Неизвестная судьба налоговой тайны

Неизвестная судьба налоговой тайны

31.01.2003

В конце прошлого года в Госдуму поступил очередной законопроект с поправками в Налоговый кодекс, касающийся налоговой тайны. На этот раз депутатам предложили исключить из понятия налоговой тайны сведения об уплаченных налогах и недоимках. Авторы поправок считают, что если о долгах фирмы перед бюджетом и о том, сколько она платит налогов, будет известно всем, то это поможет увеличить поступления в бюджет и сократить численность контролеров. Однако для фирм такие изменения могут иметь массу негативных последствий.

Материал предоставлен журналом
" Московский бухгалтер" (№1, 2003 год)

Как удалось выяснить, по коридорам Думы сейчас "гуляет" по крайней мере три различных законопроекта о налоговой тайне. Первый был внесен правительством еще в феврале 2001 года. Второй законодатели увидели год спустя, в феврале уже 2002 года. Наконец третий, предложенный группой депутатов, появился на свет недавно (на момент подготовки материала он проходил согласование в правительстве).
Эти три законопроекта сильно отличаются друг от друга. Если в первом и третьем и без того не слишком секретную налоговую тайну хотят еще больше сделать "не тайной", то проект депутата Бооса, наоборот, направлен на уменьшение произвола при обращении с конфиденциальными сведениями о налогоплательщике. Рассмотрим их по порядку.

Поправки "плохие"...
Понятие налоговой тайны содержится в статье 102 Налогового кодекса. В секрете должны оставаться любые полученные налоговиками, налоговой полицией, фондами и таможней сведения о налогоплательщике. Кроме разглашенных добровольно самой фирмой или с ее согласия ИНН, информации, передаваемой по международным соглашениям, и данных "о нарушении законодательства о налогах и сборах", а также штрафах за эти нарушения. Кстати, информацию о нарушениях нельзя разглашать до тех пор, пока сама фирма (или суд) не согласится с решением о взыскании.
Поправки, предложенные правительством, значительны. Из списка обладателей налоговой тайны исключены фонды. Также правительство хочет увеличить перечень исключений из налоговой тайны. Как следует из законопроекта, по мнению чиновников, не следует относить к тайне открытую и общедоступную информацию. Что такое общедоступная информация, в документе не указано. По-видимому, чиновники внимательно изучили Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 25-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации", где открытыми называются любые сведения, полученные государственными органами. Исключение составляют только персональные данные о человеке (обстоятельства его частной жизни и т. д.) и сведения, отнесенные к государственной тайне. Таким образом, авторы не только "уменьшают" состав тайны, но и из-за размытости формулировок Закона № 25-ФЗ создают почву для злоупотреблений.
Также в законопроекте правительство указывает, что не намерено считать налоговой тайной данные о наименовании и местонахождении фирмы, ее госрегистрации, Ф.И.О. гражданина и регистрационные данные ПБОЮЛ.
Почти анекдотичная история произошла со следующей поправкой. Дело в том, что в проекте предусмотрено, что порядок передачи информации, хранящейся и поступающей к налоговикам, таможенникам, фондам и налоговой полиции, должен быть утвержден правительством. Понадеявшись, что законопроект правительства будет принят, в августе прошлого года МНС отменило приказ от 3 октября 2000 г. № БГ-3-24/346, которым был утвержден порядок выдачи конфиденциальной информации (подробнее об этом мы писали в октябрьском номере журнала за 2002 год на стр. 26). Отменив этот порядок, МНС ничего не выдумало взамен, объяснив это как раз тем, что правила предоставления имеющейся у них информации должно утвердить правительство. В результате инспекции вынуждены работать по старым, уже отмененным правилам, поскольку правительству до сих пор не удалось добиться принятия законопроекта. Да и новый порядок им тоже не принят.
Также в своем проекте правительство предоставило себе полномочия устанавливать перечень "иных лиц, имеющих доступ к налоговой тайне" (напомним, что сейчас такими полномочиями обладают МНС, ФСНП и ГТК). Однако чем больше "лиц" знает о секрете, тем меньше он является для кого-либо тайной.
Среди прочего государственные мужи предлагают не включать в понятие налоговой тайны информацию о недоимках. Мы намеренно упомянули об этом только сейчас. Эту же идею развили депутаты в законопроекте с поправками в статью 102 Налогового кодекса, поступившем в Госдуму сравнительно недавно. Предложения депутатов оказались не такими "революционными", как правительственные. Достаточно сказать, что их предложения содержатся всего в одной строке. Депутаты предлагают исключить из состава налоговой тайны сведения о недоимках, а также исчисленных и уплаченных налогах.
В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что раскрытие этих данных поможет местным, региональным и федеральным властям иметь точную информацию о налоговых поступлениях. Следовательно, они смогут лучше планировать свою работу и своевременно помогать недоимщикам. "Уплата налога — важнейшая гражданская обязанность. Так как бюджеты формируются в том числе и из налогов, то обязанность платить — это публичная обязанность. Зачем скрывать от общества свою доблесть, что ты уплатил налоги?! А факт неуплаты налога надо делать достоянием хотя бы тех лиц и организаций, которые ответственны за формирование бюджета", — пояснил нам один из разработчиков проекта, депутат Борис Кибирев.
Наверняка проект задумывается именно для этих целей. Однако очевидно, что такие меры могут негативно отразиться на работе небольших фирм. Ведь разглашение сведений о задолженностях может привести к дискредитации репутации фирмы, потере клиентов и партнеров. По сумме же уплаченных налогов всегда можно легко оценить объемы деятельности предприятия и, возможно, его прибыль. А это уже пахнет разглашением коммерческой тайны, охрану которой пока никто не отменял.
Кроме того, налоговики уже почти год не считают информацию о недоимке конфиденциальной. Свою позицию по этому вопросу они определили в письме от 5 марта 2002 г. № ШС-6-14/252 (подробнее об этом мы рассказывали в апрельском номере журнала за 2002 год на стр.12).

...и "хорошие"
Автором второго законопроекта является бывший глава налоговиков депутат Георгий Боос. Судьба предложенных им поправок, так же как предыдущих, до сих пор не ясна (они еще не приняты даже в первом чтении, а могут быть весьма полезны для налогоплательщиков в отличие от предыдущих).
Депутат предлагает изменить статью 102 кодекса так, чтобы существенно расширить определение налоговой тайны. В законопроекте предусмотрено, что "налоговую тайну составляют любые сведения о налогоплательщике и ином лице, полученные налоговым органом, органом налоговой полиции, органом государственного внебюджетного фонда, иным органом государственной власти и местного самоуправления, их должностными лицами и работниками, а также специалистами, экспертами, переводчиками, свидетелями и понятыми, в установленном настоящим кодексом порядке".
Тем самым предлагается считать налоговой тайной сведения, полученные налоговиками (и другими контролерами) из любых источников (фирм, граждан, госструктур и т. д.). В пояснительной записке к законопроекту приводится следующий пример. Идет налоговая проверка уплаты налога на рекламу рекламодателем (налогоплательщиком). Во время этой проверки налоговики вправе потребовать информацию у рекламного агентства (контрагента), которое не является плательщиком налога на рекламу.
Получается, что рекламное агентство вообще не имеет права требовать соблюдения налоговой тайны в отношении предоставленных налоговикам сведений о себе. У него ведь нет статуса "плательщик налога на рекламу". Аналогичная ситуация возникает и со свидетелями, частными нотариусами, банками, которых опрашивают налоговики.
Следующий момент, который предложено доработать, касается сведений, в действующей редакции кодекса не составляющих налоговой тайны. Напомним, сейчас не являются тайной сведения, разглашенные налогоплательщиком самостоятельно. Но в кодексе прямо не определено, что понимается под самостоятельным разглашением: например, является ли таковой информация, которую налогоплательщик сообщает своему контрагенту? В законопроекте предлагается установить только два основания правомерного разглашения налоговой тайны: с письменного согласия налогоплательщика и в случаях, прямо предусмотренных федеральным законодательством.
Что же касается разглашения налоговой тайны, то под ним г-н Боос предлагает понимать "любое действие или бездействие обязанного лица, в результате которого третьим лицам стали известны составляющие налоговую тайну сведения". Впрочем, подобные поправки вряд ли уместны. Ответственность за разглашение налоговиками, полицейскими, таможенниками и т. д. предусмотрена в Уголовном кодексе (ст. 183 — до 10 лет тюрьмы). К тому же под разглашением в этой статье понимаются как активные действия, так и бездействие.
Исходя из этого, проект Георгия Бооса несомненно можно назвать более привлекательным для налогоплательщиков. Однако уверенности в том, что в конечном итоге пройдет именно он, нет. Бухгалтерам остается только ждать и надеяться.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное