Бесплатная еда! Кастрюлями!

Бесплатная еда! Кастрюлями!

23.05.2005

Бесплатные обеды – одна из самых популярных составляющих «соцпакетов» среди работающих людей. Но это не единственная причина того, что бизнес-ланчи все чаще продают оптом. Иногда такие продажи – просто способ экономии на налогах.

Обеденный перерыв в четверть часа

Врачи-физиологи утверждают, что почти у каждого человека в период с 12 до 15 часов наступает «отрицательная фаза работоспособности». Чтобы она стала вновь положительной, нам необходимо всего-навсего как следует поесть.

Однако женщины на постсоветском пространстве зачастую ждут обеда отнюдь не для того, чтобы подкрепить иссякшие силы. На время обеденного перерыва они планируют походы по магазинам и салонам красоты. Вернувшись из «похода», в лучшем случае включают электрочайник и, жуя бутерброд, впопыхах решают важные рабочие вопросы, в худшем – обсуждают с коллегами распродажу в ближайшем магазине.

Другая крайность – сотрудники, которые в порыве трудоголизма забывают пообедать, расплачиваясь за это здоровьем (что опять же плохо сказывается на работоспособности).

В силу таких обстоятельств многие руководители идут на дополнительные затраты по оплате питания своих сотрудников, надеясь, что расходы окупятся. Ведь они сразу убивают двух зайцев. С одной стороны, работники ежедневно получают нормальный гарантированный обед, с другой – администрация не дает им возможности отвлекаться на прием пищи в рабочее время. Более того, не редко происходит сокращение фактического времени обеденного перерыва до 15–20 минут. Но помочь руководителю понять эти нехитрые истины и добиться обедов за счет фирмы – в силах главного бухгалтера.

Как немцы россиян кормили

С Кариной, ресторанным pr-менеджером, мы встретились в уютном кафе недалеко от Арбата – элегантные шторы из органзы, дубовая мебель ручной работы, обивка цвета топленого молока. Три года назад Карина начинала свою карьеру именно здесь. Смакуя суп с мидиями и базиликом, я, предвкушая рассказ о средиземноморской кухне, спросила:

– А ты что в обед ела, когда здесь работала?

– Бизнес-ланчи, конечно. Ты же видишь, здесь кусок пирожного 300 рублей стоит. Все посчитано. Мне повезло, что за углом – салон... (тут она назвала одну очень известную немецкую косметическую фирму – прим. ред.). Немцы постоянно проводят мастер-классы, народищу – уйма. Вот и заключили с нами договор на 200 бизнес-ланчей ежедневно. Мы даже специальные кастрюли приобрели – с подогревом. Приходило от силы 180 человек. Оставшиеся порции доставались нашим сотрудникам, в том числе и мне.

– Хм, на питание в советских столовых выдавали талончики... – начала вспоминать я. – Сейчас разве нет такой практики, вы не отчитывались перед заказчиком по количеству талонов на бесплатное питание?

– Нет, в талонах никогда не было необходимости. Мы на час закрывали кафе для посторонних, а сами немцы и их русские коллеги по фирме предъявляли на входе пропуска. Да и клиент отчетов не требовал, поскольку оплачивал неофициально, наличными. Ты знаешь, на какие налоги можно попасть, если бизнес-ланчи для сотрудников официально проводить?

Пришлось устроить небольшой ликбез и рассказать, что если бизнес-ланчи оформить как шведский стол, то проблем с налогами удастся избежать (см. выдержку из «Хитрого коллективного договора»). Тут Карину вдруг охватил приступ смеха. Оказалось, что ее бывший приятель специализировался на программах по управленческому учету. Особые надежды он возлагал на модуль учета обедов, съеденных сотрудниками.

– Знаешь, меня сразу позабавила его идея, – вспоминала Кари-на. – Каждому сотруднику выдают пластиковую карту. А на месте кормежки устанавливают считыватель информации с этой карты. Когда сотрудник берет свою порцию, он обязан поднести карту к сканеру. В итоге информация об этом событии сохраняется в базе данных для отчетности. Но и это еще не все! В компьютерной системе, к которой подключен сканер, установлен еще таймер. Так что следующую порцию сотрудник сможет взять только во время следующей кормежки! Представляешь, сколько сложностей? А к чему такой тщательный учет? Получается, только налоговому инспектору задачу облегчишь. С таким считывателем они запросто подсчитают, кто сколько съел. Да кому нужна такая программа!»

Я не стала огорчать развеселившуюся девушку тем, что данные управленческого учета налоговикам показывать необязательно. Кроме того, наличие не отраженного на балансе фирмы контроллера (именно так называются подобные программы) никоим образом не мешает выписать раз в месяц общий счет на услуги по организации шведского стола в обеденный перерыв.

Девушка-чайджи

После того как житель Астрахани Олег стал главбухом фирмы со стопроцентным турецким капиталом, его стали именовать «мухасабеджи», что по-турецки означает «счетовод». Когда к нему приходил с отчетами кладовщик – амбарджи, он тут же вызывал менеджера по работе с клиентами, или по-турецки девушку-чайджи, которая являлась с двумя крохотными стаканчиками чая и огромными бутербродами, запеченными в микроволновке.

Всю снедь, хранившуюся в холодильнике, Олег списывал на представительские расходы, благо турки разрешали «показывать» ежемесячную прибыль в 100–150 тысяч рублей. Туда же, на представительские, шли и многочисленные ресторанные чеки за обеды и ужины руководства, накладные на продукты для очередного офисного сабантуя-вечеринки.

Возможность списания бесплатной еды на представительские расходы исчезла, когда фирму продали выходцам из Азербайджана. Новый хозяин не стал увольнять Олега с тем условием, что налоги будут сокращены до минимума. Но это оказалось не так просто. Если до этого фирма вела торговую деятельность и выступала интернет-провайдером для тюркоязычных клиентов, то теперь от торговой деятельности решено было отказаться.

Придумать «расходы», под которые можно было бы обналичить деньги в условиях низкозатратного бизнеса, оказалось очень сложно. Но однажды взгляд Олега задержался на тяжелых пакетах, которые чайджи, как обычно, принесла из продуктового супермаркета. В них были нарезанный для тостов хлеб, сыр и прочее, чем питался весь офис в перерывах между завтраками и обедами, которые готовил приходящий повар.

Сейчас часть черного нала поступает в фирму Олега от однодневки, которая якобы организует для сотрудников роскошные бизнес-ланчи. Естественно, в форме шведских столов. Причем активно «питается» не только руководство компании, но и все остальные, вплоть до ночного сторожа.

Своя столовка как чужая

В любом крупном городе России можно встретить типовые 10–15-этажные здания-стекляшки. Раньше в них располагались научно-исследовательские и проектные институты, а также прочие полезные народному хозяйству учреждения. Сейчас, как правило, более половины площадей таких зданий сдается в аренду, а институты именуются ОАО и ЗАО.

– За последний десяток лет из-за задержек зарплаты много наших сотрудников уволилось, – рассказывает Ольга, бухгалтер столовой одного из таких институтов. – И чтобы как-то удержать оставшихся, наше руководство решило вновь открыть столовую. Как в старые советские времена.

В этом месте ее монолога я приготовилась прослушать лекцию об учете столовских затрат на счете 29 «Обслуживающие производства и хозяйства». Но не тут-то было.

– Что вы! Столовая юридически не относится к институту. Нас зарегистрировали как отдельную фирму, и мы даже арендуем у института помещение. Дело в том, что пожарные и инспекторы из санитарно-эпидемиологической службы требуют получения разрешения на открытие объекта общественного питания, а потом будут все время проверять и дергать генерального директора. Чтобы руководство института не отвлекалось по пустякам, нас и отделили от основного коллектива.

Вначале хотели было оформить как дочернюю фирму, чтоб институт внес в уставной капитал помещение прежней столовой вместе с оборудованием. Хорошо, что вовремя вспомнили про статью 40 Налогового кодекса с ее контролем за рыночными ценами и взаимозависимыми лицами. Сейчас у нас в учредителях дочка гендиректора института. Она замужем, фамилию сменила, так что вряд ли кто догадается.

– Как же вы, коммерческая фирма, кормите сотрудников постороннего вам института бесплатно? – удивилась я.

– Мы их бесплатно не кормим. Каждый месяц составляем акт взаимозачета. Официально институт должен нам за шведский стол, мы ему – за аренду помещения. Вначале хотели еще проще сделать – по бартеру, но потом побоялись ошибиться с расчетом налогов, вернее, не угадать мнение налоговой инспекции относительно расчетов по бартеру.

Деньги на бесплатные обеды для институтских сами зарабатываем. Почти все арендаторы у нас питаются за наличный расчет. Мы кассовый аппарат в налоговой зарегистрировали и даже не лезем в его фискальную память, так как сумма выручки едва покрывает стоимость закупленных продуктов, заработок работников столовой и прочие необходимые расходы. Ведь тратимся мы на всех, включая институтских, а деньги получаем только с арендаторов.

Хитрая калькуляция

Работая на 20-м этаже здания с пропускной системой на входе, Ольга не боится внезапных проверок. Свое спокойствие она объясняет так:

– Вахтер ведь наш, институтский, сразу предупредит о «гостях». А листочек меню с ценами мы всегда успеем заменить. Он у нас один – на стеночке висит. Придут проверяющие, возьмут меню, сверят с калькуляциями – а у нас все в порядке, наценка – мизерная, цены в меню – минимальные. Работаем, можно сказать, только на зарплату и ЕСН.

– А что, никаких «твердых» наценок не существует? – на всякий случай поинтересовалась я.

– Нет, конечно. И вообще у налоговиков нет оснований проверять наши цены на «рыночность». Другое дело, что они могут проверить правильность выхода готовых блюд, указанного в калькуляции. Тогда другое дело. Если что-то не сойдется, нам могут уменьшить себестоимость. Поэтому я лично проверяла рецептуру и выход готовых блюд, то есть, сколько должно получиться, к примеру, котлет из одного килограмма мяса и, скажем, одного черствого батона хлеба.

Мне повезло, что не нужно придумывать дополнительные затраты, как бухгалтерам в других отраслях, нет нужды в услугах фирм-«однодневок» и в народных умельцах, продающих устройства, уменьшающие сумму пробитых кассовым аппаратом чеков. Можно сказать, я веду почти «белую» бухгалтерию и поэтому не думаю со страхом о налоговой проверке.

Хитрый коллективный договор

6. УСЛОВИЯ РАБОТЫ. ОХРАНА И БЕЗОПАСНОСТЬ ТРУДА

6.3. Работодатель обязуется обеспечить бесплатное одноразовое питание работников в обеденный перерыв. Каждый работник имеет право выбрать любые блюда из 3 (Трех) вариантов комплексного обеда. Количество выбранных порций различных блюд в сумме не должно превышать 4 (Четырех) единиц (тарелок, мисок и тому подобных порционных емкостей).

Такой пунктик в коллективном договоре позволит вам списывать затраты на общепит в налоговые расходы и не беспокоиться об ЕСН и НДФЛ. В частности, против нейтрального воздействия шведского стола на размер налогов не возражают московские налоговики (письмо УМНС по г. Москве от 15 ноября 2002 г. № 28-11/55630).

Высший Арбитражный Суд также сказал свое веское слово о бесплатном питании. Свой взгляд (выгодный для работников фирм) на шведский стол и подоходный налог (дело было в конце прошлого века) судьи изложили в пункте 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 21 июня 1999 г.

Наталья ЛЕЙМАН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA