Михаил Делягин: Россию ожидает экономический спад

Михаил Делягин: Россию ожидает экономический спад

02.06.2005

МВФ в недавно опубликованном обзоре World Economic Outlook снизил прогноз экономического роста в России в 2005 году с 6,6 процента до 6. Спад связывают с тем, что ухудшился инвестиционный климат, а процесс реформ затормозился. Отмечают также чрезмерное госвмешательство в экономику. В 2006 году эксперты Фонда ожидают дальнейшего снижения показателя до 5,5 процента. О причинах негативной тенденции мы решили узнать у Михаила Делягина, председателя президиума, научного руководителя Института проблем глобализации, д. э. н.

– Михаил Геннадьевич, с чем, на Ваш взгляд, связано замедление темпов экономического роста?

– Большую роль играет нерешенность системных проблем в нашей экономике. Это незащищенность собственности, произвол монополий, бедность населения, износ некоммерческой инфраструктуры, увеличивающийся разрыв в уровне развития регионов. Данные проблемы существовали на всем протяжении реформ, но в последнее время они обострились.

Кроме того, в последние полтора года все более усиливается качественно новая проблема – агрессия силовых олигархов. Раньше собственность была подвержена захвату со стороны коммерческих олигархов, которые расширяли тем самым свои империи. Теперь же речь идет о массовом и систематическом ограблении экономики людьми, использующими государственную монополию в целях личного обогащения. Силовые олигархи отличаются от коммерческих тем, что не заинтересованы в развитии бизнеса – их стремления связаны прежде всего с потреблением.

Так, по официальным данным, экономический рост снизился с 7,3 процента в 2003 году до 7,1 в 2004 году, несмотря на удорожание нефти более чем на четверть, а металлов – до 60 процентов. По сути дела, из-за агрессии силовой олигархии основной двигатель российской экономики – благоприятная внешняя конъюнктура – перестал работать.

– Кого Вы подразумеваете под силовыми олигархами, и в чем конкретно выражаются их негативные действия?

– Силовые олигархи формально, как правило, – сотрудники государственных структур, прежде всего силовых. Свои деньги они зарабатывают тем, что в силу своей власти применяют насилие и угрозы для личного обогащения или удовлетворения корпоративных амбиций. Сюда можно отнести поборы, взятки, необоснованно начисляемые суммы доплаты налогов по итогам прошлых лет, невозврат экспортного НДС и т. п. По оценке некоторых российских бизнесменов, доля расходов, связанных с административными тратами, составляет до четверти выручки. В результате могут выживать только отдельные категории бизнеса: малый, который слишком мелок и потому не представляет интереса для силовой олигархии, монополии, отдельные высокорентабельные отрасли – торговля, игорный бизнес, нефтяная промышленность, а также те, которые имеют очень качественную «крышу», защищающую от беспредела.

В результате силового давления в экономике резко возросли трения, ее развитие затормозилось. Уже в прошлом году проявилось большое количество неблагоприятных тенденций в самых разных отраслях: начиная с сокращения инвестиций в нефтедобычу на 20 процентов, о котором говорил Герман Греф в Госдуме, и заканчивая тем, что впервые за все годы реформ, не считая дефолтного 1998 года, у нас не снизилась инфляция.

– Какой выход Вы видите из сложившейся ситуации?

– По большому счету перед государством стоит всего одна задача – ограничить произвол собственных силовых структур. Однако в настоящий момент государства как структуры, призванной выражать интересы общества, в России просто не существует. Его подменяют собой несколько групп людей, которые преследуют личные интересы и занимаются собственным благосостоянием, в лучшем случае – обеспечением корпоративных амбиций. Поэтому система не способна к саморазвитию. У нас «самоедская» экономика. Она просуществует до определенного рубежа и развалится через полтора–три года в ходе системного кризиса, поражающего все сферы общественной жизни, включая политику и государственное строительство, а там уже начнется какой-то новый этап...

– Вы говорите о долгосрочных перспективах. А что Вы можете сказать по поводу прогнозов развития экономики на текущий год? С какими проблемами может столкнуться Россия, и каковы будут основные макроэкономические показатели?

– По официальному прогнозу инфляция должна составить 8,5 процента. Я думаю, что реально этот показатель превзойдет даже прошлогодний. Как вы помните, инфляция была 11,7 процента. Что касается экономического роста, то первоначально правительство объявило, что показатель будет равен 5,8 процента, потом его скорректировали до 6,6 процента. На мой взгляд, первоначальный прогноз более правдоподобен. Инвестиционный рост продолжится и составит примерно 7 процентов. Рост уровня жизни населения, думаю, будет также замедляться.

Возможна некоторая дестабилизация банковской системы, потому что существуют значительные проблемы с перекредитованием. С одной стороны, из-за незащищенности собственности банки не имеют в России достаточного количества качественных заемщиков и потому вынуждены выдавать рискованные кредиты. С другой – очень жесткая финансовая политика государства усугубляет банковские риски. Но в целом ничего резко негативного в экономической сфере в этом году еще не произойдет.

– Михаил Геннадьевич, какие проблемы Вы видите в сегодняшней налоговой системе России?

– Я считаю, у нас достаточно удобная для бизнеса налоговая система, если не считать чудовищной регрессивной шкалы налогообложения фонда оплаты труда, превращающей честность в исключительную привилегию имущей части общества.

Но в целом, если рассматривать сами законы, а не практику правоприменения, ситуация для бизнеса нормальна. Сейчас предприятиям мешают не высокие налоги, а агрессивная политика государства. У меня есть замечательное платежное поручение из налоговой инспекции. В нем написано: «Уплатить налог – 1 рубль; пени и штраф – 237 рублей 80 копеек». И это практически норма.

Огромная проблема заключается в неясности и неоднозначности прочтения законодательства. Налогоплательщикам в инспекциях не дают должного и своевременного разъяснения по уплате налогов. В итоге компания делает ошибки и ей начисляют штрафы. Необходимо повысить административную ответственность сотрудников инспекций, четче прописать их инструкции, предусмотреть соответствующие наказания за нарушения. Но главное – изменить их отношение к налогоплательщикам, которое стало подобным отношению к покупателям в советских магазинах при раздаче дефицита.

– В последнее время активно обсуждается вопрос об НДС. Какой размер налога, на Ваш взгляд, наиболее оправдан? Есть ли необходимость в ставке НДС 10 процентов?

– Как я уже говорил, проблема сейчас не в размере налогов, а в практике применения законодательства. Ставки налогов, в том числе и НДС, приемлемы для бизнеса. Их можно и не снижать. Что касается НДС 10 процентов на социально значимые товары, то до тех пор, пока у нас более 60 процентов бедного населения, конечно, такой способ социальной поддержки должен сохраняться.

С другой стороны, список товаров, облагаемых на льготной основе, должен быть пересмотрен. Все товары должны быть разделены не только по определенным категориям наименований товарной группы, но и в зависимости от ценового уровня. Например, молокопродукты. Вряд ли бедные люди купят молоко стоимостью 100 рублей, поэтому оно должно облагаться 18-процентным налогом.

– Михаил Геннадьевич, а каково Ваше отношение к налоговой амнистии? Нужна ли она в России, и к каким последствиям она может привести?

– Сейчас, я считаю, налоговая амнистия весьма актуальна. Дело в том, что в последнее время налогоплательщиков стали привлекать к ответственности задним числом. То есть за действия, которые на момент совершения были безупречно узаконены. Это еще один инструмент давления, который находится в руках у силовой олигархии. Соответственно амнистия необходима, чтобы лишить ее хотя бы одной из возможностей заниматься массовым шантажом бизнеса.

Беседовала эксперт «Консультанта» Наталья Ростова

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное