Бухгалтеры-криминалисты

Бухгалтеры-криминалисты

16.08.2004

Этот год стал 85-м с момента создания экспертно-криминалистической службы и 13-м с тех пор, как среди экспертов появились бухгалтеры в погонах. Впервые это случилось в городе Томске.

Когда бухгалтеры погоны надели

Первое знакомство с Томским УВД вызвало у меня те же ощущения, что и знакомство с управлением по судебно-правовой защите МВД на Лубянке. Тот же помпезный фасад и нищенские коридоры.

Ощущение казенного дома исчезло, как только я открыла дверь отдела бухгалтерских экспертиз. Первое, что бросилось в глаза, – толстые подшивки журналов, среди которых был и «Расчет». «Ваш журнал очень помогает нам в работе. Мы всегда включаем его в обзор прессы», – заметив мой взгляд, улыбнулась Наталья Извекова, старший бухгалтер-эксперт.

Позже выяснилось, что обзорами прессы и чтением книжек здесь не ограничиваются. Новенькие сотрудники пишут рефераты, более опытные – методички. Все, как и должно быть в Томске, который из-за обилия университетов нередко называют сибирскими Афинами.

Бухгалтер-эксперт рука об руку работает с оперативниками и следователями. Именно он позволяет установить, совершено ли экономическое преступление и какова истинная сумма причиненного ущерба.

Заключение эксперта признается доказательством еще с 1923 года. Положения статьи 63 первого советского Уголовно-процессуального кодекса актуальны и сейчас: «эксперты вызываются в случаях, когда при расследовании или рассмотрении дел необходимы специальные познания».

Видимо, чтобы подчеркнуть научность исследований, проводимых экспертами, места их сосредоточения в системе Минюста назывались лабораториями. Существуют они и по сей день. Однако с распадом Советского Союза плата за проведение внеплановых ревизий, проводимых минюстовскими экспертами, стала непосильной для бюджета подразделений МВД.

«В конце 80-х преступность в бухгалтерской среде была почти ненаказуема, – вспоминает идейный вдохновитель создания первого в России отделения бухгалтерских экспертиз, полковник в отставке Борис Вохминцев, бывший начальник экспертно-криминалистического управления. – У ОБЭП не было денег на ревизоров. Поэтому если сбор доказательств с помощью экспертизы документов и проводился, то исключительно за счет средств потерпевших. Однако предприятия в то время лежали на боку, и мало кто из них мог позволить себе потратиться на оплату услуг экспертов».

Управлению внутренних дел по Томской области удалось разорвать замкнутый круг. В 1991 году после согласования с экспертно-криминалистическим центром МВД в штат управления ввели четыре дополнительные штатные единицы. Их выделили специально под должности экспертов-ревизоров.

Это был рискованный эксперимент: ни в одном УВД страны не существовало подобного отдела. Все сомнения были развеяны уже с первых месяцев. Работа бухгалтеров, пришедших на должности экспертов-ревизоров, оказалась очень эффективной. Сумма только одних недостач в разных организациях, выявленная экспертами на 1 января 1993 года составила 8 миллионов 660 тысяч рублей. Сравните: денежное содержание экспертов-ревизоров за это же время составило всего 170 тысяч рублей.

Однако одних показателей оказалось недостаточно. Чтобы расширить штат до 11 человек, Борису Вохминцеву и нынешнему начальнику УВД Томской области генерал-майору милиции Виктору Гречману (тогдашнему куратору экспертов-ревизоров) пришлось приложить немало усилий.

Томские особенности экспертизы

Начиная с 1992 года по томскому подобию прошла реорганизация и в других управлениях внутренних дел. В приказах о создании ревизорских подразделений так и отмечали: «изучив положительный томский опыт...». Превзойти первое отделение бухгалтеров-экспертов до сих пор не удалось ни одному из региональных управлений внутренних дел.

Томичи все чаще и чаще проводят в комплексе с судебно-бухгалтерской другие виды экспертиз. Самые традиционные известны многим. Это почерковедческая и техническая экспертизы. Одна изучает подписи и рукописный текст, другая определяет подлинность штампов и печатей. К новым видам можно отнести компьютерную, строительную и технологическую.

Необходимость в компьютерной экспертизе прямо пропорциональна автоматизации бухгалтерского учета. В большинстве случаев только с ее помощью можно опровергнуть или подтвердить показания того же кассира, который отрицает, что изменял реквизиты кассовых документов (подробности на стр. 52).

Проанализировав причины трудностей раскрытия преступлений в строительной сфере, полковник милиции Алексей Петров, он же начальник томского экспертно-криминалистического центра, понял, что без эксперта-строителя дальше обходиться невозможно. Он заручился поддержкой руководства УВД, и 31 декабря 2003 года в отделе бухгалтерских экспертиз появилась новая должность.

Совсем недавно в отделе бухгалтерских экспертиз появились товаровед и оценщик. Пожалуй, нет лишь собственных экспертов-технологов. Их привлекают со стороны.

Так, например, преподаватели Томского политеха помогли подтвердить, что тонны металла списаны в производство предприимчивыми руководителями одной фирмы с нарушением технологических норм.

Совместная работа экспертов различных направлений называется очень популярным в Томске словом «взаимодействие». Именно оно – причина сокращения сроков предварительного расследования экономических преступлений и проведения экспертиз.

Счетовод принимает экзамен у опера

Пример взаимодействия экспертов со следователями и оперативниками – единая информационная база данных «Компраэкономик». В ней собраны все сведения о всевозможных проверках фирм.

Для создания базы потребовалось разработать коды обозначения различных нарушений и решить множество организационных вопросов. Несмотря на всю сложность задачи к 1998 году в Томской области обобщили проверки ОБЭП, налоговых инспекций и полиции, свои собственные, проведенные экспертами-ревизорами. В базу данных включили данные о ревизиях начиная с 1992 года.

Бухгалтеры-эксперты не используют в своей работе сведения из системы «Компраэкономик». Тем не менее до недавнего времени в отделе бухгалтерских экспертиз не было штатной единицы оператора, который переносил бы данные из учетных карточек по проверкам в компьютер. Это приходилось делать самим экспертам.

«Ну и что? – недоумевает начальник отдела бухгалтерских экспертиз майор милиции Надежда Батрынак. – Эта информация необходима оперативникам, и мы ее формируем. Знаете, некоторые эксперты из других УВД действительно занимают странную позицию. Складывается впечатление, что они не понимают простой истины: все сотрудники УВД должны работать в одной упряжке. Доходит до того, что наши коллеги из других городов отказываются проводить исследования в ходе предварительного следствия! Многие даже на изъятие документов не выезжают».

Несмотря на то что отделение бухгалтерских экспертиз существует уже почти полтора десятка лет, многие заказчики исследований или экспертизы слабо представляют себе их возможности. Из-за этого вопросы, поставленные перед экспертом, нередко отличаются высокой трудоемкостью и малым практическим эффектом. Чтобы избежать этого, в Томске часто практикуют предварительные консультации у экспертов.

«Новенькие оперуполномоченные часто не знают даже, что такое квитанция к приходнику или платежка, – делится заместитель начальника отдела бухгалтерских экспертиз майор милиции Маргарита Куликова, – но эта проблема решаема. Мы читаем им лекции, проводим семинары. А потом обязательно проводим зачеты. Причем очень серьезные: не все сдают их с первого раза. Зато потом многие без запинки отвечают, что такое двойная запись».

Впрочем, бухгалтерам-экспертам тоже есть, чему поучиться у оперативников. Как и любой сотрудник милиции, обаятельные женщины обязаны иметь хорошую спортивную подготовку. Они регулярно сдают нормативы, в том числе и по стрельбе, так как имеют право на ношение оружия.

Научный подход к хищениям

Томские эксперты полностью согласны с утверждением американских исследователей, что предметом проверок является психология лиц, занятых в хозяйстве и что девять десятых всех хищений происходит по вине бухгалтеров.

По мнению все тех же американцев, трое из десяти работников ищут возможность что-нибудь украсть, другие трое из десяти украдут, как только представится такая возможность, и лишь четверо из десяти останутся честными при любых обстоятельствах.

Применительно к России слово «работник» вполне уместно дополнить прилагательным «счетный». И все же эксперты не видят потенциального преступника в каждом главбухе и кассире.

Более того, охотно поясняют, как честному бухгалтеру не быть заподозренным в махинациях. Например, никогда не держите на складе неоприходованный товар. Нет документов – оформляйте неотфактурованную поставку (как это сделать – читайте на стр. 106).

Вам повезет, если проверять документацию из «черной» бухгалтерии фирмы будет эксперт, а не налоговый инспектор. Последний наверняка увидит лишь неучтенную выручку, а эксперт определит, какая сумма пошла в чей-то личный карман, а какая – истрачена на производственные нужды.

«В конце каждого экспертного заключения по исследованию такой неучтенной первички мы обязательно делаем приписку: “требуется проведение в налоговой проверки”», – поясняет Надежда Батырнак. То есть впоследствии инспектору придется уменьшить неучтенную выручку на неучтенные затраты. А значит, размер доначисленного налога может оказаться для фирмы не таким уж запредельным.

Наталья ЛЕЙМАН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA