Опорный край державы

Опорный край державы

25.04.2005

В Свердловской области нет моря. Поэтому местные налоговые инспекторы, составляя отчеты по имеющимся в регионе отраслям промышленности, не упоминают только морское пароходство. Все остальные виды деятельности представлены здесь более чем широко. Оставить без внимания такое разнообразие мы не смогли и отправились в столицу области – город Екатеринбург.

Стройка городского масштаба

В первый же день общения с уральской столицей меня посетило чувство какой-то тревоги. Я долго не могла понять, в чем же дело. Обычно с новыми городами я легко нахожу «общий язык». Но, присмотревшись к окружающей обстановке, поняла – слишком много строек. Краны, бульдозеры, строительные леса, полуразрушенные и недостроенные здания – они были везде. Город имел вид квартиры, в которой идет постоянный ремонт – именно это вызывало чувство беспокойства и незавершенности. Невольно порадовавшись тому, что этот ремонт идет в чужой «квартире», я отправилась на проспект Ленина – центральную улицу со стандартным названием. Здесь у меня была назначена встреча с Юлией Войцеховской, бухгалтером фирмы, занимающейся дизайном помещений – она согласилась стать моим гидом и «осведомителем».

Правда, на встречу я опоздала: избалованная скоростью московского метро, от екатеринбургской подземки я ожидала такой же прыти. Оказалось, напрасно – интервал движения поездов составляет здесь семь минут, а на центральной улице станций почему-то вообще не предусмотрено. До нужного места пришлось топать пешком и по грязи: улицы города посыпают чем-то, что при взаимодействии со снегом превращается в грязно-серую массу, а при высыхании на одежде и обуви «это» напоминает цемент.

Юлия уже ждала меня в кафе.

– Теперь поверили, что город у нас грязный? – увидев мой плачевный вид, спросила она при встрече.

– Да уж, на себе убедилась... – ответила я, вспомнив, как отказывалась верить словам Юлии еще будучи в Москве.

– Это из-за строек, наверное... Кстати, по поводу строек – вчера была на семинаре, там собрались бухгалтеры строительных предприятий. Так вот, оказывается, у большинства их фирм нет разрешения на строительство.

– Как это нет?

– А вот так – дали одному денег, дали другому, землю получили, строительство начали. Сейчас в силу вступил жилищный кодекс, и все забегали – до 1 апреля нужно получить разрешение на строительство, иначе фирма потеряет не только землю, но и постройки на ней. А тех чиновников, которым взятки давали, уже нет. Видимо, придется опять кому-то денег дать – у нас в городе именно так «дела делаются». И вообще, я бы не рискнула жить в новостройке, лучше уж моя «хрущевка», в ней целее будешь... – поделилась собеседница.

К теме взяток мы возвращались еще неоднократно – Юлия рассказала, что коррупция в городе и области процветает. «Берут» все: пожарные, санитарная инспекция, лицензирующие организации, воспитатели детских садов, директора школ... Разница лишь в «цене вопроса».

Мы выпили еще по чашке чая, и Юлия предложила прогуляться по памятным районам города. Мы отправились в место, которое екатеринбуржцы ласково называют «Плотинка». Излюбленное место гуляний молодых мам и влюбленных пар. Потом прошли дальше – к Спасу на Крови, который был воздвигнут там, где расстреляли царскую семью. Его не так давно реконструировали. А после этого пешочком, через прилегающий к храму парк, к гордости современности – Уральскому политехническому институту, выпускники которого ценятся и в нашей стране, и в мире. Кстати, вполне возможно, благодаря тому, что многие из них остались в городе и работают на его благо, в прошлом году Екатеринбург стал победителем всероссийского конкурса «Золотой рубль» в номинации «Лучшая столица субъекта Федерации». К такому выводу пришли ведущие экономисты страны и руководители различных министерств и ведомств после оценки темпов экономического и социального развития города.

Организованное налоговое сообщество

На следующий день меня ждала налоговая элита Управления ФНС по Свердловской области. Причем ждала очень организованно. В урочный час передо мной предстали ни много ни мало, а шесть особо важных персон. От такой чести я растерялась и забыла все заготовленные вопросы. Правда, моих собеседников это не остановило – они и без меня знали, о чем нужно говорить: о своих проблемах, которых, несмотря на отсутствие конкурентов в темпах развития, и у налоговиков, и у бухгалтеров хватает.

По словам Марии Зориной, замруководителя управления, главный вопрос последнего времени – это реорганизация. То есть сама по себе реорганизация – дело благородное и нужное, но власти, как обычно, не учли российских реалий. Объединение и укрупнение инспекций происходит в основном за счет налоговых из небольших городов. Именно в них закрывают инспекции, оставляя территориально обособленные рабочие места (ТОРМ), где работают не более пяти человек. И именно в таких районах плательщики, по мнению Марии Викторовны, наименее информированные.

– Им достаточно сложно сформулировать свои запросы, а нам – понять их! А ведь наша основная обязанность – разъяснять законодательство. А кто там будет это делать, если на ТОРМе сидит один человек? Вот и приходится бухгалтеру ехать за 140 километров за информацией. А наши инспекторы из сокращенных налоговых тоже не горят желанием за 100 километров на работу ездить, поэтому некоторые и, как правило, лучшие, увольняются. Нам говорят, что пора переходить на электронную отчетность, тогда, мол, и люди не нужны будут...

– Это правильно, через интернет, конечно, удобнее. Только мы ведь не в Америке живем, где у каждой бабушки компьютер персональный. У нас в некоторых областных деревнях телефоны недавно провели, о каком тут интернете речь может идти? – вступила в беседу Людмила Захарова, начальник отдела по работе с налогоплательщиками.

– Если быть объективными, мы сами сначала успехами не отличались – и сбои в программе были, и не всегда все ладилось... Но сейчас положение изменилось. А знаете, какую особенность мы заметили? Почему-то все декларации бухгалтеры предпочитают сдавать без одной, без двух минут 12 – то есть фактически закон они не нарушают, нужного числа сдают отчетность. Но мы все думаем – почему так? Может быть, связь в это время лучше работает или бухгалтерам ночью проще считать? – спросила меня Галина Гурдюмова, начальник юридического отдела.

На этот вопрос я ответить не смогла и, чтобы в этом не признаваться, сама спросила – про «третью власть» – судебную. Тем более что она находилась в непосредственной близости от налогового управления – в соседнем подъезде того же здания. Сказать, что при упоминании арбитражного суда лица моих собеседников изменились, значит не сказать ничего. Они как-то странно на меня взглянули, а начальник юридического отдела тихо сказала:

– Пока арбитражный суд работает на налогоплательщика, а не на государство, нам по-прежнему придется носить тонны бумаг в суды и пытаться доказать недобросовестность плательщика.

– Хм, до вас жалобы на количество требуемых бумаг я слышала только от бухгалтеров, – искренне удивилась я.

– Мы же не мазохисты, чтобы требовать лишние документы! Глаза свои тоже жалеть надо! – возмутилась Галина Гурдюмова.

– Я вам историю из моей практики расскажу, чтобы не быть голословной, – начала Людмила Захарова. – В 2003 году мы проверяли одного налогоплательщика по налогу на покупку иностранной валюты (сейчас он отменен – прим.ред.). Выявили схему, доказать ее было реально, руководство и бухгалтерия с нами согласились. И мы, чтобы не снимать всю бухгалтерию, решили составить сводную таблицу с доказательствами схемы. Проверяемый согласился ее подписать, и мы с этой таблицей пошли в суд. И, естественно, в первой же инстанции его проиграли, за отсутствием подтверждающих документов. И что нам было делать? Взяли мы свой ксерокс, работника, который был на проверке, и юриста. И сами снимали копии документов. Потом дело мы выиграли, но суд из всей этой кипы посмотрел только два листочка. А вы говорите: налогоплательщики жалуются... Мы в такой же ситуации находимся!

Судя по дальнейшему разговору, работой судов налоговики не очень довольны. Мария Зорина, например, удивлена тем, что по одному и тому же вопросу один и тот же состав судей выносит разные решения. Причем за одну неделю. В налоговой практике бывали случаи, когда этим людей доводили до нервного срыва. Инспектор выявил нарушения, собрал доказательства, просмотрел судебную практику и пошел в суд, на 120 процентов уверенный в том, что дело выиграет. Тем не менее суд выносит решение в пользу фирмы. И это особенно обидно, ведь налогоплательщики частенько не стесняются в выражениях, и проиграть дело, при этом еще и наслушавшись гадостей, – тяжело вдвойне.

На этой трогательной ноте время, отведенное на общение со мной, у налоговых работников закончилось. Им пора было возвращаться в свои кабинеты, а мне – собираться в город Первоуральск, где меня ждало не менее организованное сообщество бухгалтеров.

«Милый мой бухгалтер»

Именно такое название дали своему клубу бухгалтеры из Первоуральска – небольшого городка, расположенного в 40 километрах от Екатеринбурга. А создан он был еще в 1992 году стараниями Юрия Кислицина, генерального директора консалтингового центра «Асгард-Аудит». Основная цель, которую преследовал Юрий Иванович, – объединить главных бухгалтеров крупных предприятий, познакомить их друг с другом, дать им возможность общаться не только по телефону и изредка, а постоянно и лично.

Приглашенные на встречу «объединенные» бухгалтеры не заставили себя ждать – уже минут через десять после моего приезда в комнату начали заходить люди. И все как один – главные бухгалтеры! Впрочем, после «круглого стола», устроенного местными налоговиками, меня такая организованность и сплоченность уже не удивила. Видимо, у жителей Урала эти качества просто в крови.

С бухгалтерами разговор начался с того же, с чего и с налоговиками – с жалоб. На изменения, на налоговых инспекторов, на то, что отчетность приходится ездить сдавать за тридевять земель, на то, что бухгалтерские программы не работают... И вообще, когда все это кончится?

Но уральское чувство юмора все же дало о себе знать. Один из присутствующих, Сергей Логиновский, главный бухгалтер «Первоуральского рудоуправления», видимо, решил, что хватит «ныть», и принялся рассказывать забавные истории:

– По поводу программ, это вы хорошо заметили, – обратился он к бухгалтерам, собравшимся за столом. – Я вот тоже долго над этой проблемой думал. И почему же это космические станции работают, ракеты бороздят просторы вселенной, самолеты отечественные – и те взлетают! А бухгалтерские программы – ну ни в какую, отказываются работать, и все! А потом понял. Ведь в космосе и в воздухе действуют законы физики, а бухгалтерская программа должна работать по российским законам. Вот она и не справляется... Подождите, не смейтесь, сейчас я вам еще одну историю расскажу! Я был как-то на семинаре, еще в то время, когда Букаев (один из многочисленных министров по налогам и сборам) главенствовал. Так нам уважаемый Геннадий Иванович с гордостью рассказывал: «Когда мы принимали 25-ю главу Налогового кодекса – по прибыли, наши украинские коллеги нам говорили: “Ребята, не делайте этого, не делайте!” А мы все равно сделали!» Так что с чувством юмора у наших чиновников все в порядке.

Отсмеявшись, бухгалтеры все же не смогли спрыгнуть с любимого «конька» и продолжили перемывать кости налоговикам.

– А я все равно не могу успокоиться. Просто меня, директора и расчетчика вчера на ковер вызывали. Позвонила мне налоговый инспектор и в трубку закатила целую истерику: у вас столько ошибок по единому социальному налогу за 2002 год, и куда вы смотрели, и что вы теперь делать будете – и все в таком духе. А я слушаю, держу в руках прекрасное заключение о налоговой проверке по ЕСН за 2002 год, подписанное их же сотрудником, и думаю – у кого из нас с головой не в порядке? – поделилась проблемой с коллегами одна из бухгалтеров.

– Хм, а ты у них не пробовала спросить – может они какой другой налог проверяли? Например, НДС с ЕСН спутали, с них станется, – усомнилась в рассудке налоговиков соседка по столу.

– А я вот обещанного административного штрафа уже почти год жду. Дело в том, что мы ветеранам нашего предприятия в прошлом году дали по 200 рублей, а девочки мои, бухгалтеры, не удержали с этих выплат налог на доход. Может, забыли, может, посчитали, что это материальная помощь и ничего удерживать не надо. А меня в злостном уклонении от налогов обвинили. Вот сижу и думаю – придут, не придут? – обратилась к товарищам по несчастью женщина, представившаяся Ниной Елсуковой, главным бухгалтером «Уралтяжтрубстроя».

– Придут, не волнуйся, за деньгами они всегда приходят, – «подбодрил» коллегу уже упомянутый Сергей Логиновский.

За такими шутками-прибаутками незаметно пролетело больше часа – собравшиеся начали посматривать на часы. Их ждала любимая, несмотря на все жалобы и проблемы, работа, и им нужно было убегать.

А на прощанье бухгалтеры из первоуральского клуба рассказали мне о еще одной местной особенности. Вернее, они подтвердили слова моей знакомой Юлии о том, что без взяток на Урале далеко не уедешь.

– Пожарникам – дай, санэпидемстанции– дай, за оформление лицензии – дай, тем кто ее будет выдавать, – тоже дай. А потом спрячь свои взятки так, чтобы налоговики пришли, проверили и ничего не обнаружили. А нам все говорят о борьбе с коррупцией и о скорой победе над ней. Может быть, где-то это и удастся, но у нас она пока как процветала, так и процветает.

Борцы за малый бизнес

Еще одной особенностью Свердловской области и ее столицы оказалось огромное количество организаций, поддерживающих, кто за деньги, а кто безвозмездно, малый бизнес.

Это и Координационный совет предпринимателей Свердловской области, и Комитет по развитию малого предпринимательства Свердловской области, и Союз предпринимателей (работодателей) торговли и услуг «Бизнес Лига», и некоммерческое партнерство «Свердловский областной союз малого и среднего бизнеса», и региональное отделение «Опоры России» и... В общем от их изобилия возникает стойкое ощущение, что малый бизнес в регионе настолько беспомощен, что просто не в состоянии работать сам.

Впрочем, какая-никакая, но польза от них все же есть. Дело в том, что Свердловская область была одной из немногих, где до 2004 года не было разрешено применять единый налог на вмененный доход. Тогда руководство страны разрешило местным властям «разбираться» с этим спецрежимом налогообложения на свое усмотрение. Администрация Свердловской области решила, что их предприниматели обойдутся и без вмененки. Сами предприниматели с ними не согласились и усилиями, объединенными с ведомствами по защите их прав, добились того, что вмененка и в городе, и в области появилась. Сейчас ее «прелестями» пользуется практически 100 процентов небольших торговых фирм. А недавно в перечень организаций, имеющих право применять ЕНВД, добавили еще автостоянки и рекламную деятельность.

Кроме того, благодаря деятельности общественных организаций и лоббированию интересов малого бизнеса в правительстве предпринимателям уральского края повезло больше, чем всем остальным. Когда по всей стране повысили коэффициент базовой доходности в 1,5 раза, местная Дума, воспользовавшись своим правом, снизила ее, благодаря чему налоговая нагрузка на фирмы осталась на прежнем уровне.

Этим оказались довольны все, кроме налоговиков. Они считают, что налогоплательщики на вмененке в регионе живут очень хорошо. Для малого бизнеса этот налог более чем щадящий. Нагрузка на одну фирму составляет примерно 1,5 тысячи в квартал. Но они, по мнению тех же налоговых работников, все равно ходят, просят сделать налоги еще меньше, да и вообще не хотят их платить. Впрочем, негодование налоговиков можно понять – им нужно выполнять план по сбору налогов, спущенный «сверху». А выполнить его при учете, что практически все крупнейшие, а значит, и прибыльные предприятия области постепенно уходят на учет в Москву и налоги платят тоже туда, очень сложно.

Технически выверенное решение

У администрации областного центра есть еще одно благое начинание – создание так называемых технопарков в ходе реализации стратегической программы «Новая жизнь крупных заводов». По замыслу властей, новая жизнь заводов напрямую связана с малыми фирмами, которые могут взять на себя все непрофильные отрасли и работы промышленных гигантов. Один такой технопарк уже создан – на базе завода «Уралмаш». Этот завод фактически является городом в городе – его именем даже назван один из районов Екатеринбурга.

Такое сотрудничество выгодно и городу, и крупным предприятиям, и небольшим фирмам. Первый получает налоговые платежи в бюджет от работающих фирм, вторые – минимизируют свои арендные платежи, а третьи – успешно развиваются и, опять же, экономят на аренде. Дело в том, что арендная ставка по платежам за землю под промышленными предприятиями, которые создали на своей территории технопарки, составляет 0,1 процента от общегородской ставки, поэтому сумма экономии оказывается более чем достаточной. Сейчас на базе «Уралмаша» уже работают больше 40 предприятий, которые арендуют около 180 из 300 гектаров земли, принадлежащих заводу.

– Программа развития и поддержки малого предпринимательства Екатеринбурга, разработанная властями и рассчитанная на период с 2005 по 2007 год, направлена не в последнюю очередь на то, чтобы поднять именно производственный бизнес. Потому что бизнес в сфере «купи-продай» у нас и так развит достаточно хорошо, а вот производственников не хватает. Со своей стороны мы постараемся обеспечить предпринимателей информацией о том, какие есть свободные площади и где можно купить простаивающее оборудование. Но это организационные мероприятия, а вот идеи, проекты, деньги – все это представители бизнеса должны вкладывать в свое дело сами. Иначе это не бизнес, а тепличное растение, которое в российских условиях, приправленных уральским климатом, выжить не сможет, – рассказал мне Вячеслав Архангельский, главный специалист по малому бизнесу Комитета по промышленности, науке, связи и информационным технологиям администрации Екатеринбурга.

Слова главного специалиста поставили жирную точку – встреча с ним была последней в моем рабочем визите на свердловскую землю. Мне нужно было ехать в аэропорт, предварительно преодолев безумные пробки на дорогах, коих в этом гордом и немаленьком городе более чем достаточно. Хотя, с другой стороны, уж лучше повсюду наблюдать стройки и сигналящие машины экономически «живого» города, чем разруху и спокойствие многих российских городов с полумертвой экономикой.

Денежный вопрос

Зарплата уральского бухгалтера напрямую зависит от места его работы. Работаешь главным бухгалтером в Екатеринбурге, – будешь получать от 15 до 45 тысяч рублей. Работаешь в областных городах или, что еще хуже, в областных деревнях, – не повезло. Будешь получать от 3 до 9 тысяч «деревянных» – в зависимости от размера предприятия.

Как повезет

Как ни странно, операционные залы для приема отчетности в «одно окно» в Екатеринбурге большая редкость. Просто, когда строили инспекции, об этих залах еще никто не думал. А потом, когда подумали, да еще и обязали их сделать, было уже поздно – здания построили и реконструировать их уже невозможно. Поэтому екатеринбургские бухгалтеры сдают декларации дедовским методом – в отдельные кабинеты. Из-за чего им приходится стоять в очередях, падать в обморок и испытывать тихую ненависть к организаторам процесса сдачи отчетности. Которые по большому счету тоже ни в чем не виноваты – так уж вышло.

Ксения БАТАНОВА

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA