Когда свободные от НДС отгрузки могут разорить

Когда свободные от НДС отгрузки могут разорить

14.04.2005

Уж сколько раз твердили миру: чтобы фирма не платила лишних налогов, согласовывайте условия всех сделок с главбухом. Ну или хотя бы те, которые для фирмы нетипичны. Так нет же, находятся директора, которые понимать это наотрез отказываются. О том, к чему подобное упорство может привести в периоде ввода в эксплуатацию дорогостоящих основных средств, – рассказ главбуха Марины КУНИЦЫНОЙ (фамилия изменена)

В начале года центральный офис нашего торгового дома (мы торгуем оптом) переехал в только что купленное здание. Сдав в первых числах февраля документы на госрегистрацию приобретения, мы уже через неделю получили их готовыми (никакого чуда – у директора нашлись знакомые в Росрегистрации). Так что в феврале фирма получила здание в собственность, и я перевела его на счет 01. Поскольку мы его уже полностью оплатили, я с полным правом могла поставить заплаченный в его цене НДС к вычету.

Сумма вычета была ощутимой не только для нас, но и для инспекции – такие суммы налоговики берут под особый контроль. Поэтому я заранее сделала копии всех документов по покупке и вводу в эксплуатацию офиса, чтобы, не дожидаясь запроса от инспектора, приложить их к декларации. Зная, что проверять эти документы в инспекции будут чуть ли не под микроскопом, я еще с момента оформления договора купли-продажи здания тщательно следила за их составлением.

То, что гендиректор «допустил» меня к этому договору и позволил выдвигать свои условия, – большое исключение. Никакие сделки он обычно со мной не обсуждает. Мой шеф убежден, что главбух на то и главбух, чтобы знать, как заплатить минимум налогов в любой ситуации. А бизнес ведет он, и только ему решать, как нужно поступать, чтобы деятельность фирмы приносила прибыль. Но в этот раз я настояла на своем, памятуя о стоимости покупки. Мне вовсе не хотелось из-за какого-то нелепого недосмотра спорить с инспекцией по поводу вычета НДС или первоначальной стоимости здания в налоговом учете.

Я даже сделала невозможное – навела в бухгалтерии продавцов здания справки о том, заплатили ли они с него НДС (налоговики ведь склонны снимать вычет, если поставщик налог в бюджет не перечислил). Меня заверили, что все в порядке – заплатили. В общем, для того, чтобы нам не отказали в вычете, я сделала все, что могла.

Из-за входного НДС по зданию вычеты по февральской декларации должны были намного превысить налог к уплате. Сумму получавшегося возмещения мы уже заложили в финансовый план. В ближайшие три месяца она должна была пойти в счет уплаты текущих налогов в федеральный бюджет (ст. 176 НК). Остаток нам инспекция обязана вернуть. Но, отлично зная, что получить «живые» деньги из бюджета – это нечто из области фантастики, мы собирались потом опять написать заявление на их зачет в счет текущих налогов. Исходя из этого и «рисовали» финансовый план на полугодие. Но сбыться ему было не суждено.

«Выгодная» сделка

Гром грянул в последних числах февраля. Как обычно не поставив меня в известность, директор провернул пару выгодных, как он гордо заявил, сделок. Он нашел крупного покупателя, который по всем признакам обещал стать постоянным. Чтобы так и произошло, директор согласился в качестве платы за первую крупную партию товара взять у этого покупателя банковский вексель. Шеф бы, конечно, на это не пошел (больше всего он уважает деньги на расчетном счете фирмы), если бы тут же не выяснил, что этот вексель с удовольствием примет в качестве оплаты своих товаров один из наших поставщиков.

Так что наш товар ушел покупателю, директор получил вексель и на следующий день передал его нашему поставщику, чей товар к тому моменту был уже у нас на складе. Мы в бухгалтерии получили все документы, включая акты приема-передачи векселя и договоры. В них, кстати, было указано, что товары оплачиваются векселем.

Масштаб налоговых последствий я осознала не сразу. Однажды я уже сталкивалась с векселями. И знала, что налоговики считают передачу векселя в оплату товаров его реализацией. Вексель – это ценная бумага, реализация которых от НДС освобождена. Поэтому у фирмы возникает не облагаемый НДС оборот. Его сумму инспекторы определяют как стоимость товаров, за которые мы этим векселем заплатили. А по тем расходам за период, которые приходятся на свободные от НДС операции, входной налог к вычету поставить нельзя (ст. 170 НК).

Конечно, прямых затрат на реализацию векселя у нас не было. Но были общехозяйственные расходы, которые невозможно отнести к тем или иным операциям. Поэтому нужно было посчитать долю необлагаемых операций в общем их объеме. И точно такую же долю входного НДС по общехозяйственным расходам не принимать к вычету (п. 4 ст. 170 НК). Кроме того, мы должны организовать отдельный учет такого НДС, иначе налоговики могут снять вообще весь вычет налога за период (подробно об этой проблеме читайте в прошлом номере «Расчета» – прим. ред.).

Я быстренько прикинула долю реализации векселя в общем объеме операций за месяц. Получилось немало – 20 процентов. «Не такие уж и выгодные эти сделки, – с досадой на скрытного шефа подумала я. – Теряем пятую часть вычета НДС по “офисным” электроэнергии, коммунальным платежам, аренде... Стоп! Какая аренда? У нас же теперь собственное здание!» И вот тут я поняла, что часть – и немаленькую часть – пятую! – входного НДС по этому зданию инспекция нам принять к вычету не даст. Ведь центральный офис используется для всех без исключения операций фирмы. Приобрели мы его в собственность и поставили на учет как раз в том месяце, когда у нас по недосмотру директора «вылез» необлагаемый оборот.

Перечитав статью 170 Налогового кодекса, я осознала, что промах шефа заставит нас платить еще и больше налога на имущество. Ведь в бухучете не принятую к вычету сумму входного НДС по зданию я должна буду включить в его первоначальную стоимость. Конечно, это нужно сделать и в налоговом учете, что несколько увеличит суммы уменьшающей налогооблагаемую прибыль амортизации, но это мне показалось более чем слабым утешением.

Замечу, что с таким же «успехом» директор мог бы ухватиться за возможность выгодно провернуть любую операцию без НДС. К примеру, приобрести и продать партию очков. Поскольку необлагаемых НДС операций у нас сроду не было, мой шеф просто не знал, какими налоговыми неприятностями они грозят в месяце приобретения и постановки здания на 01-й счет. Со мной он советоваться, как я уже говорила, не считал нужным. А вот искать выход предстояло мне.

Изменить дату ввода в эксплуатацию?

Первой моей мыслью было переделать акт о вводе в эксплуатацию здания, поставив в нем мартовскую дату. В этом случае на 01-й счет я поставлю здание в марте, тогда и возникнет право на вычет (абз. 3 п. 1 ст. 172 НК). Но эту идею я быстро отвергла.

Инспекторы при желании (которое, учитывая сумму вычета, у них неизбежно появится) легко докажут, что в феврале фирма уже вовсю здание использовала, а значит, обязана была учесть на счете 01. Это подтверждают хотя бы даты изменения юрадреса в учредительных документах и его регистрации в инспекции. Кроме того, доказательством могут служить документы на оплату подаваемых в здание электроэнергии, тепла, воды, света, а также его охраны, вывоза мусора и т. п. В конце концов, свидетелей того, что мы в феврале пользовались нашим новым офисом, хоть отбавляй, и любой из них может поделиться информацией с налоговиками.

Заменить акт?

Следующее, что пришло мне в голову, – а почему бы не попросить поставщика, которому мы заплатили векселем, заменить акт его приема-передачи на другой, с мартовской датой? Тогда в феврале необлагаемых операций у нас не будет. И вычет НДС по зданию мы сможем заявить целиком без споров с инспекцией.

Воодушевившись было, я вспомнила, что дата передачи векселя фигурирует не только в акте, но и в индоссаменте (передаточной надписи на векселе). И вряд ли в бухгалтерии поставщика согласятся показать в учете приобретение векселя более поздней датой, чем та, что указана в нем самом. Ведь для них вексель фактически оформляет выручку. Желание клиента, конечно, закон, но не до такой же степени. Вот если бы это был не вексель, а какие-то освобожденные от НДС товары, то такой способ подошел бы – заменить отгрузочные документы проще простого.

С другой стороны, вряд ли поставщик будет держать вексель у себя. Скорее всего он быстро рассчитается им с каким-нибудь из своих контрагентов или предъявит банку-эмитенту к погашению. То есть единственным документом, по которому инспекция сможет установить дату передачи векселя, будет акт его приема-передачи. Разыскивать вексель, чтобы сличить дату индоссамента с датой акта, налоговики вряд ли станут, да и не с чего им будет заподозрить, что эти даты расходятся.

Этот вариант я оставила как запасной, но не особо вероятный. Но все же попросила директора попробовать договориться с поставщиком об изменении даты акта. А сама стала искать другие способы сохранить вычет. Но все они, увы, неизбежно вели в суд.

Идти в суд?

Первый способ – заявить вычет НДС в декларации за январь, когда здание было еще на счете 08 «Вложения во внеоборотные активы», то есть до перевода его на 01-й счет. Ведь абзац 3 пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса говорит о вычете налога по основным средствам в момент постановки их на учет, не уточняя, на какой счет именно.

Этот подход поддержал и Высший Арбитражный Суд – в постановлении от 24 февраля 2004 г. № 10865/03. Но налоговики его решение не признают (письмо МНС от 28 июля 2004 г. № 03-1-08/1876/ 14). Поэтому с инспекцией придется судиться. К тому же высшие арбитры рассматривали несколько иной случай – когда основные средства требуют монтажа и, следовательно, учитываются на счете 07 «Оборудование к установке», а входной НДС заплачен на таможне.

Однако я нашла еще одно постановление высших арбитров, которое идеально подходило к нашему случаю (от 6 апреля 1999 г. № 7486/ 98). В нем прямо сказано, что налог к вычету можно поставить в момент учета здания на счете 08, несмотря на то, что право собственности еще не получено. Высшие судьи принимали это решение еще по старому закону о НДС, но в этой части он принципиально не отличается от главы 21 Налогового кодекса. Так что ссылка на него стала бы сильным аргументом.

Куда больший риск я видела в другом. До госрегистрации купленного нами здания право собственности на него оставалось у продавца. Это означает, что в январе реализация здания (как переход права собственности – ст. 39 НК) еще не состоялась. Значит, и входной НДС по нему нельзя считать предъявленным, ведь предъявить налог покупателю продавец может лишь при реализации (п. 1 ст. 168 НК). Тем временем к вычету можно ставить только предъявленные суммы налога (п. 2 ст. 171 НК). Если в инспекции до этого додумаются, то наши шансы выиграть спор резко упадут.

Столь же неопределенной мне казалась и вероятность победить в суде, пытаясь доказать, что вексель в нашем случае – не ценная бумага, а средство расчетов (сродни деньгам). А значит, не облагаемого НДС оборота у нас просто не было.

Других возможностей сохранить вычет я не видела, поэтому отправилась обсуждать с директором имеющиеся. Решать-то все равно ему.

Нет худа без добра

К тому времени шеф уже выяснил, что изменить дату акта приема-передачи векселя не получится. Поставщик, возможно, и пошел бы на это, да уже успел заплатить этим векселем за какую-то из своих покупок. Судиться с налоговой директор тоже не захотел – даже столь ощутимая сумма не заставила его отойти от политики «не портить отношения с инспекцией». Поэтому с пятой частью вычета по зданию фирме в итоге пришлось расстаться.

Зато теперь директор согласует со мной условия нетипичных для нашей фирмы сделок. И всех сотрудников, имеющих дело с контрагентами, он обязал поступать так же. Работы у меня, конечно, прибавилось. Но прибавилось и уверенности в том, что мне не придется исправлять чужие ошибки.

«Поставим под сомнение»

О том, что в периоде постановки на учет дорогого имущества нельзя допускать не облагаемых НДС операций, прекрасно знают бухгалтеры фирм, у которых операции без НДС – дело обычное. Все налоговые недостатки свободного от НДС оборота они знают наперед. Поэтому ситуаций, подобных той, в которой оказалась фирма Марины Куницыной, не допускают. Для этого на период дорогостоящих приобретений заранее планируют все отгрузки.

Эта политика отлично известна налоговикам. «Любой налогоплательщик может “подогнать” расписание своих отгрузок так, чтобы полностью принять к вычету НДС по каким-то большим расходам. И избежать этого мы никак не можем, – признал на одном из семинаров замруководителя Управления косвенных налогов ФНС Всеволод Леви. – Другое дело, если у организации постоянно идут не облагаемые НДС операции или, к примеру, экспорт. А вот когда она приобретает основные средства, у нее вдруг ни одного другого вида деятельности, кроме облагаемого, не оказывается. Были у нас такие прецеденты. В этом случае, если у фирмы есть долгосрочные договоры на необлагаемую продукцию, есть некий портфель заказов, полный вычет НДС мы поставим под сомнение».

Впрочем, подтвердить свои сомнения налоговикам вряд ли удастся. Им придется доказать, что фирма приобретала имущество для проведения и облагаемых НДС, и освобожденных от этого налога операций. То есть – фактически доказать намерение, а это непросто. Долгосрочные договоры для этого не подходят, ведь «обещать – не значит жениться». Единственным доказательством могут служить не облагаемые НДС операции в периоде ввода такого имущества в эксплуатацию. Если же такие операции появятся позже, то пересчитать вычет налоговики уже не смогут. Ведь право на полный вычет НДС возникает сразу после оплаты имущества и постановки его на учет (п. 1 ст. 172 НК). И впоследствии лишить этого права налоговики уже не могут.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA