На балансе – дети

На балансе – дети

22.04.2005

Бухгалтеру обычной фирмы можно «закрыться» от коллег и полностью сосредоточиться на своих обязанностях. Главбух Галина БЕЛЯКОВА себе этого позволить не может. Она работает в детском доме, и от глаз брошенных ребятишек спрятаться здесь негде.

Ни далеко ни близко

Поселок Новогурово находится в Тульской области, в 140 километрах от Москвы. Как найти школу-интернат для детей с нарушениями в развитии, вам скажет любой местный житель. Это неудивительно, ведь трехэтажный интернат – одно из самых больших зданий в поселке. А хвойный лесок вокруг него это излюбленное место игр и поселковых ребят, и «казенных» ребятишек.

Машину, на которой я подъехала к интернату, тут же окружила дружная компания, состоящая из детей и собак. Уже потом директор интерната Нелли Коврижко рассказала, что мимо четвероногих друзей человека детишки спокойно пройти не могут. То какой кусок со стола вынесут, то просто несколько раз в день проведать выбегают. Объясняют это тем, что «они теплые и мохнатые». А животные отвечают брошенным детям взаимностью. В отличие от родных людей, которых на это чувство не хватило.

– Здравствуйте, – услышала я хор детских голосов, выйдя из машины. «Они любят гостей, у нас ведь тут немноголюдно, от Москвы далеко, в областной центр тоже каждый день ездить не будешь. Вот и радуются», – объяснила мне директор.

Впрочем, здешние обитатели гостей не только любят, но и умеют их встречать. Мальчишка в смешной шапке открыл мне дверь в школу и приглашающе провел рукой – мол, проходите. Странно, но холл не произвел на меня угнетающего впечатления, которого я ожидала – бедно, но очень чистенько. По стенам развешены симпатичные картинки и поделки, которые дети сделали своими руками. А на одной из стен – большой плакат с надписью «Наши именинники». Оказалось, что сегодня день рожденья у девочки Оли.

В холле меня уже ждала Галина Белякова – именно она ведет учет на этом психологически сложном «предприятии».

Непостоянство бюджета

– Мы финансируемся из областного бюджета, соответственно и учет бюджетный, здесь не так много изменений, как в бухгалтерском учете обычных фирм. Но у нас другая проблема – шаг вправо, шаг влево считаются «попыткой к бегству». И если, например, бухгалтер торговой фирмы может как-то лавировать между Сциллой и Харибдой отечественных законов, то мы такой возможности не имеем.

Смету, которую утвердил Департамент образования (ведомство, курирующее финансирование бюджетных детских домов и т. д. – прим. ред.), мы должны свято соблюдать. Она наш главный финансовый документ, которого мы должны строго придерживаться, – рассказывает Галина Владимировна.

Кстати, сказав, что в бюджетном учете не часто происходят изменения, главный бухгалтер немного погорячилась. С января 2005 года в действие вступила новая инструкция по бюджетному учету, и до самого октября бюджетные организации будут пребывать в состоянии переходного периода. И самое главное – инструкция еще не начала действовать, как к ней уже придумали уйму дополнений и поправок. Так что даже в «спокойном» бюджетном учете бухгалтерам будет чем заняться – спасибо стараниям отечественных чиновников.

– А денег-то хватает? – задала я извечный вопрос.

– Хватает в принципе... Но ведь всегда хочется больше. Мы и так стараемся, чтобы хоть как-то быт обустроить. У нас ведь до сих пор все 133 ребенка живут в одном помещении. На третьем этаже у них общая спальня, шкафчики. Но вы сами представьте, каково жить вместе мальчикам и девочкам разных возрастов?

Со спонсорами у школы туговато. Редкие фирмы, жаждущие помочь детям, забираются в такую глушь, как Новогурово – они все больше помогают детдомам в Туле и других крупных городах области. Да и забравшись, столкнутся с бюрократической преградой: просто так деньги дать нельзя. Мебель или стройматериалы купить тоже просто так нельзя. Нужно сначала заключить договор с интернатом, потом бухгалтеру нужно составить смету: определить, на что пойдут спонсорские деньги. После этого смету утвердить в уже упомянутом Департаменте образования и только тогда, после одобрения чиновников, ими можно будет воспользоваться.

– Иначе, – объясняет Галина, – спонсорские деньги признают внебюджетными средствами и нам придется заплатить с них налоги в казну государства.

Сведение счетов с государством

Бухгалтеру детского дома приходится в буквальном смысле считать каждую копейку. А как еще можно назвать 200 рублей компенсации сиротам при выходе из интерната в самостоятельную жизнь и 75 рублей в сутки на питание каждому ребенку? Впрочем, государство предусмотрело даже такую в прямом смысле мелочь, как 30 рублей в месяц на карманные расходы для детей-сирот.

– Ребята приходят ко мне каждый месяц. Расписываются в ведомости. Им это нравится – чувствуют себя взрослыми. А деньги тратят кто на что. Мальчишки в основном на газировку. А девчонки копят и потом резиночки или заколочки себе покупают.

Для бюджетного бухгалтера «печка», от которой он должен «плясать», это нормы. Нормы питания, нормы затрат на одежду, нормы на обувь, нормы на школьные принадлежности, нормы на бытовые мелочи. И потратить больше или меньше нормы – нарушение. Потратишь меньше – в следующем году скажут, что тебе и так хватает, и денег из бюджета дадут меньше. Потратишь больше – замучают объяснительными, обоснованиями или заставят возместить из собственного кармана.

Кроме этих «мелких» проблем, бухгалтеру с директором приходится решать и более крупные – на что потратить деньги в первую очередь: на ремонт крыши, канализации, на мебель или все-таки купить детям обновки. В прошлом году выбор был сделан в пользу крыши – она стала совсем «невменяемой», поэтому пришлось потратиться на нее.

О своем выборе бюджетный бухгалтер тоже должен отчитаться перед контролирующим ведомством. То есть, если он принимает решение «перебросить» средства с одной статьи бюджетных ассигнований на другую, нужно написать экономическое обоснование. Мол, так-то и так-то: на статье «Расходы на ремонт канализации» у нас деньги еще остались, а на статье «Ремонт крыши» их не хватает. Не будете ли вы добры, уважаемый Департамент образования, разрешить нам перекинуть деньги с этой статьи на ту.

– Если все оформили правильно, то нам дают «добро» и мы уже тратим деньги на те нужды, которые считаем первоочередными, – поясняет Галина Владимировна.

Все расчеты бюджетной организации проходят через казначейство, и в этом тоже есть свои неудобства. На казначейском счете деньги нельзя оставлять более чем на три дня. Пришли деньги – их нужно снять и потратить. Либо если детдом перечислил деньги кому-то за услуги или за товары, через три дня их должно как ветром сдуть.

– И что больше всего в работе мешает, так это безумное количество бумаг. Вы думаете, я так просто могу снять деньги с казначейского счета и перевести их на счет другой фирмы для оплаты ее услуг или товаров? Нет, для того чтобы, к примеру, купить в детдом продукты или бытовые мелочи, мне нужно привезти в казначейство договоры, накладные, еще ворох документов. Иначе мне не дадут ни копейки, – сетует Галина.

В работе казначейства есть еще один неприятный момент. Правило номер один бюджетных организаций гласит, что на конец отчетного периода на лицевом счете организации не должно быть ни копейки денег.

– А мы иногда работаем с коммерческими фирмами, для которых это правило – пустой звук, – рассказывает Галина Владимировна. – И вот, в прошлом году мы перечислили деньги одной компании, а они мне через день обратно на счет вернулись. С объяснением, что наш контрагент поменял реквизиты и деньги нужно отправлять по новому адресу. Вроде бы нормальная рабочая ситуация, а для нас – целая проблема. Мне звонили из финансового департамента и ругались за то, что я развела бардак на лицевом счете интерната.

Психолог по совместительству

Бухгалтер в детском доме должен обладать таким запасом прочности и спокойствия, которому может позавидовать даже йог. Без этого очень трудно выслушивать рассказы детей, которые забегают в кабинет к Галине, чтобы «поздороваться».

– Меня всегда поражала искренность этих детей, которые остались без родителей или у которых отца с матерью лишили родительских прав. Они рассказывают такие вещи, от которых у меня мурашки по коже. Одна девочка ко мне недавно пришла, села и говорит: «А я вот свою маму ненавижу, и сестру тоже, потому что они пьют и меня обижают». А девчонке-то самой лет восемь и уже такого насмотрелась, – сокрушается главбух.

Другие дети, наоборот, очень переживают, что их бросили родители, и все время придумывают себе новых, правильных. Галина рассказала мне про мальчика – он любил к ней захаживать, чтобы поведать, чем он собирается заняться вместе с родителями.

– Говорит, поедем с папой на рыбалку, а потом с мамой будем печь пирог, когда вернемся. А еще мы летом поедем к морю, будем там купаться и загорать. И знаете, в глазах такая вера в это. А я-то знаю, что у него родители – алкоголики и никуда они уже не поедут. А он про них даже слова плохого не позволяет сказать, сразу же в ответ: «Они хорошие!» Вот такие они разные, наши дети.

Пока мы беседовали, у воспитанников закончились уроки. Вообще интернат живет по такому расписанию: полвосьмого подъем, потом завтрак, потом занятия до половины третьего. После занятий малыши спят, а дети постарше могут посмотреть телевизор или почитать книги. После отдыха все идут на полдник, а потом – на прогулку. И уже в половине девятого детей укладывают спать. Они здесь ослабленные, все-таки сказывается наследственность не самых благополучных родителей, поэтому отдыхать им нужно много.

Галина пригласила меня познакомиться с детьми. Мы поднялись на второй этаж, где расположены учебные классы и комнаты отдыха. В одной из них сидели две симпатичные девчушки.

– Снежана, – представилась мне одна из них.

– А ты почему здесь живешь? – спросила я.

– А мне здесь нравится. Но вы не думайте, у меня и дом есть. И бабушка, и мама, и братик, – с гордостью сказала мне красивая девочка с красивым именем.

Уже потом, когда мы вышли из детской, Галина сказала мне, что мама и бабушка Снежаны лишены родительских прав. Они алкоголички. А брат давно ушел из дома и живет отдельно – сестра ему абсолютно не нужна.

Вторая девочка, Кристина, во время нашего разговора что-то строчила в школьной тетрадке. Но оказалось, что она не делала домашнее задание, как подумала я, а писала письмо домой. Таких, как Кристина, обычно называют «трудными подростками». Дома, близ Орловской области, с ней никто не мог справиться. Она убегала, отказывалась ходить в школу, из увлечений и привычек были только вредные. Родители отдали ее в школу-интернат. И, по словам Галины, здесь девочка пришла в себя: «Она на все кружки ходит, на уроках одна из лучших. А все остальные ребята, которые здесь постоянно живут, очень ее любят. Кристинка оказалась лидером по натуре, своей идеей она может увлечь кого угодно».

Проверка за проверкой

Головная боль коммерческих организаций – налоговая инспекция. Именно от «слуг» этого ведомства бухгалтерам достается больше всего. Вкладывают свою лепту в общее дело и другие инспекции – трудовая, торговая, санитарная. Но они «кусают» послабее и не так страшны бухгалтерам – по большому счету эти проверки касаются руководителя фирмы, и отвечает за их результаты в большинстве случаев тоже он.

А вот бухгалтеру бюджетной организации достается со всех сторон: финансовое управление, налоговая инспекция, контрольно-ревизионное управление, Пенсионный фонд, Фонд социального страхования. Галину как главного бухгалтера школы-интерната контролирует еще и Департамент образования. А уж про санитарные и пожарные службы Галина даже не вспоминает – они здесь постоянные гости.

– В основном проверка касается правильности оформления документов: актов списания, накладных, расходных ордеров. То есть того, на что мы потратили деньги. На каждый потраченный бюджетный рубль должна быть подтверждающая бумага. Как у работника, который по командировке отчитывается: не привез билеты или счет-фактуру из гостиницы – деньги не возместят.

Галина согласна с тем, что расходование бюджетных средств государство должно контролировать со всей строгостью.

– Но эта строгость не должна переходить разумные границы! У нас был случай в прошлом году, когда пришли проверяющие из контрольно-ревизионной палаты, и результаты их проверок выявили, что мы с солью переборщили. У нас по восемь грамм на человека в сутки положено, а они выявили, что дети аж по 16 грамм соли в день съедали. Сделали мне выговор, написали письмо в департамент с жалобой на «превышение норм расхода». Ну не смешно? Мы тогда на стол солонки ставили, и дети сами досаливали, по вкусу. Теперь не ставим – дети к поварам подходят и просят досолить, – поведала случай из жизни Галина.

Денежные затруднения

Основные налоги, которые должна рассчитать и перечислить Галина, это единый социальный налог, налог на доходы физических лиц и взносы в Пенсионный фонд. Проблем, как она сама говорит, с расчетами нет, платить налог стараются тоже вовремя.

– Но вот суммы, с которых я должна рассчитать ЕСН и НДФЛ, меня просто угнетают. Тут обидно не столько за себя, сколько за людей, которые приходят работать в интернат. Допустим, пришел к нам мальчик, недавно окончивший педагогический институт. И я, подчиняясь установленным для бюджетных организаций правилам, должна его взять на работу с должностным окладом, который соответствует восьмому разряду тарифной сетки. А восьмой разряд – это 1220 рублей. Вот такую сумму готово платить наше государство молодому специалисту. Разве можно платить такие деньги? Тем более у нас в интернате, где работа очень тяжелая и ответственная и дети сложные, к каждому свой подход нужен. И я не представляю, как нужно не любить свой народ, чтобы заставлять его жить на такие зарплаты!

Заканчивать разговор на социально-повышенной ноте не хотелось. И, чтобы остыть от гнева, мы с Галиной решили пройти по территории интерната. Оказалось, что школе принадлежит порядка шести гектаров земли. Здесь есть участки, где дети выращивают овощи, площадки для игр, а по периметру территории – хвойный лес.

– Дети, наверное, так и норовят убежать?

– Знаете, нет. Им ведь здесь хорошо, несмотря на не очень богатую жизнь, несмотря на то, что здесь их не балуют. И они, хоть и маленькие, понимают, что идти им некуда, а здесь они все вместе. Вон, смотрите, как носятся, веселятся, – Галина указала на кучу ребятишек, которые с визгом и смехом бегали друг за другом.

Напоследок Галина попросила меня указать в статье их координаты и расчетный счет – может, кто-то захочет помочь.

– Нам бы в общей спальне перегородки поставить. Какой-никакой, а будет свой угол у каждого. Сил нет смотреть, как 130 детей в одном помещении ютятся, – вздохнула Галина.

Для неравнодушных

УФК Минфина России по Тульской области (Департамент финансов)
ИНН: 7107030748
КПП: 710701001
Р/с: 40101810700000010107
БИК: 047003001
Код дохода: 72530201020020000130
«Новогуровская муниципальная общеобразовательная (коррекционная) школа-интернат».
А можно просто позвонить по этим номерам: (08753) 79-1-91, 79-6-92 – и спросить, чем помочь детям.

Почти призвание

В бухгалтерию Галина пришла по необходимости – не прошла конкурс в педагогическом институте, где хотела учиться. И, чтобы не просто сидеть дома, начала осваивать бухгалтерский учет. Сама она говорит, что ни разу не пожалела об этом, ведь работа интересная и позволяет все время развиваться. К тому же детские и юношеские желания мамы воплотили две дочери – одна осваивает специальность преподавателя французского языка, а вторая уже стала специалистом по русскому языку и литературе.

Ксения БАТАНОВА

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное