Камеральные углубления

Камеральные углубления

03.03.2005

Термин «углубленная камеральная проверка» до недавнего времени налоговики употребляли лишь в секретных методичках и обзорных письмах для «внутреннего» пользования. Недавно инспекторы из города Дмитрова (Московская область) решили, что пора узнать об «углубленных» проверках и фирмам.

Зачем стране столько камеральщиков

В конце декабря к нам в редакцию пришло письмо главного экономиста Научно-исследовательского центра по испытаниям и доводке автомототехники (НИЦИАМТ) Анатолия Бейвеля. В объемном конверте лежала жалоба на незаконные действия дмитровской налоговой инспекции. В адресатах жалобы стояли сама инспекция, налоговое управление по Московской области и Федеральная налоговая служба.

По мнению Анатолия Германовича, налоговики незаконно потребовали от научно-исследовательского центра «весь объем бухгалтерской документации, подтверждающей правильность исчисления налогов» лишь для того, чтобы «проверить декларацию по НДС за сентябрь 2004 года».

Среди документов, приложенных к жалобе, было и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 января 2004 г. № КА-А40/10761-03. Оно отлично иллюстрирует вывод Анатолия Германовича, что налоговики вправе потребовать документы для камеральной проверки лишь в том случае, если в налоговой отчетности найдены «явные неясности и недостатки».

Сейчас большинство фирм считает налог на прибыль по методу начисления, а НДС – «по оплате», поэтому нестыковки в показателях налоговой отчетности найти довольно сложно. Компьютерные программы по бухгалтерскому учету полностью исключают арифметические ошибки в декларациях. Фактически, повод для камеральной проверки возникает лишь в том случае, если фирма вдруг резко увеличила себестоимость при прежнем объеме выпускаемой продукции.

Кроме того, высшее руководство налогового ведомства призывает рядовых инспекторов активней собирать сведения о подконтрольных фирмах из сторонних источников. Потребление электроэнергии, воды и других ресурсов должно подсказать контролерам истинные объемы продукции (работ, услуг) фирмы. То есть, говоря о роли камеральных проверок, высшее руководство подразумевает усиленную аналитическую работу.

Однако практическое применение аналитических данных пока можно встретить в работе налоговиков США (подробности в ноябрьском номере «Расчета» за 2004 год, стр. 76) и стран Западной Европы, но никак не России. С наших инспекторов сняли бремя регулярных выездных проверок каждой, даже самой мелкой фирмы, чтобы у них оставалось больше времени для аналитической работы. Однако собирать обязательный объем штрафов в бюджет они по-прежнему продолжают не за счет качества камеральных проверок, а за счет их количества.

От фирм требуют добровольную помощь

Кроме явного отсутствия повода для камеральной проверки, Анатолий Германович нашел в действиях налоговой еще один промах. Лидия Ананьева, старший госналогинспектор, явно попыталась переложить часть своей работы на научно-исследовательский центр. Она затребовала «справку-расшифровку с указанием источников, за счет которых была произведена оплата товаров (работ, услуг)». В качестве источников были указаны: собственные оборотные средства, полученные авансы, заемные средства и «прочие».

Ни одна фирма не обязана вести аналитику такого рода и тем более предоставлять ее в налоговую инспекцию. Основание для такого вывода более чем веское – Налоговый кодекс, в котором о «справках-расшифровках» нет ни слова.

Как ни странно, налоговая согласилась с выводами Анатолия Германовича. По крайней мере, в решении о привлечении научно-исследовательского центра к налоговой ответственности за непредставление документов (п.1 ст.126 НК) о злополучной справке-расшифровке уже нет ни слова.

Требуют по максимуму, штрафуют по минимуму

В «черный список», каждый пункт которого – штраф в 50 рублей, инспектор Ананьева (указана в решении налоговой как исполнитель) «забыла» внести не только злополучную справку-расшифровку. Другие же документы, указанные в требовании, но не упомянутые в решении, можно разделить на две группы. В одной – сведения, которые инспектор при желании вполне могла получить из госструктур, в другой – документы с «непредсказуемым» количеством (договоры, первичка). Например, о вновь зарегистрированной недвижимости и транспорте могли сообщить регистрационная палата и автотранспортная инспекция, о кредитных договорах – банк.

Между окончанием срока исполнения требования и датой вынесения решения прошло всего несколько недель. Вряд ли за это время были отправлены запросы и получены ответы на них. Скорее всего, изучив грамотно составленную жалобу, инспектор не рискнула штрафовать по 50 рублей за каждый невыполненный пункт требования.

Не стали штрафовать строптивый научный центр и за то, что он не прислал в инспекцию «договоры на покупку, реализацию (IX-2004г.)» и... «копию приказа по учетной политике». Самое любопытное: инспектор, решив подстраховаться и оправдать безумное количество затребованных документов, назвала в решении проверку, для которой они понадобились, «углубленной камеральной».

Татьяна Кривова, руководитель дмитровской инспекции согласилась, что такого понятия в Налоговом кодексе нет. Оказывается, неопытный инспектор-камеральщик допустила ошибку по молодости лет. Почему «неправильное» решение было подписано заместителем Татьяны Владимировны, осталось тайной.

Бюджет в минусе

Научно-исследовательский центр в ответ на свою жалобу получил, как и следовало ожидать, отписки. Штраф в тысячу рублей инспекции придется отстаивать в суде. Скорее всего безуспешно, так как для того чтобы проверить декларацию по НДС, необходимости в таком огромном количестве документов явно не было. Да и вообще из текста решения не ясно, что за проверку собиралась проводить инспектор Ананьева.

Надо сказать, рядовые инспекторы – мастера на выдумку «звучных» названий. Так, один из наших московских читателей сообщил, что ему вручили «акт камеральной проверки с выездом на место». Из-за таких выдумщиков налоговое ведомство вынуждено тратить бюджетные деньги на семинары, разъясняя вопросы контрольной работы. Причем траты зачастую почти бесполезны.

Так, в письме от 8 июля 2003 г. № 18-23/197(a) УМНС по Московской области разъясняет, что нельзя употреблять в названии актов словосочетания «тематическая выездная проверка» или «показательная выездная проверка», так как таких понятий нет в Налоговом кодексе. И тут же идет подробное объяснение, как проводить и оформлять «углубленную камеральную проверку» со ссылкой на Регламент проведения камеральных проверок налоговой отчетности, оформления и реализации их результатов (для служебного пользования).

После таких разъяснений «ошибка молодой сотрудницы» вполне объяснима. В сознании налоговиков камеральные проверки разделены на выявление арифметических ошибок и «углубленные», для которых необходимо затребовать с фирмы тонну документации. И вымотать налоговиков судебными заседаниями с ценой иска всего в 1–1,5 тысячи рублей чаще всего невозможно. Они слепо следуют внутренним инструкциям, не особо задумываясь над интересами бюджета.

Единственное средство против этой напасти – «правильные» декларации, в которых указан пусть рубль, но к уплате в бюджет. Правда, если ваша отнюдь не малая фирма в прошлом отчетном периоде показала 100 тысяч налогов, а в этом – всего одну, риск очень велик. Налоговая не достигнет запланированных показателей и попытается исправить положение при помощи камеральной проверки.

Налоговую оптимизацию на фирме нужно внедрять постепенно. Резкое снижение налогов обязательно вызовет интерес у отдела камеральных проверок

Не приносите на камеральную проверку сразу все документы. Попросите отсрочку для подготовки «второй» партии. Возможно, она и не понадобится

Артем ДРОЗДОВ

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное