Тест на добросовестность для столичных фирм

Тест на добросовестность для столичных фирм

29.06.2005

Недавно в жизни российского бизнеса произошло знаковое событие. Президиум Высшего Арбитражного Суда признал, что сотрудники налоговых служб вправе не только подавать иски о признании сделок недействительными, но и взыскивать в пользу государства все доходы, полученные по ним. Это в очередной раз заставило бухгалтеров задуматься, чем же оптимизация налогообложения отличается от уклонения? Кто такой добросовестный налогоплательщик? Каковы критерии его оценки? Какие сделки могут признать фиктивными и не захлестнет ли столицу волна разоблачений? Об этом читайте в нашей статье

Решение президиума Высшего Арбитражного Суда, которое очень скоро сможет преобразить российский бизнес, было вынесено в отношении автотранспортного предприятия и фирмы-поставщика. Транспортная компания закупала в больших количествах детские игрушки, после чего успешно возмещала из бюджета НДС, поскольку такая продукция облагается налогом по льготной ставке.

Налоговым инспекторам показался странным такой интерес транспортников к игрушкам. Сотрудники налоговой службы обратились в суд с просьбой признать сделки недействительными и взыскать с покупателя утаенные 7,2 миллиона рублей. Исковые требования они мотивировали тем, что договоры купли-продажи являются мнимыми, поскольку заключены с целью получения денежных средств из федерального бюджета и уклонения от уплаты НДС (ст. 170 ГК).

Дело дошло до президиума ВАС, который вынес решение, что представители ФНС вправе не только подавать иски о признании сделок недействительными, но и взыскивать в доход государства все полученное по таким сделкам обеими сторонами (постановление президиума ВАС от 15 марта 2005 г. № 13885/04).

Это решение можно назвать ключевым для современного российского бизнеса. Действительно, на какие только шаги не идут финансовые директора и бухгалтеры фирм, для того чтобы платить государству как можно меньше. Сколько схем по уходу от уплаты налога было придумано и воплощено в жизнь, сколько фиктивных сделок заключалось. Это касается не только крупных компаний, имена которых знакомы всем по громким судебным разбирательствам, но и многих-многих других.

Налоговые инспекции и раньше делали попытки расторгать сделки, направленные на минимизацию налогов. Но результатом таких процессов обычно было взыскание в доход государства лишь суммы налога, который бы компания уплатила, не заключая притворного договора.

Дата первого упоминания о решении президиума ВАС в российской прессе совпала с днем проведения семинара, организованного Ассоциацией европейского бизнеса в РФ. На мероприятие были приглашены финансовые директора, бухгалтеры и руководители многих известных фирм. Перед собравшимися выступали сотрудники администрации президента, представители Минфина, руководители крупных компаний с участием иностранного капитала. Тема семинара – «Добросовестный налогоплательщик, или Доктрина деловой цели в России: Сегодня и завтра» – имела прямое отношение к сути постановления президиума Высшего Арбитражного Суда.

Как все начиналось

Выступления сразу нескольких докладчиков на семинаре возвращали собравшихся к тому моменту, когда в России впервые заговорили о добросовестности. Этот вопрос был поднят Конституционным Судом восемь лет назад. Постановление от 12 октября 1998 года № 24-П касалось так называемых проблемных банков. В то время многие компании «минимизировали» налоговые выплаты, вступая в сговор с кредитно-финансовыми учреждениями. Перечисляя «виртуальные» деньги на счет в банке, предприниматели создавали видимость оплаты налогов, в то время как на деле в бюджет не попадало ни копейки. Без предварительного сговора реализовать подобные схемы невозможно. Однако доказать наличие преступной связи и привлечь виновных к ответственности тогда не удалось.

В результате суды предложили свое определение подобного механизма – недобросовестность. В постановлении № 24-П судьи зафиксировали положение, по которому налоговые обязательства могут считаться выполненными после списания средств со счета плательщика при наличии достаточного остатка. Хотя прежде считалось, что факта списания средств со счета недостаточно, деньги должны обязательно поступить в бюджет.

В частности, судьи сделали вывод: «Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика непоступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности. Эти суммы в таком случае не являются недоимкой, поскольку конституционная обязанность по уплате налогов считается исполненной в тот момент, когда изъятие части имущества добросовестного налогоплательщика в рамках публично-правовых отношений фактически произошло».

Главная проблема, с которой уже очень скоро могут столкнуться многие столичные бухгалтеры, заключается в том, что у добросовестности до сих пор нет четкого определения.

Совесть на контроле

Один из докладчиков на семинаре Михаил Бортняев, директор департамента налоговых и юридических услуг, компании «Делойт и Туш СНГ», отметил, что в то время, как и сейчас, не существовало расшифровки понятия и критериев добросовестности. Зато судьи отметили, что налогоплательщик не несет ответственности за действия организаций, участвующих в процессе уплаты налогов. Речь шла о вовлечении банков, которые в определенный момент должны были перевести средства, но не сделали этого.

25 июля 2001 года Конституционный Суд выпустил определение № 138-О. Этот документ до сих пор считается знаковым, на него и по сей день опираются арбитражные суды. В документе судьи впервые отметили, что в сфере налоговых взаимоотношений должна сохраняться презумпция добросовестности. В определении устанавливается, что обратное нужно доказывать. А заниматься этим должны представители ФНС. КС предложил контролировать предприятия в целях оценки их добросовестности.

Станислав Воскресенский, референт экспертного управления Президента РФ, познакомил участников семинара с мнением руководства: «Официальную позицию администрации президента по налогам можно узнать из двух документов: «Послание Федеральному собранию» и «Бюджетное послание Федеральному собранию». В стране назрела очевидная необходимость разграничить практику цивилизованной налоговой оптимизации и уклонение от налогов. Многих предпринимателей не удовлетворяют некоторые положения второй части Налогового кодекса. Только не нужно забывать, что при написании этого документа законодатели исходили из того, что в стране очень много жуликов. В администрации президента считают, что налоговая система должна строиться для тех фирм, которые платят. С компаниями, не делающими этого или занимающимися нецивилизованным налоговым планированием, нужно разбираться и принимать меры.

Уклонение от налогов – это преступление, мера ответственности за него записана в Уголовном кодексе. Когда гражданин отказывается от выполнения своих налоговых обязательств, то он совершает преступление, а оно должно караться. А налоговое планирование – это использование разрешенных законом вариантов для проведения той или иной сделки, у которой есть экономический смысл помимо уменьшения налоговых платежей».

Кто подтвердит добросовестность

Вадим Зарипов, эксперт Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы, член Международной налоговой ассоциации (IFA), показал на практических примерах, как должны вести себя фирмы, для того чтобы на них не поставили клеймо недобросовестности.

По словам г-на Зарипова, часто приходится слышать, что изворотливые налогоплательщики применяют схемы с формальной точки зрения законные, но «дурно пахнущие». Но это чересчур эмоциональное высказывание – необходим и правовой критерий определения. Сегодня государство использует «тест» на добросовестность как инструмент борьбы с уклонением от уплаты налогов под видом совершения сделок, законных лишь внешне, но не по существу. То есть когда правовая форма не соответствует экономическому содержанию.

Увы, в современном бизнесе желаемое очень часто выдается за действительное. Подтверждение добросовестности – это способ установления и оценки фактических действий налогоплательщика и метод борьбы за свои права. Можно ли получить удостоверение добросовестного налогоплательщика? Предприниматели очень часто задают этот вопрос. Они говорят, что хотят быть уверены, что инспекторы не придут завтра и не пересмотрят налоговые последствия деятельности компании, обвинив ее в недобросовестности.

Как отметил Высший Арбитражный Суд, подобные официальные подтверждения невозможны (письмо ВАС от 17 февраля 2004 г. № 76). В каждом конкретном судебном разбирательстве необходимо выяснять, вел ли себя налогоплательщик добросовестно. Как указал Конституционный Суд, практически любой спор может быть рассмотрен с точки зрения недобросовестности (определение КС от 16 октября 2003 г. № 329-О). Для этого предстоит выяснить фактические подробности совершенной сделки: были ли реальные отгрузки, совершалась ли оплата, существует ли заявленный в сделке товар и многое другое.

Чтобы не возникло подозрений

Как фирма может на практике доказать свою добросовестность? Этот вопрос волнует многих столичных бухгалтеров и руководителей предприятий. Если учитывать, что в России действует презумпция добросовестности, то предприниматель не обязан подтверждать, что он невиновен (п. 6 ст. 108 НК). Если же налоговые инспекторы уверены, что в компании не все чисто, то они сами должны доказать это.

Вадим Зарипов отметил, что под недобросовестностью суды понимают совокупность подозрительных признаков. Что же может заставить налогового инспектора, пришедшего на проверку, почувствовать неладное? Допустим, доказан факт, что поставщик не уплатил в бюджет налог на добавленную стоимость или фирма провела сразу несколько операций в один день, или участники сделки «прописаны» по одному адресу. И очень часто, опираясь на такие «странности», контролер сможет заметить схему ухода от уплаты налога.

К подозрительным признакам инспектор может также отнести молодой «возраст» компании-поставщика. Использование фирм-однодневок для ухода от налогов достаточно распространено. Чиновник также может заподозрить неладное, если фирма взяла в банке беспроцентный кредит. Такие условия сделки нетипичны для рыночных отношений.

Конечно, подозрительными могут стать любые фактические неточности и несоответствия в отчетности. Очень настороженно контролеры и судьи относятся к использованию векселей, уступок, зачетов, счетов третьих фирм и любых других неденежных форм расчетов.

Однако суды делают попытку хотя бы ограничить применение этой категории и дают определение от обратного, то есть что не следует понимать под добросовестностью. Следует понимать, что для честной игры фирмам не требуется брать на себя повышенные обязательства, не предусмотренные законом.

– Добросовестность – честное выполнение своих обязанностей, – считает Вадим Зарипов. – Это определение скорее берет за основу этические категории, но в отношении правовых основ такой подход некорректен. Четкого определения добросовестности дать невозможно. И в каждом конкретном случае инспектор или судья исходя из личных представлений о справедливости вкладывает свой смысл в этот термин. Из уст юристов часто можно услышать фразу: «Добросовестность налогоплательщика остается на совести судьи и инспектора». Я не раз сталкивался с ситуацией, когда судьи на вопрос: «А как вы оцениваете, что такое недобросовестность?» – отвечают: «Это сразу видно».

Закон – дело тонкое

Налоговый кодекс далек от совершенства, а значит, границу дозволенного можно увидеть далеко не всегда. Идеальное законодательство, а тем более налоговое, создать невозможно.

Не каждый бухгалтер или финансовый директор может разобраться во всем многообразии различных правовых норм и отличить легальную оптимизацию от уклонения. Руководитель фирмы может полагать, что на законных основаниях уменьшает налоговые платежи, а во время ревизии или уже в суде выяснится, что фирма действовала недобросовестно.

– Все знают, что платить налоги нужно, но сколько необходимо перечислять, говорит только закон, – сказал г-н Зарипов. – Если налогоплательщик из-за «брака» в законодательстве не знал точной суммы налога, он не может быть признан виновным. Правда, доказать это будет очень сложно. В этом случае могут быть взысканы пени, но ни в коем случае не штрафы. Нельзя наказывать налогоплательщика за то, что он не понял закон.

Заблуждаться может каждый, только как доказать в суде, что ошибка произошла не по вашей вине? Допустим, вы направили в налоговую инспекцию запрос по расчету налога, но ответа не последовало или пришла формальная отписка. А консультант аудиторской фирмы порекомендовал не платить. Совокупность этих признаков указывает на то, что компания не имела злого умысла, а заблуждалась. По мнению Вадима Зарипова, в таких случаях никаких штрафных санкций к фирме применяться не должно.

После семинара мы решили узнать мнение самих бухгалтеров о проблеме недобросовестности. Мы поговорили с финансовым директором московской фирмы Еленой Головиновой:

– На практике фирмы должны нести судебные издержки только из-за того, что государственные службы работают совершенно несогласованно. Наша компания столкнулась с такой неприятной проблемой. Мы заплатили налог на добавленную стоимость на таможне. Представили документы для вычета НДС в налоговую инспекцию. Но ИФНС и таможня работают несогласованно, хотя я считаю, что они должны друг с другом как-то общаться. В инспекции от нас требуют, чтобы мы доказали, что фирма заплатила налог. Они аргументируют это тем, что в платежке отдельной строкой не выделена сумма НДС, хотя он и заплачен. Непонятно, почему компания должна нести судебные издержки, чтобы доказывать свою добросовестность, хотя никаких нарушений с нашей стороны не было. Причем в аналогичные ситуации попадали и многие другие фирмы нашего профиля. Суд во всех случаях встает на нашу сторону, только компенсировать судебные издержки, как и возместить налог на добавленную стоимость, не удается по несколько лет.

На прошедшем семинаре предлагалось несколько вариантов по улучшению создавшейся ситуации. Не раз предлагалось ввести в законодательство четкие критерии для разграничения оптимизации и уклонения. Также отмечалось, что необходимо повысить уровень ответственности и подконтрольности судебной системы обществу. Сделать правосудие более прозрачным, обеспечивая вместе с тем сохранность коммерческой тайны. Есть и еще один путь – создать хартию налогоплательщиков. Это поможет донести до простых бухгалтеров и руководителей компаний принципы, которые уже провозглашены, но для многих остаются непонятными.

Справочно

Статья 169 Гражданского кодекса

Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки – в случае исполнения сделки обеими сторонами – в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Справочно

Статья 110 Налогового кодекса

Формы вины при совершении налогового правонарушения

1. Виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.

2. Налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

3. Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.

Мнение

Алексей Беклемишев, директор аудиторской компании «Финстатус»:

«Проблема добросовестности налогоплательщика намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Практика сложилась таким образом, что налоговые инспекторы активно используют эти термины в своей работе, хотя они не зафиксированы в законе. Наиболее злободневная ситуация, когда фискалы отказывают фирме в возмещении НДС и насчитывают ей огромные пени и штрафы.

Естественно, что в таких условиях и компании, и предприниматели настаивают на том, чтобы законодатели разъяснили понятие «недобросовестный налогоплательщик». Причем не только на словах или в судебных решениях, но и чтобы определение было прописано в Налоговом кодексе. Ведь бухгалтер или предприниматель не может каждый раз догадываться, где на этот раз находится нечеткая грань между добросовестностью и недобросовестностью».

Факт

Налоговый инспектор может заподозрить фирму в недобросовестности, если:

  1. Участники сделки «прописаны» по одному адресу;
  2. Для уплаты налога используется «специальный» банковский счет, по которому не совершаются другие операции;
  3. Поставщиком выступает фирма-однодневка;
  4. Компания получила в банке беспроцентный кредит;
  5. Фирма не заплатила НДС;
  6. Предприятие провело сразу несколько сделок за один день;
  7. Бухгалтер не может объяснить противоречия, которые возникли в отчетности и т. д.

Справочно

Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-О

При оценке противоречия в применении оспариваемой заявителем нормы следует исходить также из общеправовой и конституционной презумпции добросовестности участников гражданского оборота (статья 10 Гражданского кодекса) и положения о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК).

Наталья БЕЛАЯ

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное