Платежка: критерий сомнительности

Платежка: критерий сомнительности

17.01.2005

Сегодня неожиданные просьбы банка принести копии хозяйственных договоров или сведения о партнерах смущают бухгалтеров уже гораздо меньше, чем в прошлом году. О том, что еще изменилось с момента нашей последней публикации о всплеске «банковского безумия» (ноябрьский номер «Расчета» за 2004 год), нам поведала Елена МАТВЕЕВА, руководитель службы внутреннего контроля одного из московских банков.

Следи за словами

Ужесточать требования к «прозрачности» операций своих клиентов некоторые банки начали уже с середины сентября, руководствуясь письмом Центробанка от 19 августа 2004 г. № 262-П и обновленным законом о противодействии легализации преступных доходов. Фактически, от бухгалтера могут потребовать любую бумагу, подтверждающую «прозрачность» банковских операций фирмы. Причем ожидается, что уже с середины января система заработает на полную мощность.

Пока же, как удалось выяснить нашим корреспондентам после выборочного обзвона, регионы все еще хранят спокойствие, видимо, решив не омрачать рождественского настроения своим клиентам. В отличие от столицы, где нововведения внедряют на редкость активно.

Всего пару месяцев назад, когда коллеги г-жи Матвеевой из других московских банков уже вовсю допекали клиентов, она была не готова говорить с нами о «прозрачности». Новые правила работы ее банка находились лишь в стадии разработки, правда, довольно спешной: Центробанк завернул бумаги, не найдя в них изобретенного им самим слова «выгодоприобретатель». Значение этого словечка поистине безразмерно: оно может означать все, что заблагорассудится подозрительным клеркам. Хотя поначалу многие склонялись, что это скорее всего фирма, работающая через посредника.

«У нас теперь столько работы прибавилось! – рассказывает Елена. – Если назначение платежа не вполне понятно или у банка возникают любые сомнения относительно проводимой операции, то мы обязаны запрашивать у клиента дополнительную информацию.

Наши клиенты привыкли не разглашать любые, а не только коммерческие тайны. Поэтому приходится звонить не по одному разу и очень вежливо, но настойчиво просить предоставить документы, подтверждающие “прозрачность” операции. К сожалению, это не наша прихоть, а позиция тех, кто принял закон о легализации. По их мнению, между банком и клиентом секретов быть не должно».

С тем же вопросом – как относятся банки к требованиям письма Центробанка – мы обратились в службу внутреннего контроля по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, московского банка «Витязь». Там мы переговорили с руководителем этой службы Светланой Морозовой: «Все эти меры, вероятно, правильные, направлены на борьбу с терроризмом, но неприятности от них получают в основном бухгалтеры небольших и средних фирм. Понятно, что крупные корпорации проводят свои деньги иначе – ведь в их распоряжении не только свои аудиторы и консалтинговые службы, но и собственные банки.

Если банк закроет глаза на сомнительные моменты в отношениях с клиентом, то при первой же проверке финансовые разведчики это обнаружат. После чего банк предупредят или оштрафуют. А если таких нарушений будет много, то можно и лицензии лишиться. По закону, чтобы лишиться лицензии, достаточно всего двух непосланных сообщений о сомнительных операциях...»

Конечно, многие фирмы в знак протеста потихоньку выводят капиталы из «родного» банка, пытаясь найти другой, но, по словам Елены, это бесполезно: «волна прозрачности» скоро захлестнет все банки. В последнюю очередь это коснется регионов, куда руки контролеров из Цетробанка и финансовой разведки еще не дотянулись.

Кстати, «стучать» в финразведку банк должен без предупреждения клиента. Хотя на практике дела обстоят несколько иначе. «Если банк дорожит своим клиентом, то последнему несколько раз намекнут на то, что нужно пересмотреть подход к взаимоотношениям с партнерами. А если на фирме опытный бухгалтер и юрист, то они сами изучают законы и оформляют банковские операции так, чтобы они не подпадали под обязательный контроль. Иногда аудиторы и консалтинговые компании в этом им помогают. Проще говоря, нужно просто продумать, что указать в назначении платежа, чтобы операционистке не пришлось “стучать” в финразведку», – добавляет Елена. О том, какие слова нельзя упоминать в назначении платежа, читайте в заметке «Ключевой момент».

Союз банка и налоговой

Столичные банки уже сейчас стараются перестраховаться и требуют не только посреднические договоры, но и договоры аренды, займа и многие другие документы.

– Все недвижимое имущество подпадает под действие закона о легализации. И договор аренды, в частности, когда сумма платежей переваливает за три миллиона, – поясняет Елена.

– На интернет-форумах бухгалтеры сообщают, что речь не идет о миллионных платежах, когда с них требуют документы по аренде. Нередко это всего-навсего 30 тысяч рублей...

Эти слова заставили мою собеседницу задуматься. Возможно, она поняла, что ее отдел «охватил» далеко не все «подозрительные» операции клиентов. Неловкая пауза закончилась туманной фразой: «Вы думаете, что нам выгодно сообщать в службу финансового мониторинга про арендные платежи? Нет. Но теперь это касается всех».

Пока банки сообщают лишь о тех операциях, которые, возможно, связаны с интересами террористов. Однако в скором времени они начнут активно сотрудничать не только с финразведкой, но и с налоговыми.

По словам Елены Матвеевой, Центробанк ведет переговоры с Федеральной налоговой службой о бесплатных выписках из госреестра на фирмы, которым ушли «сомнительные платежи». Вероятно, высшее банковское руководство начало понимать, что тайно «стучать» в финразведку затруднительно, так как документы нужно непосредственно требовать у клиента.

О чем подумает налоговый инспектор, выдавая выписку по фирме, сдающей «нулевую» отчетность и вместе с тем получающей крупные суммы денег, гадать не приходится. Так что напрасно Елена плакалась на тяжелую жизнь. Очередная выдумка финразведчиков поможет банкирам раз и навсегда избавиться от «чужаков», обналичивающих деньги их клиентов.

Ключевой момент

По разработанным своими силами стандартам банки определили список ключевых слов, или, на банковском сленге, «ключевых глаз», которые можно встретить в платежках, чеках и объявлениях на взнос наличных.

Конечно, что считать «черной меткой», из-за которой о ваших расчетах с покупателем узнает финразведка, каждый банк решает самостоятельно, но на основании общих рекомендаций. Поэтому список, который попал к вам в руки, может меняться только в сторону увеличения. Итак, чтобы избежать лишних проблем, вам придется исключить из своего лексикона следующие слова: комиссионное вознаграждение (просто вознаграждение и просто комиссия), займ, ювелирные изделия, антиквариат, мебель, легковые транспортные средства, драгоценные металлы, драгоценные камни. Повышено внимание также к продаже тотализаторов, расчетам с игорными заведениями и ломбардами. Расчеты за недвижимое имущество и арендные платежи становятся подозрительными, лишь если превысят три миллиона рублей. Однако случаются казусы, когда отдельные перестраховщики начинают требовать документы на совершенно незначительные суммы.

Артем ДРОЗДОВ

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA