«Недобросовестные» среди вас есть?.. Будут

«Недобросовестные» среди вас есть?.. Будут

28.01.2005

Мы продолжаем наблюдать за тем, как разворачиваются события вокруг проблемы «169-О». Все чаще арбитражные суды начинают проверять фирмы на предмет их добросовестности. Не найдя критериев такой оценки в Налоговом кодексе, они начинают придумывать их сами.

Казалось, определением № 324-О от 4 ноября 2004 г. (о нем мы писали в прошлом номере на стр. 24) Конституционный Суд поставил точку в спорах о том, зачитывать ли НДС, оплаченный заемными средствами. Зачитывать. Но это только казалось. Нагрянула новая волна судебных разборок. Чтобы воспользоваться своим законным правом, компания теперь должна произвести впечатление добросовестного налогоплательщика. В начале декабря на эту тему высказалась Наталья Чамкина, начальник Управления косвенных налогов ФНС России: «Налоговые органы не могут ограничиваться только установлением факта уплаты НДС с помощью заемных средств. В этом случае нужно рассмотреть вопрос добросовестности налогоплательщика... Для этого предполагается изучение заключенных фирмой сделок, а также проверка того, имеют ли эти сделки разумную деловую цель».

К месту будет отметить, что во всем Налоговом кодексе о «добросовестности» («недобросовестности») и «разумной деловой цели» даже упоминания нет. Отсутствуют они и в вышеупомянутом определении Конституционного Суда РФ № 324-О. Не разъяснили их ни Минфин, ни ФНС, ни кто-нибудь еще. Как же можно ставить в зависимость право зачета НДС от условий, которые витают в воздухе? Вопрос, на который нет ответа. Тем не менее это не мешает рядовым инспекторам «работать»: непрестанно отказывать фирмам в вычете по НДС. Отправлять жалобы в налоговые управления бессмысленно. Вряд ли тамошнее начальство вам поможет. К сожалению, урезонить инспектора в данном случае может только суд.

Северо-Западный округ в ударе

Неприятная новость: судьи все-таки приняли в оборот понятие «недобросовестность». Если они установят, что фирма ему удовлетворяет, права на налоговый вычет она не добьется. Возникает главный вопрос – как именно арбитры будут это устанавливать? Первыми попытались это сделать арбитры Северо-Западного округа в своем постановлении от 4 октября 2004 г. по делу № А56-8935/04. Они указали на то, что инспекция не представила сведения, подтверждающие недобросовестность фирмы (то есть налоговая проиграла дело). А именно, не доказала следующее.

Первый признак: «прибыльность деятельности Общества обеспечивается исключительно за счет возмещения налога на добавленную стоимость из федерального бюджета». Иными словами, налоговая должна была доказать, что фирма искусственно накручивает стоимость экспортируемых товаров (товар реальной стоимостью в рубль она продает иностранцу за сто). Ведь одновременно растет и сумма НДС к возмещению. Заметим, этот признак «недобросовестности» судьи Северо-Западного округа упомянули и в постановлении от 15 ноября 2004 г. по делу № А56-15875/04.

Второй признак: «данные о суммах начисленных и уплаченных Обществом иных налогов позволяют... утверждать о его недобросовестности как налогоплательщика». Это самый опасный признак. Если подойти к нему формально, то поставить диагноз «недобросовестный» можно любой фирме, у которой есть задолженность перед бюджетом. Необходимые «данные о суммах» налоговая представит с радостью. Правда, есть неясность: в расчет принимается долг по налогу на добавленную стоимость или по любому налогу? Судьи промолчали.

Третий признак: «причастность Общества к созданию противоправных схем, связанных с заключением фиктивных сделок и расчетов в рамках этих сделок». Здесь ничего нового нет. И раньше, если инспекторы могли доказать фиктивность сделки, сумма налога на добавленную стоимость по ним к зачету не принималась.

Четвертый признак: «причастность к деятельности поставщиков (продавцов), которые не отчитываются перед налоговыми органами, не находятся по юридическому адресу, находятся в розыске». Это можно назвать новым словом в арбитражной практике. Позиция арбитров, как вы помните, была непреклонной: фирма не может отвечать за действия контрагентов. Ее озвучил и Конституционный Суд РФ (определение от 16 октября 2003 г. № 329-О). Вот вам и наглядный пример непостоянности мнений судей: если ваш поставщик, скажем, не отчитывается – ваша фирма недобросовестна. Так что не все перемены к лучшему.

Всерьез воспринимать эти признаки мы вам не советуем. За последнее время не было ни одного арбитражного дела, которое налоговая инспекция выиграла за счет «недобросовестности» организации. Судьи либо занимали сторону фирмы, либо отправляли дело на новое рассмотрение.

Разум на страже НДС

Время затронуть «разумность деловой цели». Как сказала Наталья Чамкина, главный инспектор по косвенным налогам (см. выше), инспекторы могут лишить компанию права на зачет налога на добавленную стоимость, если сочтут сделку «не разумной». О незаконности этих действий, думаем, говорить не стоит (доводы все одни и те же). Интересно узнать, что думают на этот счет судьи. Однако арбитражной практики как таковой по данному вопросу еще не сложилось.

До сегодняшнего дня было лишь одно дело, где судья вспомнил о разумности сделки: «при рассмотрении вопроса о правомерности налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, согласно действующему законодательству,.. необходимо учитывать разумность экономической цели сделки, заключенной налогоплательщиком». Это изречение содержит постановление свердловского арбитражного суда от 29 октября 2004 г. по делу № А60-19794/2004-С9. В информационно-справочных базах этого дела нет, текст его вы можете найти в Интернете.

Обратите внимание на слова «согласно действующему законодательству» из приведенной формулировки. При всем уважении к суду заметим: с тем, что право на налоговый вычет зависит от «разумности экономической цели сделки», действующее законодательство не согласно. Потому что условий зачета НДС всего четыре (ст. 170, 172 НК РФ). Упоминания о «разумности» они не содержат.

Поводом для размышлений свердловского судьи послужило то, что фирма в рассматриваемом месяце на сырье тратила много (30 млн руб.), а получала от продажи продукции мало (13 млн руб.). Просто на этот месяц пришелся пик закупки сырья (в том числе про запас), которое сразу пустить в производство не удалось. Планировалось израсходовать его позже. Тем не менее в этом суд увидел злой умысел производителя создать отрицательную разницу по НДС: сумма к возмещению больше, чем сумма к уплате. А это «свидетельствует об отсутствии разумной экономической цели заключенных... сделок и направленности на незаконное получение из бюджета налога на добавленную стоимость». В результате судебный процесс фирма проиграла. Воспользоваться правом зачета НДС в сумме 3,5 млн рублей ей не дали.

Но траур по этому поводу руководитель еще не собирается объявлять. Как нам сообщило доверенное лицо, фирма собирается подать жалобу в вышестоящую судебную инстанцию – в федеральный арбитражный суд.

мнение

Владимир Иванович Мещеряков, автор книги «Годовой отчет-2004»:

«Недобросовестность, о которой идет речь, является своего рода эхом от определения Конституционного Суда РФ № 169-О. Хочется отметить, что на предмет “добросовестности” проверяют именно тех покупателей, которых лишают права на зачет НДС. А не поставщиков. Однако споры вокруг добросовестности в ближайшее время должны утихнуть. Они уступят место другим, еще более жарким дискуссиям, касающимся как раз поставщиков. Их провоцирует более позднее определение Конституционного Суда РФ № 324-О. Здесь судьи указали, что фирма может быть лишена права на зачет НДС, если продавец его в казну не заплатил».

А. Токарев, налоговый консультант

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное