Статья 169 Гражданского кодекса неконституционна?

Статья 169 Гражданского кодекса неконституционна?

17.06.2005

Статья 169 Гражданского кодекса, отражающая принцип экспроприации экспроприаторов, перекочевала в российское законодательство из законов страны победившего пролетариата. Аналогов этой нормы современное европейское законодательство не содержит. Конституционный Суд РФ оценивать ее конституционность отказался.

Статью 169 Гражданского кодекса арбитражные суды вспоминали нечасто. Долгое время она считалась «спящей» нормой. Первым активно применять ее начал Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Он признал сделки аренды, заключенные с лицом, зарегистрированным в городе Байконур, ничтожными.

Начало положено Уральским округом

Федеральный арбитражный суд Уральского округа пришел к выводу, что договоры аренды прикрывают договоры на оказание услуг (постановления от 10 декабря 2002 г. по делам № Ф09-1304/02-ГК и Ф09-13-7/02-ГК). Они преследуют цель уклонения от уплаты налогов и считаются противными основам правопорядка и нравственности. Все полученное по сделкам суд взыскал с обеих сторон в доход государства.

Налогоплательщик обратился в Конституционный Суд с жалобой, в которой просил признать неконституционной статью 169 Гражданского кодекса. Данная статья устанавливает, что сделки, совершенные в целях, противных основам законопорядка и нравственности, ничтожны. Но Конституционный Суд отказался рассматривать эту и другие аналогичные жалобы (определения КС России от 8 июня 2004 г. № 225, 226, 227). Он указал, что разрешение данного вопроса ему не подведомственно (п. 1 и 2 ст. 43 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Однако выводы Суда по существу жалобы, сформулированные без заслушивания сторон, не выдерживают критики.

Конституционный Суд творит закон

Суд обосновал конституционность спорной нормы следующими выводами. Основы правопорядка и нравственность как оценочные понятия наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика. Они не являются настолько неопределенными, что нарушают единообразное понимание и применение.

Представляется, что данный вывод является необоснованным. Во-первых, неясно, как Суд узнал о практике применения статьи 169 Гражданского кодекса, если не были заслушаны ни заявитель, ни свидетели, ни эксперты. Хотя, возможно, данный вывод судьи сделали на основании своего жизненного опыта.

Во-вторых, Суд допускает, что содержание противозаконной сделки может наполняться по усмотрению правоприменителей. Такое допущение открывает возможность для произвола, позволяет вкладывать в данное понятие собственный смысл. Полагаем, что такой подход противоречит множеству конституционных принципов (ст. 10, п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 55 Конституции РФ). Вывод же Суда о том, что сделки, совершенные с целью неуплаты налогов, являются антисоциальными и подпадают под действие статей 169 и 170 Гражданского кодекса, представляется необоснованным. Фактически Суд вывел новую разновидность ничтожных сделок – антисоциальные сделки, но не дал им определения.

Составы статей 169 и 170 Гражданского кодекса являются взаимоисключающими. Не может быть одна и та же сделка одновременно и мнимой, и противной основам правопорядка и нравственности. Мнимая сделка совершается лишь для вида и не порождает никаких прав и обязанностей. Она может только прикрыть действительную сделку, совершенную с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Если считать сделку мнимой и не порождающей налоговых последствий, определение мнимости должно содержать налоговое, а не гражданское законодательство. Однако в настоящее время Налоговый кодекс такого определения не содержит.

Представляется, что поверхностные выводы Конституционного Суда связаны с его нежеланием или неготовностью рассматривать такой сложный и важный вопрос.

Норма несовершенна и является административной

Анализ рассматриваемой нормы в системе действующих норм права показывает, что она является административной. Объективная сторона правонарушения – это совершение сделки, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Взыскание же в доход государства всего полученного по сделке является санкцией.

По своей природе санкция в пользу государства является административной мерой ответственности, а не гражданско-правовой. Очевидно, что законодатель стремился наказать недобросовестных участников гражданского оборота. Иначе говоря, неверно, что данная норма включена в систему гражданского права. Такая законодательная ошибка носит существенный характер.

Общеправовые критерии толкования законов обязывают толковать административную норму дословно. Не может быть признано противоправным деяние, которое не полностью соответствует объективной стороне правонарушения. Отсутствие хотя бы одного квалифицирующего признака не позволяет считать деяния противоправными.

Как видно из положений анализируемой статьи, объективная сторона противоправного деяния описана лишь в общих чертах. К данной административной норме критерии дословного толкования не могут быть применены. Широкое же толкование не позволяет установить, какие именно основы правопорядка и нравственности она защищает.

Основы правопорядка и нравственности представляют собой серьезную общественную ценность. В этой связи трудно представить, что они защищены единственной нормой гражданского законодательства.

Ответственность, предусмотренная статьей 169 Гражданского кодекса, является карательной. Это означает, что фактически возникает двойная ответственность за одни и те же противоправные деяния. Но недопущение двойной ответственности является конституционным принципом (п. 1 ст. 50 Конституции РФ).

В правовом государстве процедура привлечения лиц к административной и уголовной ответственности не может быть произвольной. Статус правового государства накладывает обязанность детализировать такую процедуру и закрепить ее на уровне закона. Только в этом случае могут быть обеспечены конституционные права правонарушителя. Пока же процедура привлечения к административной ответственности по статье 169 Гражданского кодекса в законе полностью отсутствует. Более того, суд вправе применить последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК РФ). То есть законные интересы и конституционные права правонарушителя не обеспечиваются.

Обращает на себя внимание, что санкция статьи 169 Гражданского кодекса вступает в противоречие с общей нормой о последствиях недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ). Данная норма никаких правовых последствий для сторон недействительной сделки, помимо двухсторонней реституции, не упоминает. Она не предполагает и каких-либо исключений. Это подтверждает, что статья 169 Гражданского кодекса конфликтует с другими актами и выпадает из общей системы норм гражданского права.

Возможно, Конституционный Суд в данном деле опасался создать правовой пробел. Однако в данной ситуации положительное решение Суда к такому пробелу не приводит. Налоговые органы вправе доказывать в суде недействительность сделок, требуя уплаты налогов с доходов от сделки, которую притворная сделка прикрывала. В этих случаях в бюджет поступит только часть объекта налогообложения, а не все имущество налогоплательщика, полученное по сделке.

В рассматриваемом Федеральным арбитражным судом Уральского округа деле признание договора аренды ничтожным имело для налогоплательщика негативные последствия. Налоговый орган отказал ему в праве на возмещение НДС, доначислил пени и применил штрафные санкции. Высший Арбитражный Суд такие действия налогового органа счел правомерными (постановления от 25 января 2004 г. № 10750/04, 10755/04). При таких последствиях остается вопрос, насколько правомерно повторное наказание в виде взыскания с организации всего полученного по сделке в порядке статьи 169 Гражданского кодекса.

Будет ли проверка на конституционность

Стоит отметить, что, во-первых, законодательство современных европейских стран подобных норм не содержит. Во-вторых, Президент России в послании Федеральному собранию 25 апреля 2005 года официально подтвердил правовой характер российского государства. Это позволяет надеяться, что Конституционному Суду рано или поздно придется проверить конституционность норм, способствующих двойной ответственности за деяния, прямо не запрещенные законом. Только после этого можно будет сделать однозначный вывод, правовым или полицейско-тоталитарным государством является сегодня Российская Федерация.

Пока же наличие в российском правовом поле статьи 169 Гражданского кодекса позволяет чиновникам признавать антисоциальными (или противоречащими основам правопорядка и нравственности) практически любые сделки. Если постараться, то можно (хотя и не без некоторого насилия над здравым смыслом) доказать, что экспортные сделки являются антипатриотическими, импортные наносят ущерб отечественным производителям и т. д.

Константин Сасов, ОАО «Кольская ГМК», г. Мурманск

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA