Не так страшно 169-О, как его трактовали

Не так страшно 169-О, как его трактовали

05.11.2004

В октябре Конституционный Суд разъяснил свое определение № 169-О официальным документом. Оказывается, тот факт, что фирма расплатилась со своим поставщиком заемными или безвозмездно полученными деньгами, сам по себе еще не лишает ее немедленного вычета по НДС

Долгожданные разъяснения — это 15 страниц текста с неброским заголовком "Об определении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-О (от пресс-службы Конституционного Суда Российской Федерации)". И все — у документа нет ни номера, ни даты. Но статуса официальных разъяснений он от этого не теряет.

Скорее всего именно эти разъяснения будут официально опубликованы в "Вестнике Конституционного Суда" вместе с самим 169-м определением. В редакции "Вестника" нам сообщили, что публикация состоится в шестом номере, который выйдет к концу этого года. После этого налоговики смогут полноправно ссылаться на определение в арбитражных судах, а те — выносить на его основе свои решения.

По содержанию этот документ больше похож не на разъяснение 169-го определения, а на дополнение к нему — судьи не столько ответили на накопившиеся вопросы, сколько озадачили новыми.

В свое оправдание можем сказать...

Но начали в Конституционном Суде с оправданий. Дескать, обвинения в том, что в 169-м определении он вышел за рамки своей компетенции и подменил собой законодателя, — несостоятельны.

Судьи настаивают на том, что ничего нового по сравнению с нормами Налогового кодекса в этом определении не сказали. Они всего лишь "конституционно истолковали" нормы 21-й главы. Проще говоря, объяснили, как их нужно понимать. К тому же понятие "реально понесенных затрат" они сформулировали еще в 2001 году в своем постановлении № 3-П. А 169-О, как следует из разъяснений, всего лишь "помогает лучше понять" это постановление.

Желание конституционных судей оправдаться ничего хорошего фирмам не принесет. Эти их разъяснения дают налоговикам основание утверждать, что 169-е определение распространяется на все время действия 21-й главы Налогового кодекса. То есть если оплаченный заемными и безвозмездно полученными деньгами НДС восстанавливать, то начиная с 1 января 2001 года.

Приведение примера с тяжкими последствиями

От оправданий судьи перешли к самому интересному — объяснению того, как нужно понимать четвертый пункт 169-го определения.

Именно в этом пункте четко и недвусмысленно сказано, что нельзя ставить к вычету НДС при расчетах взятыми в заем деньгами до его погашения. Именно там написано, что если с поставщиком фирма расплатилась деньгами, которые получила безвозмездно, то вычета у нее не будет никогда. Потому что в обоих случаях фирма не несет "реальных затрат" на оплату предъявленного поставщиком НДС.

Как выяснилось, читающим 169-е определение не нужно было верить глазам своим. Эти два случая судьи всего лишь привели в качестве "возможного примера" той сферы, где налогоплательщик может действовать недобросовестно. Они всего-навсего хотели сказать, что в подобных ситуациях налоговики и арбитражные суды вправе проверить фирму на "добросовестность".

А вот если налоговики докажут, а арбитражный суд убедится, что фирма, расплачиваясь с поставщиком заемными или безвозмездно полученными деньгами, действовала недобросовестно, тогда, конечно, вычета по НДС ей не видать.

Сам же по себе факт оплаты поставки такими деньгами вовсе не лишает фирму вычета по НДС. Это Конституционный Суд в своих разъяснениях заявил четко: "налоговые органы и арбитражные суды не могут ограничиваться только установлением факта уплаты НДС с помощью заемных средств".

В общем, конституционные судьи сделали вид, что их неправильно поняли. Четвертый пункт, который сформулирован как категорический запрет на вычеты, оказался всего лишь "возможным примером". Для многих, заметим, послужившим причиной тяжких последствий (о решениях, которые арбитражные суды приняли в пользу налоговиков на основании 169-го определения, мы рассказывали в прошлом номере на стр. 74).

На крючке недобросовестности

Что ж, получается, не так страшно 169-е определение, как его все восприняли? На самом деле в свете разъяснений Конституционного Суда оно может оказаться еще страшнее.

Как показывает практика, при надобности налоговики могут счесть недобросовестной чуть ли не любую фирму. Причем судьи с ними соглашаются даже при самой нелепой аргументации (подробно об этом читайте в июльском номере "Расчета" на стр. 22). Так что сможете ли вы ставить к вычету НДС при расчетах заемными деньгами или нет, теперь зависит от усмотрения вашего инспектора.

Тем более что Конституционный Суд подкинул налоговикам парочку критериев недобросовестного поведения. "Его внешним признаком, — сказано в разъяснениях, — может служить, в частности, причинно-следственная зависимость между бездействием поставщика, не уплатившего НДС в бюджет, и требованиями налогоплательщика о возмещении из бюджета НДС".

Чего уж проще: расплатились вы с поставщиком заемными деньгами, а он, получив их, НДС в бюджет платить по каким-то причинам не стал. Все, готово доказательство того, что ваша фирма — недобросовестный налогоплательщик. А значит, никакого вычета. Что до причинно-следственной связи, то ее можно усмотреть в чем угодно. Например, в том, что вы обратились именно к этому поставщику, хотя у него товар чуть дороже, чем у других.

Недобросовестно фирма действует и тогда, когда заключает сделку, не преследуя при этом никакой "конкретной разумной экономической цели" (экономия на налогах таковой не считается). На этом конституционные судьи настаивают в своих разъяснениях на протяжении нескольких страниц. Причем на то, что можно, а что нельзя считать разумной целью, даже не намекают.

Тем самым они дают налоговикам в руки козырь не хуже пресловутой "недобросовестности". Чтобы представить, как инспекторы станут выявлять конкретную цель сделки и определять разумность этой цели, достаточно вспомнить, как они подходят к оценке экономической оправданности "налоговых" расходов. Многие из по-настоящему необходимых для работы фирмы затрат налоговики считают неоправданным излишеством. Вот и с "разумностью экономической цели" скорее всего будет то же самое.

Причем тот факт, что разъяснения Конституционного Суда не имеют силы его решений, ссылаться на неразумность цели налоговикам не помешает. Для них в разъяснениях есть подсказка — ссылка на несколько постановлений Высшего Арбитражного Суда (от 29 апреля 1997 г. № 131/96 и от 9 февраля 1999 г. № 6747/98). В них высшие арбитры признают, что сделка, у которой нет определенной хозяйственной цели, может считаться недействительной.

На тот случай, если возиться с разумностью цели налоговикам не захочется, конституционные судьи подкинули им еще один признак недобросовестности. Этот звучит совсем уж дико: "игнорирование фискальных интересов государства". То есть недостаточно честно платить налоги, нужно еще и заботиться о том, чтобы бюджет получил побольше.

Ухватившись за эту идею, налоговики запросто могут дойти до полного абсурда. Представьте: ваша фирма платит НДС помесячно, а ваш поставщик — поквартально. Покупая у него в январе товар, вы становитесь недобросовестным налогоплательщиком, поскольку игнорируете фискальные интересы государства. Ведь "сидящий" в стоимости товара НДС вы поставите к вычету сейчас, а ваш поставщик заплатит в бюджет только спустя три месяца.

На воре шапка горит

Некоторые фразы из разъяснений Конституционного Суда по 169-му определению представляют собой весьма примечательные оговорки. Вот самые яркие.

"Частично порядок зачета [НДС] регламентируется Налоговым кодексом".

А в остальной части чем? Заданием по сбору налогов? Или усмотрением инспектора? А может, определениями конституционных судей? Которые настаивают на том, что законотворчеством они не занимаются...

"Конституционный Суд принимает решения по предмету, заказанному в обращении..."

Ну вот: как все и предполагали, 169-е определение конституционные судьи не по своей инициативе сочинили. Его им заказали.

Занятно, что в разъяснениях эта фраза приведена как цитата из закона о самом Конституционном Суде. Вот только в законе она звучит несколько иначе: "...по предмету, указанному в обращении...".

Надо сказать, что текст разъяснений мы получили в пресс-службе еще "горячим", только из-под пера. Скорее всего перед официальным опубликованием подобные оговорки из него уберут. Что, однако, не делает их менее показательными.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA