Правоблудие как основной конституционный принцип

Правоблудие как основной конституционный принцип

01.02.2005

Одиннадцать судей Конституционного Суда, принявшие присягу 30 октября 1991 года, реально работать начали лишь в январе 1992 года. За прошедшее время было вынесено несколько сотен решений, в том числе и по налоговым вопросам. Но однозначно можно оценить лишь первые «налоговые решения», все остальные до сих пор вызывают, по меньшей мере, недоумение.

При полной свободе толкования, судья, то сообразуясь с прямым смыслом закона, то объясняя закон, может всегда произнести решение в пользу того или другого, как ему заблагорассудится. Он всегда уверен, что может прикрыть свое лицеприятие или буквальным, или истолковательным смыслом закона. Таким образом, судья превращается в шарлатана, который, к великому удивлению зрителей, угощает из одной и той же бутылки то сладким, то горьким напитком.

Чезаре Беккария «О преступлениях и наказаниях»

Прием «джокер в рукаве»

Прежними решениями Конституционного Суда (см. справку «Доска почета») можно гордиться. И не из-за того, что они приняты в пользу фирм, а из-за их глубокой проработки. При вынесении этих решений судьи привлекали авторитетных экспертов, то есть обсуждение было открытым и многосторонним. Эйфория справедливости закона кончилась где-то в начале 2000 года, когда Конституционный Суд начал использовать странные способы восстановления конституционности.

В конце января 2001 года Конституционный Суд признал не соответствующим основному закону страны налог с продаж (постановление от 30 января 2001 г. № 2-П). Но в резолютивной части этого постановления судьи указали, что неконституционные положения должны быть приведены в соответствие с Конституцией или же утратить силу не позднее 1 января 2002 года.

Удивлены такой постановкой вопроса были не только простые бухгалтеры, но и опытные юристы. Ведь если нормы признаны неконституционными, значит, они не должны применяться. Об этом говорит не только здравый смысл, но и закон о Конституционном Суде от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ. На деле же этот суд предлагает применять неконституционные нормы, заведомо зная, что обязанность платить относится только к законно установленным налогам.

Для подобных отсрочек почва была заготовлена заранее. В своем определении от 4 мая 2000 г. № 101-О Конституционный Суд отметил, что он может отложить исполнение своих постановлений. Якобы это обусловлено «необходимостью обеспечивать стабильность правоотношений в интересах субъектов права». Получается, что если государство собирает незаконно установленный налог, а проще говоря, грабит фирму, используя свою административную мощь, то грабеж сразу прекратить нельзя. Нужно дать еще пограбить, потому что иначе можно запросто нарушить стабильность отношений между грабителем и жертвой.

В том же определении упомянуто, что немедленное признание фактически неконституционных положений утратившими силу может нанести непоправимый вред бюджету. Что приведет к нарушению прав и свобод граждан. Только почему-то при этом судьи «забыли»: налог с продаж включается в цену товаров, и платят его (фактически) как раз рядовые граждане, в том числе и пенсионеры, для которых надбавка в 5 процентов к цене очень существенна.

Абсурдность доводов конституционных судей поражает. Ведь если продолжить мысль, то получается, что любой грабитель может потребовать не применять к нему наказание и не отнимать награбленное. Ведь его семья уже запланировала под присвоенное какие-либо расходы, и отбор награбленного нарушит их права.

Очевидно, что такая логика порочна, и вряд ли дело в заботе о гражданах. Главная цель – сохранить возможность собирать незаконные платежи. А для того чтобы никто не смог вернуть незаконно собранный налог, в Конституционном Суде придумали термин, который не найти ни в одном законе – «фактический налогоплательщик». Причем буквально за год до этого суд указал «фактическим налогоплательщикам», что они вовсе не налогоплательщики и что нечего им ходить и жаловаться на налог с продаж (определение Конституционного Суда от 7 октября 1999 г. № 184-О).

Интересная история приключилась с платежами за загрязнение окружающей среды. Верховный Суд признал незаконным постановление правительства об утверждении порядка определения платы за загрязнение окружающей среды (решение от 28 марта 2002 г. № ГКПИ 2002-178). Кассация оставила это решение без изменения (определение от 4 июня 2002 г. № КАС 02-232). То есть плату за загрязнение окружающей среды Верховный Суд признал незаконной, и платить ее не надо.

Видимо, решив, что «родина в опасности», Конституционный Суд выпускает определение от 10 декабря 2002 г. № 284-О. В качестве эпиграфа к нему вполне подошли бы строки Александра Сергеевича Пушкина: «Родила царица в ночь не то сына, не то дочь, не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку». Поскольку опровергнуть позицию фирмы законным методом было невозможно, необходимо было ввести новые правила. И Конституционный Суд придумал новое понятие, не знакомое российскому законодательству, – «фискальный сбор». При этом разъяснив, что размеры таких обязательных платежей (фискальных сборов) устанавливает правительство, ограничиваясь, видимо, лишь аппетитом бюджета.

Прием «здесь помню, здесь не помню»

Особенно интересно изменение позиции Конституционного Суда при неизменности норм законодательства. Так, конституционные судьи признавали незаконными штрафы за неприменение кассовых аппаратов из-за их несоразмерности причиненному ущербу (постановление от 12 мая 1998 г. № 14-П).

Позже Конституционный Суд решил, что доводы фирмы фактически сводятся к тому, что «рядовые» суды должны быть наделены правом назначения административного наказания даже ниже минимального предела, который предусмотрен рассматриваемой статьей (определение от 9 апреля 2003 г. № 116-О). Мол, разрешение этого вопроса является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда.

Согласитесь, достаточно странная формулировка, если не сказать абсурдная. Получается, законодатель не ограничен в установлении низшего предела штрафа, хотя сам же Конституционный Суд неоднократно указывал, что такое положение дел недопустимо и противоречит Конституции.

О высоких материях можно слушать сколько угодно, но согласиться с соразмерностью и справедливостью штрафа в 30 тысяч рублей за непробитый чек на 3,5 рубля крайне сложно (постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 сентября 2004 г. № А42-3009/04-22).

Прием «здесь играем, а здесь не играем»

Когда фирмы начали выигрывать практически все суды по земельным коэффициентам, которые незаконно повышали ставки земельного налога, Конституционный Суд как истинный «супермен» ринулся на помощь бюджету. В определении от 6 февраля 2004 г. № 48-О нормы, устанавливающие коэффициенты, признаны неналоговыми только с целью ограничения статьи 5 Налогового кодекса. Но при этом судьи говорят, что неналоговая норма может изменять размер налога.

В таком утверждении не только отсутствует здравый смысл, но и нарушается формальная логика. Но приключения с земельным налогом на этом не закончились.

Еще в 1997 году постановлением № 13-П Конституционный Суд указал, что необходимо принять единые правила расчета средней ставки земельного налога на городские земли и ее использования при дифференциации ставок по местоположению и зонам различной градостроительной ценности территории.

Наступил 2004 год, но дело с мертвой точки не сдвинулось. Фирмы снова пошли в суд признавать земельный налог незаконным.

Но Конституционный Суд использовал любимый прием «джокер в рукаве» и сказал, как «на глаз» нужно дифференцировать ставки (определение от 11 мая 2004 г. № 209-О).

Высказавшись за «экономическую оценку территории» и другие принципы «многофакторного анализа», высшие судьи признали, что спорные статьи закона о плате за землю... «сами по себе не затрагивают конституционные права».

Что дальше?

За последние несколько лет решения Конституционного Суда привели только к потере уважения к нему. Большинство юристов считают, что деятельность конституционных судей – всего лишь ширма для легализации незаконных платежей и действий госструктур. Ведь Конституционный Суд обладает законодательной инициативой, однако за все время его существования никто не видел ни одного налогового законопроекта, исходящего от него.

Все последние сомнительные решения Конституционный Суд вынес в форме определений, то есть заочно, без слушания сторон и приглашения каких-либо экспертов (консультантов).

Хитом ушедшего года, конечно же, стало определение от 8 апреля 2004 г. № 169-О, где высшие судьи вытащили из рукава не одного, а целую колоду джокеров, чтоб сразу на всех хватило.

Доска почета`

Еще пять лет назад Конституционный Суд принимал важные решения, которые были полезны фирмам и предпринимателям. Они достойны отдельного упоминания.

17 декабря 1996 года

Конституционный Суд признал неконституционным порядок бесспорного взыскания штрафов за налоговые правонарушения (постановление № 20-П). Сейчас все налоговые штрафы инспекция может взыскать только через суд.

8 октября 1997 года

Конституционный Суд постановил, что фирмы и предприниматели должны платить только законно установленные налоги (постановление № 13-П). Если, например, законодатели региона установили налог с нарушением федерального закона, то такой налог платить не нужно.

Теперь надо платить только те налоги, которые есть в Налоговом кодексе (п. 5 ст. 3 НК). Благодаря этому правилу в стране уменьшилось количество налогов, особенно местных.

11 ноября 1997 года

Конституционный Суд сформулировал важное правило: исполнительная власть (президент страны, правительство, президенты республик, губернаторы, администрации регионов, мэры) не может устанавливать элементы налогообложения (постановление № 16-П). Иными словами, определять период, сроки платежей по налогам и другие элементы налогообложения могут исключительно законодательные власти – Госдума, Совет Федерации, законодательные собрания регионов, региональные и городские думы, местные советы.

12 мая 1998 года

Конституционный Суд признал грабительские штрафы за неприменение ККМ неконституционными (постановление № 14-П). Раньше, если кассир не пробивал чек, скажем, на три рубля, фирму штрафовали на сумму от 50 до 100 МРОТ (в 1998 году «минималка» равнялась 83,49 руб.). Жаль, что позже Конституционный Суд изменил свое мнение и «перевел стрелку» на законодателей. Мол, это они должны решать, какой минимальный штраф может быть (определение от 9 апреля 2003 г. № 116-О).

15 июля 1999 года

Конституционный Суд признал неконституционными штрафы за неуплату налогов по закону об основах налоговой системы (постановление № 11-П). Жаль, что это произошло задним числом, после того как пункт закона о налоговых штрафах утратил силу. Помогло это постановление лишь нескольким фирмам.

Дмитрий КОСТАЛЬГИН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное