Цена непробитого чека

Цена непробитого чека

23.09.2004

За непробитый кассовый чек могут оштрафовать и кассира, и директора, и саму фирму. Арбитражные и мировые суды успешно выясняют, кто виноват на самом деле. Но не все налоговики интересуются судебной практикой: им приходится выполнять указания своих управлений

Генеральная линия

Наш корреспондент обзвонила десятки налоговых управлений с вопросом: «Кого шрафуют за непробитый кассовый чек?» Ответы были похожи, как однояйцовые близнецы: «Конечно фирму! Случается, что и директора».

Напоминание о вине кассира вызывало замешательство. Иногда долгое молчание на другом конце провода оканчивалось неуверенным: «В принципе можно и кассира штрафовать одновременно с фирмой».

Однако опрос рядовых инспекторов – тех, кто на практике проверяет, как применяются кассовые аппараты, показал, что они не столь категоричны. Если чеки выбивает человек с удостоверением кассира-операциониста, с ним заключен трудовой договор и соблюдены все другие предосторожности, то фирму и ее директора никто не штрафует.

Тем не менее казусы из-за старательного выполнения указаний налоговых управлений встречаются все чаще и чаще. Так, на юге Московской области почти месяц длилось противостояние руководителя налоговой инспекции с академиком, возглавляющим институт, известный в кругах физиков.

Институт занимается не только наукой, но и коммерческой деятельностью. Например, открыл бар в гостинице. Зарегистрировали как положено кассовый аппарат и поставили за стойку продавца-кассира.

Зашедший в этот бар инспектор выглядел, как паренек, желающий попить пива. Жестяную баночку ему продали, а вот чек не выбили. Тут же был составлен акт и руководителю института выписано «приглашение» посетить инспекцию на предмет составления протокола об административном правонарушении.

Академик по налоговым никогда не хаживал, время свое ценит очень дорого. Стал зазывать налоговиков к себе. Оказалось, что со стороны инспекции подписать протокол может только руководитель, а он тоже занятой человек.

Решился было академик отложить важные научные дела, но тут выяснилось, что если он подпишет злополучный протокол, то институт оштрафуют на 40 тысяч, а его самого – на четыре тысячи рублей. Продавцу-кассиру же грозит всего 1,5–2 тысячи рублей.

Справедливо решив, что виноват кассир, академик принципиально не пошел в инспекцию. На что ее руководитель стал слать грозные письма с предупреждениями о принудительном «доставлении в милицию для подписания протокола».

Казуистика и подлог

Пожалуй, сдвиг в массовом сознании налоговиков стал заметен после того, как в июне прошлого года вступил в силу закон о контрольно-кассовой технике. Хотя некоторые утверждают, что начали мыслить по-другому гораздо раньше – 1 июля 2002 года, когда вступил в силу новый Кодекс об административных правонарушениях.

Яркий тому пример – высказывания Анатолия Кленовского, бывшего начальника упраздненного ныне отдела оперативного контроля и применения ККМ налогового управления по Московской области. Они до сих пор украшают собой сайт управления www.r50.nalog.ru.

Пространные рассуждения г-на Кленовского можно свести к следующему. В статье 14.5 Кодекса об административных правонарушениях четко определено, кто должен продавать товары с применением ККМ. Это – организации и индивидуальные предприниматели. О гражданах, применяющих кассовую технику, ничего не сказано. Отсюда следует, что применять кассовую технику должны исключительно организации и индивидуальные предприниматели, а значит, не применить ее и отвечать за это могут только они.

Более того, оказывается, что статья 7 закона о контрольно-кассовой технике и вовсе сняла все недоразумения по поводу виновных в непробитии чека. Раз в ней говорится, что налоговые могут штрафовать фирмы и предпринимателей, то только их они и будут штрафовать.

При этом существует небольшая проблема: налоговой очень сложно заставить руководителя фирмы добровольно прийти и подписать протокол (или отказаться от подписи в присутствии свидетелей). Нередко налоговики идут на подлог – просят подписать протокол задним числом.

Дело в том, что его необходимо оформлять сразу на месте нарушения или – если возникли неясности – в течение двух суток с момента нарушения. В противном случае основания для штрафа не будет.

Игра в превращения

Налоговые управления советуют инспекторам при пропуске двухдневного срока выписывать определение об административном расследовании. Это дает инспекции фору как минимум в один месяц. В исключительных случаях этот срок могут растянуть и на два.

Грозит вашей фирме такое расследование или нет, можно узнать, внимательно изучив статью 28.7 «Административное расследование» Кодекса об административных правонарушениях. В ней есть много оснований для проведения расследования, но нет и намека на закон о ККТ.

Вот под этим углом зрения и начните рассматривать акт, составленный инспектором и подписанный кассиром. Если в нем стоит «непробитие чека» (ст. 14.5 КоАП) – спокойно переждите двое суток. Штраф вам не грозит. Но, если, инспектор пишет еще и о неоприходованной выручке (ст. 15.1 КоАП), дело плохо.

Выручка напрямую влияет на налоги, а «область налогов и сборов» подпадает под административное расследование. Обязательно проинструктируйте кассира, чтобы он никогда не признавал неоприходование выручки. Мол, чек не пробил случайно, а выручку обязательно оприходовал бы позже, пересчитав деньги.

Не молчите

Стратегия поведения, невольно избранная академиком, о котором рассказано в начале статьи, очень действенна. Нужно максимально оттягивать момент ознакомления с протоколом.

Ни в коем случае нельзя отмалчиваться в ответ на требования посетить инспекцию. Пишите мотивированные письма с объяснениями, почему виноват кассир, а не фирма. Не забудьте отметить, что протокол об административном нарушении должен был быть составлен немедленно, как только инспектор установил нарушение. Исключение – случаи, когда требуется выяснение каких-либо неизвестных обстоятельств (ст. 28.5 КоАП).

Попросите руководителя инспекции обосновать, незнание каких причин помешало составлению протокола на месте. На самом деле инспекторы не делают этого лишь потому, что им не дано право подписывать протокол. Это должен делать руководитель инспекции.

Переписка академика с налоговиками закончилась статьей в местной газете. К счастью, выяснилось, что основания для административного расследования не было: инспектор забыл про важность упоминания о неоприходованной выручке.

Не факт, что академика обязательно доставили бы в милицию. Загадочное слово «доставление», как показал опрос управлений внутренних дел, пока не известно широким массам людей в погонах. К тому же у них острая нехватка кадров. Поэтому, когда инспекции обращаются с просьбой о помощи, то чаще всего получают вежливый отказ в письменной форме.

Суть таких отказов примерно такова: «То, о чем вы просите, называется “привод”. А для него нужно определение прокурора или суда». По совету своих управлений инспекции «просвещают» непонятливых милиционеров ссылкой на статью 27.2 Кодекса об административных правонарушениях.

На это у стражей порядка есть ответ: «Эта статья относится к двухдневному сроку, отведенному для оформления протокола. Вы его пропустили. А значит, ваша просьба квалифицируется как привод. То есть необходимо прокурорское или судебное определение».

Благодаря подобным сказкам про белого бычка фирма вполне может избежать штрафа в 40 тысяч рублей. Причем нет надобности забивать голову «кассовыми» проблемами целый месяц, вполне хватит всего двух суток, отмерянных после посещения инспектора.

Наталья ЛЕЙМАН

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное