В поисках добросовестности

В поисках добросовестности

23.08.2005

О том, что понятие «добросовестный налогоплательщик» нужно закрепить в Налоговом кодексе, впервые заговорили в прошлом году. Инициативу проявили юристы, видимо, устав доказывать судьям отсутствие злого умысла в действиях своих клиентов. В этом году прописать понятие добросовестности в кодексе предложили бизнесмены.

На повестке лета

Действовать они решили в обход – через депутатов Мосгордумы. Туда были направлены некоторые предложения по поправкам в Налоговый кодекс. И среди прочих – поправки в статью 11, где закреплены понятия и термины, которые используются в Налоговом кодексе. К определениям «организации», «физические лица», «индивидуальные предприниматели», уже имеющимся в кодексе, бизнесмены предлагают добавить определение «добросовестный налогоплательщик».

К осени эти поправки, при условии успешного прохождения «отборочных туров» в виде депутатских слушаний в Московской городской думе, должны будут попасть на рассмотрение в Госдуму.

В принципе идея не нова. В прошлом году в Думе уже рассматривалось порядка 15 законопроектов, вносящих поправки в первую часть Налогового кодекса и в том числе касающихся понятия добросовестности. По идее они должны были прекратить это налогово-судейское манипулирование понятиями, исходящее не из законов, а из субъективного мнения отдельно взятых чиновников. Но ни один из них так и не был принят. Возражения были то со стороны Минфина, то со стороны депутатов, то со стороны деловой общественности.

Между тем налоговики вовсю применяют нигде не прописанное понятие, обвиняя фирмы в недобросовестности. Им вторят судьи, налево и направо прибегая к этому термину, который является скорее нравственным, нежели юридическим.

Слово инициаторам

Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к одному из инициаторов поправок. Павел Гагарин, председатель совета директоров группы компаний «Градиент Альфа» считает, что суть понятия сводится к следующему: «Добросовестным налогоплательщиком надо признавать организацию или физическое лицо, которое своевременно и в полном объеме уплачивает те налоги, которые согласно законодательству оно должно было уплатить».

Однако, по его мнению, одной этой формулировки для определения термина недостаточно. В этом он прав: ведь, если оценивать добросовестность по предложенному критерию, «чистыми» перед законом остаются только люди с дипломатическим иммунитетом или депутатской неприкосновенностью, а уж никак не руководители фирм.

Возможен также, по его мнению, еще один вариант деления на недобросовестных и добросовестных – это стремление налогоплательщиков использовать финансовые схемы для ухода от налогов или его отсутствие. У одних есть преступные намерения, у других нет. Если организация не собирается снижать свои налоги каким-либо непредусмотренным Налоговым кодексом путем, она тоже может называться добросовестным плательщиком. Конечно, при условии, что предприятие своевременно уплачивает налоги.

Таким образом, Павел Гагарин предлагает несколько критериев, по которым можно определить добросовестного налогоплательщика.

Во-первых, организация фактически выполняет свои налоговые обязательства и уплачивает все положенные по закону налоги. Во-вторых, у нее есть добросовестные намерения по уплате налогов. Третий критерий – она не участвует и не собирается участвовать в схемах, уменьшающих налогооблагаемую базу предприятия.

С такой точкой зрения можно поспорить. Непонятно, кто и каким способом будет оценивать «наличие» или «отсутствие» стремления применять схемы. А значит, это можно будет отдать на откуп субъективному мнению чиновников.

Оставшиеся два пункта носят, на наш взгяд, необязательный характер. Желание и возможность организации выступать положительным примером для других фирм: не только самой вовремя и в срок платить налоги, но и способствовать тому, чтобы контрагенты тоже не забывали это делать – например, вовремя с ними расплачиваясь. И последний, самый, наверное, спорный и неоднозначный критерий – сообщать в налоговую службу об известных фактах неуплаты денежных средств другими предприятиями или об их участии в каких-либо финансовых схемах.

По словам инициатора поправок, все критерии выведены на основе аудиторских проверок, проводимых компанией. Сложность ситуации в том, что быть добросовестным налогоплательщиком – дело непростое.

«Чем выше рентабельность бизнеса, тем меньше шансов у налогоплательщика стать добросовестным. Дело в разнице приоритетов руководителя и государства. У первых во главе угла стоит задача сохранить бизнес, а уже потом заплатить налоги. У государства все с точностью до наоборот», – опираясь на собственный опыт, утверждает г-н Гагарин.

Другие мнения

О том, насколько адекватно будет смотреться в Налоговом кодексе понятие «добросовестный налогоплательщик», споры идут давно. Так, Сергей Шаталов, заместитель министра финансов, в прошлом году вообще предложил судьям и налоговикам научиться избегать этого словосочетания. Жаль, что он не сказал этого раньше – вполне возможно, что его совету последовали бы судьи, и знаменитое постановление № 138-О, с которого все и началось, вообще бы не увидело свет.

Елизавета Макарова, ведущий юрисконсульт компании «ПРАДО-Аудит», считает, что в принципе понятия недобросовестности в налоговом праве быть не должно. «Но, к сожалению, по причине неясности формулировок в законодательстве часто получается, что налогоплательщик вынужден гадать, что ему можно делать, а что нельзя. И его выбор практически всегда оценивается налоговиками и судьями на предмет добросовестности. Поэтому, раз уж это понятие так широко используется, то не мешало бы определить его в Налоговом кодексе».

Явным критерием недобросовестности, по ее мнению, является предпринимательская цель сделки. «То есть, если единственной целью сделки было уклонение от налогообложения, то это недобросовестность. Если же цель – получение дохода с одновременной экономией на налогах, то говорить о недобросовестности нельзя», – утверждает г-жа Макарова.

Такое мнение косвенно подтверждает Конституционный Суд в своих разъяснениях по поводу уже набившего оскомину постановления № 169-О и Высший Арбитражный Суд – в постановлении от 15 марта 2005 г. № 13885/04.

Большинство же бухгалтеров, опрошенных нами на сайте www.buhgalteria.ru, считают, что понятию «добросовестный налогоплательщик» не место в Налоговом кодексе. Основная причина такого мнения то, что этот термин вообще невозможно определить. Второстепенная – этот термин, закрепленный в кодексе, создаст новые возможности для произвола проверяющих (56,94 и 28,47% опрошенных соответственно). И только чуть более 14 процентов ответивших считают, что это поможет снизить количество придирок инспекторов.

Несмотря на такие разные мнения, ясно только одно – термин «добросовестность» прочно вошел как в судебную практику, так и в руководства к действию налоговиков. И из-за того, что определения этого понятия есть только в словарях русского языка, которые ни для судей, ни для налоговых инспекторов, естественно, указом не являются, каждый из них трактует его по собственному усмотрению.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное