Штурман Московского дома фотографии

Штурман Московского дома фотографии

29.12.2004

С первых минут знакомства c финансовым директором музея «Московский дом фотографии» Юлией Науменко стало понятно, что человек она незаурядный и очень обаятельный. Ей с легкостью удается управлять не только финансовыми, но и людскими потоками. Словно опытный штурман ведет Юлия Науменко вверенный ей корабль по волнам российской экономики.

– Юлия, для начала традиционный вопрос: где вы учились и как давно здесь работаете?

– Я училась в Московском государственном университете печати на экономическом факультете по специальности «Финансовый анализ, бухгалтерский учет и аудит». А на работу в музей «Московский дом фотографии» поступила 1 октября 1996 года после окончания экономического техникума на должность бухгалтера-кассира. Потом перешла на должность ведущего бухгалтера, а затем была назначена заместителем директора по финансовой деятельности.

– Выходит, что вся ваша трудовая биография связана с Московским домом фотографии?

– Я работаю в Московском доме фотографии фактически со дня его создания. И очень рада этому обстоятельству. У нас с самого начала сложился хороший коллектив, в котором приятно работать.

– Юлия, а выбор места работы был случайным или тут сыграла роль склонность к искусству фотографии?

– Свое место работы я выбрала совершенно случайно. Фотографией я не занималась даже на любительском уровне. Но, естественно, невозможно не интересоваться фотографией, работая в специализированном учреждении. Однако сама не фотографирую. Для этого необходимы как минимум способности, а у меня их нет.

– Сколько человек под вашим началом?

– Немного. У нас маленькая бухгалтерия, несмотря на огромный объем работы, которую выполняют бухгалтеры. У меня в подчинении два ведущих и главный бухгалтер. Главного бухгалтера и меня точнее было бы назвать партнерами, мы работаем параллельно. Я просто занимаюсь более глобальными задачами – учетной и финансовой политикой учреждения.

– Есть ли какие-то особенности в ведении бухгалтерского учета в Московском доме фотографии?

– Музей «Московский дом фотографии» не является юридическим лицом. Это часть организации «Мультимедийный центр современных искусств». В ее состав кроме Дома фотографии входят Международная школа фотографии и Мультимедийный центр. Наши расходы связаны с производством работ по организации выставок фотографий, видеоинсталляций. Вот и вся специфика. В бухгалтерском учете никаких особенностей нет. Он стандартный, как в любом другом бюджетном учреждении. Наш учредитель – Комитет по культуре при правительстве г. Москвы. Отсюда мы получаем финансирование, а расходуем средства в соответствии с бюджетной классификацией.

– Возникают ли у вас какие-то проблемы со сдачей отчетности? Если возникают, то как вы их решаете?

– Нет. Никогда никаких проблем со сдачей отчетности у нас не возникает.

– В чем ваш секрет?

– Особого секрета нет. За восемь лет Московский дом фотографии вырос и продолжает расти и расширяться. Меняется порядок бухгалтерского учета. Но так как каждый сотрудник четко представляет себе специфику деятельности музея, все идет своим чередом. Поэтому нет проблем ни с учетом, ни с отчетностью.

– Какими качествами должен обладать хороший бухгалтер?

– Возможно, это будет странно звучать. На мой взгляд, человек должен быть аккуратным. Не терплю небрежности в работе. Не допускаю даже малейших исправлений в бухгалтерских регистрах. Спустя рукава работать совершенно не допустимо, потому что это непременно приведет к ошибке. Бухгалтерия – точная наука, ошибаться нельзя. Поэтому когда мне представляют письмо, в котором неровно строчка написана, я требую это исправить. Все должно быть идеально. И папки должны стоять на полках ровно. Возможно, это мелочи, но я уверена, что такая дисциплина мобилизует.

– Нелегко, наверное, приходится вашим подчиненным?

– Характер у меня легкий. Конфликтов с сотрудниками не возникает, но руководитель я строгий, требую пунктуальности и добросовестности. При этом я никогда не забываю, что необходима мотивация труда, стимулирование самоотдачи людей. Сотрудники музея знают, что если они ответственно выполняют порученную им работу, задерживаются допоздна, то это не останется незамеченным.

– Что составляет основной доход Дома фотографии?

– Основной доход складывается, во-первых, из выручки от продажи входных билетов на выставки. Она составляет примерно 80 процентов дохода. Во-вторых, средства от реализации сувенирной продукции, в том числе каталогов, открыток, всего, что связано с фотографией. Бывают случаи, когда мы предоставляем выставочные помещения в аренду другим организациям для выставок. Правда, сдаем не всем желающим, прежде чем дать согласие, оцениваем художественную ценность экспозиций, которые предполагают разместить в наших залах. Это не так уж часто происходит, поскольку у нас свой обширнейший выставочный план, и нам зачастую самим приходится арендовать площади других московских выставочных залов.

– Какие компьютерные программы вы используете для ведения бухгалтерского учета?

– Мы используем компьютерную программу «Парус».

– Вам часто приходится общаться с налоговой службой? Если возникают какие-то недоразумения, как вы их преодолеваете?

– С налоговой службой довольно часто приходится общаться. Могу сказать, исходя из собственного опыта, что недоразумений с налоговым инспектором лучше избегать. Мы уделяем самое тщательное внимание налогообложению. Если возникают какие-то спорные вопросы, мы обращаемся за консультацией к аудитору либо пишем письмо в Управление по налогам и сборам и получаем разъяснения. Спорные моменты, конечно, бывают по налогу на прибыль, подоходному налогу, по НДС, в связи с контрактами с зарубежными организациями. Но мне кажется, что налоговая служба не слишком интересуется государственными организациями – здесь не такие значительные доходы. К тому же государственные учреждения добросовестные налогоплательщики.

– Как часто вы и ваши сотрудники проходят повышение квалификации?

– Мы постоянно занимаемся повышением квалификации. Наши сотрудники не реже двух раз в год посещают различные семинары, лекции. Это необходимо, потому что налоговое законодательство и наши бюджетные инструкции часто меняются. Надо отдать должное Комитету по культуре при правительстве Москвы, который с периодичностью раз в квартал организует лекции по специфике учета в бюджетных учреждениях.

– Нестабильность налогового законодательства не мешает работе?

– Нет. Нестабильность вызвана тем, что выходят какие-то новые законодательные акты, а потом выясняется, что они не стыкуются с уже действующими документами. Налоговая служба вносит правки, это нам даже помогает, поскольку снимает спорные вопросы. Только надо вовремя ознакомиться с разъясняющими письмами. Сложнее стало работать с выходом статьи 25 Налогового кодекса, изменившей порядок учета расходов для расчета налога на прибыль. С этим, наверное, согласятся многие.

– Какие трудности встречаются в вашей работе?

– Крайне сложно найти специалиста-аудитора, способного дать квалифицированную консультацию. В Москве практически нет аудиторских компаний, которые занимаются бюджетом. Приходится огромное количество времени тратить на изучение законодательно-правовых актов и чаще всего не самих документов, а переписки. Даже позвонив в налоговую инспекцию, можно не получить ответ. Налоговый кодекс и инструкции для бюджетных организаций нередко противоречат друг другу. А допускать ошибки очень не хотелось бы – у подавляющего большинства бюджетных учреждений не такие уж впечатляющие доходы, чтобы оплачивать штрафные санкции. Московский дом фотографии не может, конечно, пожаловаться на низкий доход, но более 70 процентов зарабатываемых нами денег уходит на поощрение сотрудников. Зарплата в государственных учреждениях низкая, поэтому мы стараемся доплачивать людям из собственных средств и делать это регулярно. Иного способа удержать высококвалифицированных специалистов не существует. Оставшиеся средства идут на развитие материально-технической базы музея. Без этого сейчас не обойтись. Нас неплохо финансируют, но все наши потребности бюджет удовлетворить не может. Поэтому мы вкладываем в оборудование свои деньги, чтобы была возможность реализовывать наши проекты.

– Давайте немного отвлечемся от работы. Чем вы увлекаетесь?

– Как такового увлечения у меня нет. Причина простая – отсутствие времени. В выходные я с удовольствием встречаюсь с друзьями, хожу в кино, на концерты, играю в теннис два раза в неделю, но это вряд ли можно назвать увлечением.

– Музей «Московский дом фотографии» располагается в историческом центре столицы, каждый старый дом здесь окутан своими преданиями. Какую тайну хранят стены вашего дома?

– Историй и преданий здесь хватает. Нам они, к сожалению, мешают. Дело в том, что здание наше ветхое, помещения тесные. Высота потолков не позволяет нам экспонировать многие выставки современного искусства из-за масштабности работ. Несколько лет идет оформление распорядительных документов, позволяющих реконструкцию здания. Долгое время мы не могли получить согласование Управления охраны памятников. Отказ объясняли тем, что в этом доме родился известный литературный критик и философ Владимир Соловьев. Никакого подтверждения этого факта мы не обнаружили, только после длительных переговоров нам разрешили реконструкцию, которая жизненно необходима.

– Московский Дом фотографии – успешное предприятие. Что, по-вашему, является залогом этого успеха?

– У нас стабильный коллектив, и у нас не принято делить работу на свою и чужую. Мы все делаем одно общее дело. Если кто-то из сотрудников не справляется со своим объемом работ, а от этого зависит успех проекта, ему поможет любой несмотря на должность. Когда надо, и научные сотрудники, и работники бухгалтерии могут участвовать в монтаже экспозиции, протирать стекла, даже стоять в гардеробе на выдаче одежды. Думаю, в этом и заключается секрет нашего успеха.

Елена АНТОНОВА

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное