Партнера нет, а договор есть. <br><i>Контрагент-невидимка может быть опасен</i>

Партнера нет, а договор есть. <br><i>Контрагент-невидимка может быть опасен</i>

29.10.2002

Представьте, что в ходе проверки вашего предприятия налоговики выявили сделки, заключенные с несуществующими организациями. Какие неблагоприятные последствия могут ожидать вашу фирму в этом случае?

Заблуждение освобождает от ответственности

Предприятию ничего не грозит, если гражданин, назвавшийся представителем контрагента, ввел его в заблуждение, показав бутафорский офис или представив поддельный устав. Ведь в этом случае фирма действительно считала, что ее партнер существует.
При этом следует отметить, что в Гражданском кодексе прямо закреплена презумпция добросовестности участников гражданского оборота (п. 2 ст. 6 и п. 3 ст. 10). Поэтому организация вовсе не обязана проверять добропорядочность потенциальных контрагентов. Следовательно, на нее не может быть возложена ответственность за сделки с недобросовестными лицами.

Многочисленной судебной практикой подтверждено, что если сделка признается недействительной, то налоговые последствия определяются исходя из экономического содержания отношений, а не их гражданско-правового оформления. То есть предприятие вправе отнести к расходам перечисленную партнеру сумму, даже если такая операция была оформлена с нарушениями законодательства. В постановлении от 24 июня 1997 г. № 4569/96 Президиум Высшего Арбитражного Суда подтвердил, что налогоплательщик, представивший надлежащие документы, не несет ответственности за недобросовестные действия контрагента. В постановлении от 24 ноября 1998 г. № 512/98 Президиум Высшего Арбитражного Суда отметил, что даже если не все документы были оформлены надлежащим образом, но расходы фактически имели место, то они должны быть учтены при налогообложении.

Исключением из этого правила являются внешнеэкономические сделки. В постановлении от 27 апреля 2001 г. № 7-П Конституционный Суд по сути сделал вывод о том, что, заключая договоры с иностранными партнерами, организация не только вправе заботиться о своих частных интересах, но еще обязана думать "о благе Отечества". Поэтому при оформлении внешнеэкономических сделок фирме нужно уделять особое внимание подтверждению своей добросовестности. Для этого ей необходимо по возможности принимать все законные меры с тем, чтобы выяснить и подтвердить существование зарубежного контрагента, начиная с проверки его учредительных документов и заканчивая данными своей службы безопасности. В противном случае организацию ждет административный штраф. Так, фирме, не получившей оплаченные товары от отсутствующей или исчезнувшей иностранной компании, придется уплатить не менее 1/10 их стоимости (п. 2 ст. 1525 КоАП РФ). Организация, не получившая валютную выручку от экспорта товаров, может быть оштрафована по статье 1617 КоАП, а от экспорта работ, услуг и результатов интеллектуальной деятельности — по пункту 3 статьи 1525 КоАП.

Подделка документов наказуема

Негативные последствия грозят предприятию, которое знало о том, что его контрагент не существует. В частности, они ждут компанию, представитель которой сам подписал договор от имени партнера.

Первичные документы организации (договоры, счета и т. д.) считаются надлежащим доказательством заключения и исполнения сделки до тех пор, пока не доказано, что они не отражают реальной действительности, то есть являются недостоверными. Причем доказать подлог таких документов нужно налоговым инспекторам.

Как показывает практика, собрать убедительные подтверждения подлога сложно, но можно. Достоверность документов можно опровергнуть путем назначения встречных проверок, проведением почерковедческой экспертизы, получением свидетельских показаний, выявлением цели сделки или сопоставлением фактических обстоятельств с содержанием документов. Например, иногда в документах, оформленных задним числом, содержится информация о событиях, которые еще не произошли на указанную в них дату.


Доказав недостоверность договора, налоговые инспекторы оспаривают правомерность включения в состав расходов перечисленных по нему сумм. На этом основании они обвиняют предприятие в занижении налоговой базы, взыскивают недоимку (пени) и через суд налагают штраф по пункту 1 или 2 статьи 122 Налогового кодекса.

Если умысел представителя организации, виновного в фальсификации договора, был направлен на уклонение от уплаты налогов, то организация может быть привлечена к налоговой ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса, а ее представитель — к уголовной ответственности по статье 199 Уголовного кодекса.

Нередко виновными в подлоге договора признаются руководитель и главный бухгалтер фирмы. Однако на практике они могут быть попросту введены в заблуждение другими сотрудниками. К примеру, менеджер предприятия, действуя в сговоре с его учредителем, направленном на уклонение от уплаты налогов, оформил договор с несуществующей фирмой. Он же, злоупотребляя доверием, предложил директору предприятия его подписать. В этом случае виновными в подлоге документов должны быть признаны менеджер и учредитель. В вину директору можно поставить только плохой подбор кадров, неэффективную организацию контроля, некомпетентность и т. п., но никак не участие в преступлении.

Вадим ЗАРИПОВ, главный специалист ОАО "Объединенные Консультанты "ФДП""
Материал предоставлен журналом "Расчет"

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное