Представлять фирму в суде могут...

Представлять фирму в суде могут...

06.09.2004

...не только ее сотрудники и адвокаты, но и другие юристы. Компании наконец добились права выбирать представителей в суде по своему усмотрению

То, чего все так ждали, свершилось! У нас на руках свеженькое постановление Конституционного Суда от 16 июля 2004 г.

Он согласился с тем, что государство не вправе ограничивать фирму при выборе своих представителей. Ведь при рассмотрении арбитражных дел в качестве представителей раньше могли выступать или адвокаты, или штатные работники.

Суть да дело

Поводом к рассмотрению этого вопроса в суде послужили многочисленные запросы компаний и частных лиц о проверке конституционности части пятой статьи 59 Арбитражно-процессуального кодекса. Здесь сказано: «представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты». Другими словами, никто, кроме руководителя фирмы, сотрудника, состоящего в штате, или адвоката, не может представлять компанию в арбитражном суде.

Получается, что компании ограничены в выборе «заступников». Что же касается юристов, аудиторов, консультантов, занимающихся частной практикой, то они вообще оказались «за бортом» арбитражных дел. Такое ограничение усугубляется еще и пунктом 4 статьи 2 Федерального закона № 63-ФЗ. Там четко указано: «представителями организаций... в судопроизводстве... могут выступать только адвокаты...».

Как видите, законодатель попытался навязать свои правила защиты наших с вами интересов. Требования же статьи 46 Конституции оказались попросту проигнорированы. А ведь она каждому гарантирует право защищать свои права и свободы любыми незапрещенными способами.

За «качество» отвечаю

Нарушая одну статью главного закона страны, авторы Арбитражно-процессуального кодекса мотивировали это защитой прав по другой его статье. Так, пункт 1 статьи 48 Конституции гарантирует получение квалифицированной юридической помощи. Видимо, по их мнению, стопроцентно качественную поддержку в суде никто, кроме адвокатов, оказать не в силах. Может, предполагаемый запрет действительно направлен на то, чтобы оградить участников процесса от непрофессиональности частных юристов? Если это так, то внимание следовало бы обратить прежде всего на граждан. Ведь в отличие от них компании имеют больше возможностей привлечь профессионалов, способных оказать достойную правовую поддержку.

Радея за «качество» защиты, авторы кодекса не предусмотрели, какую должность должен занимать штатный сотрудник, имеющий право осуществлять защиту интересов компании в суде. Иными словами, это может сделать уборщица офиса, являющаяся постоянным работником фирмы. Неужели законодатель ожидает от нее более квалифицированной правовой помощи, чем от частного юриста? Ведь в кодексе сказано, что представителями могут быть «лица, состоящие в штате указанных организаций». А, как известно, это не только специалисты с высшим юридическим образованием.

Кроме того, кого бы выбрали вы? Молодого человека, недавно закончившего юридический факультет и получившего статус адвоката, или юриста, занимающегося частной практикой на протяжении многих лет? Ответ очевиден.

Равноправие сторон

Фактически ограничение выбора фирм ставит их в неравное положение с индивидуальными предпринимателями и обычными гражданами. А это опять же противоречит Конституции. Ведь, как известно, частная, государственная и иные формы собственности должны защищаться равным образом. То есть перед законом и судом все равны (ст. 19 и 123 Конституции РФ).

Но на самом деле налицо дискриминация именно по собственности. В то время как граждане могут пригласить любых оказывающих юридическую помощь лиц. Организации попадают под принцип «шаг влево, шаг вправо – расстрел». Ведь если самые крупные компании могут позволить себе штатного юриста, то мелкие и средние фирмы об этом могут только мечтать. На использование услуг адвокатов им может банально не хватить денег. Так где справедливость, которую гарантирует статья 34 Конституции? Каждый ли при таких условиях имеет право на «свободное использование имущества»? Ведь, по сути, организацию обязывают тратить немалые деньги на свою защиту.

Правоведов обидели

Несправедлив Арбитражно-процессуальный кодекс и к частным юристам. Такое ограничение они рассматривают как принуждение вступать в адвокатское сообщество вопреки их желанию. Ведь по смыслу пункта 5 статьи 59 представитель компании должен либо получить статус адвоката, либо быть штатным сотрудником фирмы. Но неужели статья 30 Конституции забыта? Ведь она гарантирует, что «никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Выходит, опять нарушение...

Получается, чтобы иметь возможность «свободно распоряжаться своими способностями к труду» (ст. 37 Конституции РФ), частнопрактикующие юристы и неадвокатские юридические фирмы встают перед выбором. Они вынуждены либо заключать с фирмами срочные трудовые договоры (ст. 58 ТК РФ), либо вступать в коллегию адвокатов.

Первый вариант для юристов более или менее приемлем. Им останется только найти фирму-работодателя. А вот второй для него совсем нежелателен. Ведь налоговые платежи адвокатов куда больше, чем у юристов. Они не могут пользоваться «упрощенкой». И соответственно должны заплатить

13 процентов подоходного налога плюс 7 процентов ЕСН с этой же суммы. А это много хуже, чем 6 процентов с выручки или даже 15 процентов с разницы «доходы минус расходы».

No pasaran!

Приведенные нами правовые доводы можно подкрепить еще и аргументами экономического характера. Гарантируя фирмам получение квалифицированной юридической помощи, государство не ручается, что при отсутствии необходимых денежных средств помощь адвоката будет бесплатной.

В подобной ситуации фирма могла бы привлечь специалиста, готового профессионально защитить ее интересы, с отсрочкой платежа или в рамках долгосрочного договора на юридическое обслуживание, или вообще не требуя оплаты (например, по личным мотивам). Поскольку такая возможность отсутствует, фирмы, не имеющие достаточно денег, значительно ограничены в своих возможностях. Именно по этой причине от защиты своих интересов в суде они могут отказаться.

Кроме того, от требований пункта 5 статьи 59 Арбитражно-процессуального кодекса пострадали не только частнопрактикующие юристы и фирмы, но и судьи. Ведь они вынуждены были выполнять несвойственную для них функцию. А именно, собирать доказательства, подтверждающие полномочия судебного представителя компании. Если они оказывались необоснованными, то суд должен был в иске отказать. В результате процедура разрешения спора затягивалась. Страдали законные права фирм на всестороннее, полное, объективное и оперативное рассмотрение дела.

Но к счастью, Конституционный Суд признал неконституционность набившего оскомину пункта Арбитражно-процессуального кодекса. А значит, справедливость наконец восторжествовала.

Ю. Перхова, эксперт ПБ

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное