С кем не бывает...

С кем не бывает...

15.12.2003

Ошибка в декларации по нулевой ставке НДС – еще не причина отказывать в возмещении налога. Доказать это в суде удалось одной из московских фирм. Причем аргументы ее адвоката могут взять на вооружение не только экспортеры

Подтверждение права на нулевую ставку НДС при экспорте – дело хлопотное: собрать весь пакет необходимых документов, позаботиться, чтобы они были правильно оформлены, правильно составить декларацию по нулевой ставке налога... Среди стольких забот немудрено и ошибиться, заполняя декларацию.

Именно такой досадный «прокол» случился у одной из московских фирм-экспортеров. Заявляя свое право на возврат входного НДС по двум экспортным поставкам, она по ошибке не включила сумму одной из них в строку 130 декларации по нулевой ставке налога. Все остальные данные в декларации были указаны правильно. Пакет подтверждающих эту поставку документов тоже был в полном порядке. В общем, в праве на возврат налога сомнений быть не могло.

Но во всем, что касается экспортного НДС, у налоговиков, как известно, есть негласная установка: искать любые зацепки для того, чтобы налог не возвращать. Видимо, поэтому инспекторы, обнаружившие путем нехитрой арифметической проверки ошибку, не подозревающей о ней фирме ничего не сообщили. А пакет документов, подтверждающих ошибочно не попавшую в строку 130 экспортную поставку, даже и рассматривать не стали, сразу отказав в возврате причитающегося по ней экспортеру входного налога.

Повод так поступить дал инспекторам, видимо, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа. Рассматривая совсем другое дело, он в постановлении от 24 апреля 2002 г. № Ф04/1425-337/А27-2002 пришел к такому выводу: если экспортер не представил точный расчет подлежащего возмещению (или зачету) налога, то инспекция не может оценить обоснованность применения нулевой ставки, а значит, и смысла проверять подтверждающие экспорт документы нет.

Об ошибке фирма узнала, только получив решение об отказе вернуть налог. Уточненную декларацию инспекция принять отказалась, сославшись на то, что 180 дней с момента экспортной поставки, отведенные кодексом на представление всех необходимых документов, уже истекли.

Не согласному с такой логикой руководству московской фирмы пришлось затевать судебное разбирательство. Преодолев первые две инстанции, где судьи налоговиков не поддержали, 29 сентября спор добрался до решающей – кассационной. Дело рассматривал Федеральный арбитражный суд Московского округа, присвоив ему номер КА-А40/7342-

Там налоговики продолжали настаивать на своей правоте, утверждая, что раз сумма экспортной поставки в декларации не указана, то подтвержденным факт экспорта считать нельзя. То есть ошибку при заполнении декларации следует рассматривать не как ошибку, а как отсутствие подтверждения права на применение нулевой ставки налога, в чем фирма сама же и «расписалась».

В ответ представлявший фирму в суде адвокат Андрей Царев постарался доказать, что декларация как таковая факт экспорта, а значит, и право на возврат налога не подтверждает. Потому что предназначена она совсем для другого. Из статьи 80 Налогового кодекса следует, что декларация служит для сообщения налоговикам сведений о расчете, начислении и уплате налогов, то есть носит сугубо информационный характер.

Документы, которыми экспортер должен подтвердить факт экспорта, перечислены в статье 165 Налогового кодекса. И декларация в их исчерпывающем перечне не упоминается. Сам кодекс, а именно пункт 4 статьи 176, устанавливающий основания для возврата НДС, разделяет эти два понятия.

Более того, инспекторы, как обратил внимание адвокат, нарушили правила проведения камеральной проверки, которые закреплены в статье 88 Налогового кодекса. А проверяя декларацию по нулевой ставке и пакет подтверждающих право на нее документов, инспекция проводит именно камеральную проверку.

Проведение налогового контроля статья 32 кодекса называет обязанностью, а не правом налоговиков. Камеральная проверка – одна из форм такого контроля. Поэтому представленную для нее декларацию и приложенные к ней документы инспекция проверить обязана. Не делать этого она вправе, лишь когда не представлена сама декларация – нечего проверять. Поэтому отказ инспекции проверить подтверждающие экспорт документы незаконен. Если бы она это сделала, то обнаружила бы, что в декларации допущена обычная описка. Кстати, в этом деле инспекция описку обнаружила и без того и даже самостоятельно вычислила сумму НДС, причитающуюся экспортеру по «упущенной» в декларации сумме экспортной поставки.

Кроме того, обо всех противоречиях и ошибках, которые инспектор обнаружит в декларации, он по статье 88 кодекса обязан сообщить фирме и потребовать внести необходимые исправления. Ничего иного в этом случае налоговики сделать не могут. Кстати, это правило и существует как раз для того, чтобы не давать инспекторам возможности карать налогоплательщиков за ошибки и описки. Ошибаются ведь все, с кем не бывает?

Поэтому, не сообщив экспортеру об ошибке в его декларации, налоговики поступили незаконно. Тем самым, как подчеркнул адвокат, они лишили фирму права, которым та обладает по статье 21 Налогового кодекса, – пояснить инспектору, как рассчитан заявленный к возмещению налог.

Судей эти доводы убедили, и они приняли решение в пользу фирмы. Кстати, аргументацию адвоката могут взять на вооружение не только экспортеры, но и все, кому из-за ошибок в декларациях, не дав возможности их исправить, налоговики насчитали недоимку, пени и штрафы.

Наталия МАРТЫНЮК

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA