспекторы пришли на «ДАКИ-НИП» с проверкой. И не одни, а с сотрудниками органов внутренних дел. Тема проверки звучала так: «О соблюдении платежной дисциплины».

В акте проверки инспекторы указали: компания создает ситуацию «отсутствия денежных средств на своем расчетном счете», потому что все расчеты идут через счета третьих лиц. Но по итогам проверки «ДАКИ-НИП» привлекли к ответственности только по статье 120 Налогового кодекса (за отсутствие кассовой книги на бумажном носителе и несвоевременное заполнение журнала кассира-операциониста). О том, что «ДАКИ-НИП» нарушает законодательство, рассчитываясь через другие фирмы, в решении сказано не было.

А в июле Арбитражный суд Нижегородской области признал сам факт проведения этой проверки незаконным. Ведь контроль расчетов компании не относится к компетенции налоговиков.

Деньги, которые скрыли

Однако на этом мытарства компании «ДАКИ-НИП» не закончились. Старший оперуполномоченный ОВД, принимавший участие в налоговой проверке, написал рапорт о ее результатах. В нем он заявил, что компания нарушает закон, направляя деньги своим контрагентам в обход своего расчетного счета.

Против Кирзона возбудили уголовное дело. Доводы обвинения звучали так. У компании есть задолженность по налогам. На расчетные счета были выставлены инкассовые поручения. А директор направлял деньги, полученные от покупателей, контрагентам, минуя свой расчетный счет. Тем самым он сокрыл средства, которые должны были поступить в бюджет в уплату недоимки по налогам. Другими словами, совершил преступление, предусмотренное статьей 199.2 Уголовного кодекса.

На предварительном следствии и в суде адвокаты фирмы привели немало опровергающих это утверждение аргументов.

Во-первых, «сокрытие денежных средств» по статье 199.2 Уголовного кодекса должно быть связано либо с внесением искажений в бухучет и отчетность, либо с безосновательным «уводом» денег со счета фирмы. Таких действий директора установлено не было. Напротив, суд признал: компания проводила расчеты в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Во-вторых, расчеты через третьих лиц прямо разрешены Гражданским кодексом. С этой точки зрения нарушения закона в действиях фирмы не было.

В-третьих, все операции фирма честно отражала в учете, а также в бухгалтерской и налоговой отчетности. Расчеты через другие фирмы не привели к уменьшению количества и стоимости имущества компании. Боле того – у инспекции была возможность реализовать это имущество и взыскать долги фирмы по налогам. Поэтому говорить об умышленном сокрытии средств нельзя.

И последнее. Инспекторы вообще не имели права проверять расчеты компании. Их решение о проведении проверки «соблюдения платежной дисциплины» в арбитраже признали незаконным.

Однако суд не поддержал доводы защиты. Ключевым моментом для судей явилось то, что предназначенные бюджету деньги до него так и не дошли. В приговоре судьи указали: директор знал, сколько денег компания должна бюджету, но не предпринял никаких мер, чтобы выполнить обязанность фирмы по уплате налогов. По мнению арбитров, подписывая договоры с порядком оплаты «мимо расчетного счета», директор компании специально «уводил» деньги. То есть, сознательно скрывал средства от бюджета.

В результате Владимира Кирзона признали виновным в преступлении по статье 199.2 Уголовного кодекса. Ему присудили наказание в виде штрафа в размере 200 тысяч рублей.

Нужно ли говорить, что делам компании «ДАКИ-НИП» уголовный процесс в отношении ее директора на пользу не пошел. Более того – он явился причиной постепенного свертывания, а вскоре и полного прекращения ее производственной деятельности. Платежи в бюджет прекратились полностью. Начался процесс банкротства. По-видимому, было бы лучше, если бы новый директор сразу закрыл компанию, оставив в убытке и предприятие, и государство. Вместо того чтобы попытаться как-то выжить и все-таки заплатить по долгам.

Александр КАЗЕННОВ, адвокат

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное