33 несчастья главного бухгалтера

33 несчастья главного бухгалтера

28.02.2005

Ольга ЗАВЬЯЛОВА трудилась главным бухгалтером в магазине. ООО «Пассаж» ничем не выделялось на общем фоне ему подобных. И его главный бухгалтер тоже ничем не отличалась от тысяч таких же, как она. Поэтому все, что с ней произошло, не должно показаться вам странным или необычным.

Один ужасный день

Ольга приехала на работу с опозданием на 20 минут. Событие более чем рядовое. Но именно сегодня в дверях бухгалтерии стоял генеральный директор «Пассажа», Иван Иванович Кузякин. Он со значением посмотрел на часы и сообщил, что рабочий день начинается в девять утра. По его наблюдениям, опаздывает она систематически. Если на место главного бухгалтера появится достойная кандидатура, это обстоятельство будет учтено. И ушел. Только удаляющаяся по коридору спина начальника продолжала выражать негодование.

Внимание: На главного бухгалтера дисциплинарная ответственность распространяется как и на остальных сотрудников.

Ольга расстроилась. Она привыкла работать в «Пассаже», общаться с поставщиками.... Искать новое место не хотелось. Тогда она решила доказать начальству свою незаменимость.

Ольга села за стол и набросала примерный план действий.

Во-первых, необходимо разобраться с «обналичкой». Совсем недавно Иван Иванович говорил, что хотел бы увидеть схему наглядно. Видите ли, он хочет удостовериться, что все суммы доходят до фирмы и она не набивает свой карман. Сказано было в шутку, но тем не менее... С этой стороны совесть ее чиста.

Она достала из ящика стола чистый блокнот и углубилась в расчеты. «Черная касса» «Пассажа» не была ничем из ряда вон выходящим. Деньги переводились под «липовые» договора об обслуживании на фирмы-однодневки. Назад «Пассаж» получал наличные, из которых платили зарплату. По ведомостям сотрудникам причиталось около 1000–1500 рублей. Остальные 10–12 тысяч они добирали «в конверте». Таким образом компания экономила на «зарплатных» налогах. В «Пассаже» работает 50 человек, соответственно около 500 тысяч ежемесячно «выводятся» из-под налогообложения. Сумма вполне приличная. А схема – ничего сложного. Все так делают. Как и многие бухгалтеры, Завьялова почему-то считала ее «непробиваемой».

Изложив все это на бумаге, Ольга отправилась в кабинет начальника.

– Иван Иванович, мне тут с вами кое-что обсудить надо, – начала главный бухгалтер.

– Ну? – видимо он был все еще недоволен ее утренним опозданием.

– Я схемку тут разрисовала. Для наглядности. Помните, вы говорили...

– Помню, как не помнить, – шеф заинтересованно поднял глаза.

Он взял блокнот и начал изучать Ольгины каракули. Пару раз Иван Иванович переспрашивал и делал пометки поверх ее записей своей перьевой ручкой. Уточнил названия фирм, подробности перевода денег...

– А налоговая эту схему точно не раскопает? – задал он явно провокационный вопрос.

– Каким образом? – парировала Ольга. – Ну как они могут выяснить, что деньги возвращаются к нам? Да и следов однодневок найти невозможно... В крайнем случае скажут: «Таких фирм нет». А мы ответим: «Как нет? Мы с ними дела вели. Вот договоры». И все – слово против слова.

В итоге шеф согласился, что к этой области «бухгалтерии» у него претензий нет. Пусть все так и остается.

– Ну я вами, Оля, вполне доволен. Оказывается, не дурака валяете, – проявил он несвойственную ранее щедрость на похвалу.

– Кстати, я тут трудовые контракты малость переделал, – продолжил он. – Мы же люди цивилизованные. И вообще, мало ли... Инспекция по труду нагрянет или еще кто. Про отпуск в 24 рабочих дня добавил, про социальные льготы... Вы почитайте.

Внимание: Всегда читайте документы, которые вам дают подписать. Иначе вы никогда не сможете доказать, что не знаете их содержания.

Ольге очень не хотелось, чтобы начальство подумало, что ему не доверяют. Поэтому читать три страницы убористого текста она не стала. Просто взяла ручку и подписала документ в конце.

– На каждой странице. Чтобы понятно было – вы ознакомлены, – быстро сказал Иван Иванович. Главбух не заметила этой странной поспешности и накарябала свое имя еще два раза.

– Вот и хорошо, – генеральный снова улыбался, – нам когда декларацию по прибыли сдавать?

– Через три дня, Иван Иванович.

– Ну идите, работайте. Продолжайте в том же духе.

Ольга вернулась в свой кабинет. Отчитываться перед налоговой действительно всего через три дня. Для опытного бухгалтера с пятилетним стажем работы – уйма времени, но лучше не дотягивать до последнего. Особенно в свете принятого утром решения.

В принципе все почти готово, оставалось грамотно сосчитать. Это нудно, но не сложно. Цифры все помечены, а сложить их – дело чисто техническое.

Ольга положила перед собой калькулятор и углубилась в подсчеты. Пока считала, в голове крутился разговор с Иваном Ивановичем. В глазах начальства она, кажется, вполне реабилитирована. Вон как грамотно схему расписала! Даже он, ноль в бухгалтерии, и то понял! И правильно она сделала, что не стала договор читать. Руководству надо доверять. Тогда оно будет доверять тебе!

Рассуждая таким образом, Ольга продолжала подсчитывать налогооблагаемую базу. В какой-то момент, увлекшись, она не заметила, что вместо плюса нажала на калькуляторе минус.

Примерно через три часа все было готово. Она вписала итоговую сумму в нужную графу и вздохнула с облегчением.

Пересчитать и проверить себя еще раз ей даже в голову не пришло. Она же опытный бухгалтер, чего перепроверять-то?

Час расплаты

Спустя месяц пришла налоговая проверка. Она была плановая и ничего нового, на взгляд Ольги Завьяловой, принести с собой не могла. Главбух почти не беспокоилась. Неприятно конечно, когда тебя проверяют, но не смертельно. Все документы у нее в идеальном порядке, так что можно сказать, что она вполне готова к этому испытанию.

Ревизорами оказались две женщины неопределенного возраста и совсем не грозного вида. Они засели в свободном кабинете и зарылись в документы. Периодически дергали Завьялову и задавали вопросы.

По окончании проверки налоговые инспекторы составили акт. Подписывать его полагалось руководителю и главному бухгалтеру. То есть Кузякину и Ольге Завьяловой. Тут-то и выяснилось, что налогооблагаемая база по прибыли занижена на 53 тысячи рублей. При этом решили оштрафовать не только фирму, но и саму Завьялову как должностное лицо. Ольга удивилась. Про случайно нажатый минус она, конечно, не помнила.

Внимание: Если бухгалтер занизил сумму налога более чем на 10 процентов, суд может привлечь его к административной ответственности за «грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности».

– Но ведь мы просто ошиблись, – сказала она.

– Вполне вероятно, – ответила инспектор, – но платить штраф все равно придется.

И они уехали.

Через пару часов Завьялову вызвал Иван Иванович.

– Ну что, нас «приговорили» к 2,5 тысячи рублей. Возместите штраф фирме из собственного кармана и считайте, что я не в претензии, – сразу сказал он. Ольга даже толком в кабинет войти не успела.

– Иван Иванович, но это же случайная ошибка...

– А никто и не спорит. Но я не для того брал бухгалтера, чтобы он ошибался, – шеф был непреклонен.

– Я не буду возмещать целиком, – твердо сказала главбух, – в Трудовом кодексе сказано, что не более среднемесячного заработка, а у меня «белая» зарплата 1100 рублей.

Ей было не так жалко денег, сколько ужасно обидно. Кто не ошибается? Ну кто ни разу в жизни не ошибся?

– А новый договор вы читали? – спросил Иван Иванович, как-то особенно пакостно улыбнувшись. – Там очень подробно расписано: «Главный бухгалтер несет полную материальную ответственность...».

– Я не читала... – пролепетала Ольга.

– А надо было. Я ведь предлагал, – хмыкнул начальник.

Внимание: На главного бухгалтера могут «повесить» даже налоговые штрафы с фирмы. Но... при наличии двух условий. Во-первых, должно быть очевидно, что главбух нанес фирме «прямой действительный ущерб». Во-вторых, в его трудовом договоре должна быть предусмотрена полная материальная ответственность (ст. 242 ТК). Имейте в виду: все остальные претензии со стороны руководства – повод для обращения в прокуратуру.

Впрочем, как оказалось, это было только начало. На следующий день в «Пассаж» нагрянул ОБЭП. Плечистые милиционеры предъявили санкцию на обыск и выемку. А всем сотрудникам велели сидеть в торговом зале, пока их не позовут.

– А почему именно к нам? – робко спросила главный бухгалтер.

– А почему нет? – философски заметил самый старший из ОБЭПовцев.

Документы изымались основательно, ни бумажки не осталось. В картонные коробки было сложено все: бухгалтерские, личные записи, блокноты, ежедневники, тетради... Забрав все это, милиционеры уехали. На прощание велели ждать повесток. Потянулись тревожные дни.

Внимание: Даже простую ошибку в налоговой декларации контролеры могут посчитать «заведомо ложными сведениями». А это уже повод для уголовного преследования.

Примерно через неделю, в конце рабочего дня, ей в кабинет позвонил Иван Иванович. Он так волновался, что даже не скрывал этого.

– Оля, – сказал он дрожащим голосом, – нас завтра вызывают. Следователь звонил. Как ты думаешь, нашли что нибудь?

– Не знаю. Мы же все обсуждали... Что там можно найти?

Кабинет следователя оказался маленьким и страшно прокуренным. Войдя, Ольга посмотрела на его стол, и у нее упало сердце. Там лежал тот самый блокнот, в котором она рисовала схему «обналички».

– Конечно, вы можете говорить, что почерк не ваш, – начал следователь, – но экспертиза все равно это докажет. Так что предлагаю сознаваться. Вам же лучше будет.

Завьялову допрашивали около часа, после чего ей было предъявлено обвинение по статье 199 части 2 Уголовного кодекса в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере по предварительному сговору с руководителем ООО «Пассаж» Иваном Ивановичем Кузякиным.

Внимание: Нельзя хранить записи по «черной кассе» ни на работе, ни дома. Лучше сразу выбрасывать. Иначе ваша неосторожность может довести вас до тюрьмы.

Следствие еще не окончено. Ольга Завьялова и Иван Иванович Кузякин находятся под подпиской о невыезде. Очень сомнительно, что при таком неопровержимом доказательстве, как найденный блокнотик, суд будет к ним снисходителен.

P.S. Все имена и название организации выдуманы. Любое совпадение является случайным.

P.P.S. Ольга столкнулась только с четырьмя несчастьями. Ее чуть не уволили за опоздание, оштрафовали за глупую ошибку, заставили возместить фирме ущерб, а в итоге завели уголовное дело. Еще о 29 возможных неприятностях читайте на следующей странице.

Попадание «на счетчик»
Что случилось

Материальная ответственность

Фирма понесла из-за вас потери, но договора о полной материальной ответственности у вас нет
Вы заплатите не больше месячной зарплаты (ст. 238, 241 ТК)
Причиненные фирме убытки сочетаются с договором о полной материальной ответственности
Придется возместить всю сумму ущерба, который компания понесла от ваших действий (ст. 242 ТК)
Издержки должности
Что случилось

Административная ответственность

Рассчитались с партнером наличкой на сумму больше 60 тысяч руб. по одному договору.
«Забыли» провести через кассу полученную наличку.
Кассовая наличность «зашкалила» за установленный банком лимит
Вас могут оштрафовать на 4–5 тысяч руб. (ст. 15.1 КоАП)
Вам не хватило десяти дней, чтобы отправить в налоговую сообщение об открытом или закрытом счете (ст. 15.4 КоАП)
Рискуете расстаться с 1–2 тысячами руб.
Не сдали налоговую декларацию в установленный срок
Кошелек может «похудеть» на 300–500 руб. (ст. 15.5 КоАП)
Не предоставили инспектору какие-то документы, отдали их не вовремя или ошиблись при их заполнении
Штраф будет небольшим – от 300 до 500 руб. (ст. 15.6 КоАП)
Суммы налога в декларации отличаются от реальных более чем на 10% либо ошибка в бухгалтерской отчетности исказила ее более чем на 10%
Можете «нарваться» на штраф от 2 до 3 тысяч руб. (ст. 15.11 КоАП)
Сколько лет грозит главбуху
Что случилось

Уголовная ответственность

Не заплатили налоги и (или) сборы в крупном или особо крупном размере* либо по предварительному сговору (например, с генеральным директором):
  • не сдали налоговую декларацию или какие-нибудь обязательные документы;
  • указали в этих документах неверные сведения

Вам могут присудить:
  • штраф от 100 до 500 тысяч руб. или в сумме вашей зарплаты за период от 1 года до 3 лет;
  • арест на срок от 4 до 6 месяцев;
  • от 2 до 6 лет лишения свободы;
  • в дополнение к лишению свободы запрет на работу бухгалтером в течение трех лет (ст. 199 УК)

В личных интересах не насчитали, не удержали или не перечислили налоги от фирмы как от налогового агента в крупном или особо крупном размере
Вам грозит:
  • штраф от 100 до 500 тысяч руб. или в сумме вашего заработка за период от 1 года до 2 лет;
  • арест на срок от 4 до 6 месяцев;
  • до шести лет лишения свободы;
  • в дополнение к лишению свободы запрет на работу бухгалтером в течение трех лет (ст. 199.1 УК)

Скрыли деньги или имущество, за счет которых платятся налоги и (или) сборы
Могут приговорить:
  • к штрафу от 250 тысяч руб. или в сумме вашей зарплаты за период от 18 месяцев до 3 лет;
  • к лишению свободы на срок до пяти лет.

В дополнение к лишению свободы запрет на работу бухгалтером в течение трех лет (ст. 199.2)

* Крупный размер – более 500 тысяч руб. за три финансовых года (если эта сумма составляет более 10% от общей суммы налогов) либо просто более 1,5 миллиона руб. Особо крупный размер – 2,5 миллиона руб. за три финансовых года, если эта сумма превышает 20% от всех налогов и сборов вашей фирмы.

Марина РИТЕР

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное