Налоговые проверки: проверять стали жестче

27.09.2017

Не так давно российские налоговые юристы с большим интересом обсуждали содержание Письма ФНС от 23 марта 2017 года. Некоторые увидели в этом перспективы ослабления налогового давления, а некоторые даже придумали название действия ФНС: «Налоговая оттепель». Но все оказалось совсем иначе. Что произошло позже, рассказала Александрина Гин, партнер юридической фирмы «Гин и партнеры».

Оптимистические прогнозы подтверждались главным тезисом документа – выводы ИФНС о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды не могут быть основаны исключительно на сборе формальной доказательственной базы в виде допросов руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организации, или на результатах почерковедческих экспертиз первичных документов по сделкам с контрагентами.

Недобросовестность действий

ФНС дала рекомендации налоговым инспекторам исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции спорным деловым партнером, но только первого звена. Более того, в качестве самостоятельного основания для доначислений налогоплательщику теперь не могут вменяться в вину признаки недобросовестности контрагентов второго и последующего звеньев в цепочке движения денежных средств по счетам в банках. С одной стороны, эта новость, безусловно, хорошая. Тем более, что продиктована она закономерной и отчасти вынужденной реакцией ФНС на результаты успешного досудебного обжалования ряда решений налоговых инспекций по итогам формально проведенных выездных налоговых проверок в 2016 году.

Курс на послабление

С другой стороны, если мы объективно оценим «курс на послабление», то возникает вопрос: как часто эти смягчения ФНС могут работать на практике? Правильно: только в единичных случаях, когда речь идет о редко встречающемся в российском бизнесе налогоплательщике, который нечаянно «нарвался» на фирму-«однодневку». Именно такие по-своему уникальные фирмы действительно получат шанс избежать доначислений по выездной проверке. Едва ли от этого пострадает бюджет и практика станет массовой: удельный вес подобного рода добросовестно заблуждающихся компаний настолько ничтожен в общей массе проводимых проверок, что ни о каком дефиците сбора налогов и речи быть не может. По сути, это был чисто символический жест государства, с помощью которого оно отказалось от своих неэффективных инструментов.

Сокращение возможностей

Сегодня ситуация кардинально меняется. Для большинства налогоплательщиков возможность избежать доначислений по итогам выездной проверки значительно сократилась, когда 19 августа 2017 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, касающиеся правил проведения проверок (№ 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ»), а также с появлением совместно разработанного Следственным комитетом России и Федеральной налоговой службой письма от 13 июля 2017 года № ЕД-4-2/13650@. Новые правила налоговых проверок уже не оперируют напрямую ставшими всем привычными понятиями «должная осмотрительность», «деловая цель», «необоснованная налоговая выгода». «Презумпция добросовестности налогоплательщика» также канула в Лету.

Читайте также «Новые правила налоговых проверок с 19 августа 2017 года»

Потенциальный нарушитель

Новая статья 54.1 НК РФ, которая начала действовать 19 августа 2017 года, по умолчанию подозревает весь бизнес в потенциальном (и, по мнению налоговиков, незаконном) желании оптимизировать налоги и прямо предупреждает: «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика».

Пункт 2 этой же статьи 54.1 НК РФ конкретизирует условия, при которых фирма на законных основаниях вправе уменьшить налоговую базу и сумму подлежащего уплате налога. Во-первых, если основной целью совершения сделки не являются неуплата или зачет суммы налога. А во-вторых, если обязательство по операции исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, или лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Главное условие

Ни одна фирма-«однодневка» или аффилированная компания не сможет соответствовать последнему условию, так как при налоговой проверке у такой фирмы не окажется ни соответствующих производственных ресурсов, ни работников – ничего того, что подтвердило бы реальную возможность исполнить такой фирмой условия взятых на себя обязательств. Это условие, с моей точки зрения, является ключевым. Оно показывает, куда смещаются ориентиры при проведении выездной проверки: исследование обстоятельств, условий и, главное, наличия реальных возможностей у спорного контрагента по исполнению договора.

Конкретные задачи

Методические рекомендации из совместного письма СК и ФНС, о котором я упомянула выше, посвящены подробному анализу и сбору качественной доказательственной базы, подтверждающей фиктивность заключенных недобросовестными контрагентами сделок как с фирмами-«однодневками», так и с аффилированными юридическими лицами. Перед налоговиками поставлены конкретные задачи: «Изложение доказательств в акте налоговой проверки должно создавать устойчивое представление о том, что деяние налогоплательщика совершено не в результате тех или иных ошибок при ведении бухгалтерского или налогового учета, а в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика и его представителей» (пункт № 6 письма ФНС и СК от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@).

Обратите внимание

За 2017 год налоговики не ослабили, а, наоборот, усилили давление на бизнес в России. Они запаслись рядом законодательно закрепленных норм, методологий и инструментов, позволяющих значительно увеличить доходы, поступающие в бюджет по итогам налоговых проверок.

То есть фактически речь идет о сборе такой доказательственной базы противоправных действий компаний по неуплате налогов, которая бы безошибочно позволяла квалифицировать эти действия по пункту 3 статьи 122 НК РФ как умышленные. Именно понятие «умысла», более характерного для уголовного права, будет теперь активно использоваться и применительно к результатам налоговых проверок. При этом налоговикам предлагается «ориентироваться на стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса». Кроме того, налоговые органы могут активно привлекать к участию в выездных налоговых проверках сотрудников внутренних органов, а также проводить консультации с сотрудниками следственных органов в соответствии с заключенными соглашениями ФНС с МВД России и Следственным комитетом.

Усиленное давление

Таким образом, за 2017 год налоговики не ослабили, а наоборот, усилили давление на бизнес в России. Они запаслись рядом законодательно закрепленных норм, методологий и инструментов, позволяющих значительно увеличить доходы, поступающие в бюджет по итогам налоговых проверок. Поэтому в ближайшие несколько лет мы своими глазами увидим, как будет формироваться судебная практика по последним изменениям в НК РФ. А на данный момент налоговые инспекции получили от государства карт-бланш и будут трактовать все исключительно по своему усмотрению и действовать по максимуму. По этой причине бизнесу в России стоит позаботиться о своих интересах и ожидать от фискалов жестких и активных действий.

Журнал «Расчет»

Правдивый журнал о работе бухгалтера сегодня. В издании не публикуются теории или нормы законов, все тексты – реальный опыт бухгалтеров, директоров, юристов и кадровых работников. интересную статью «для себя» в каждом номере найдет любой сотрудник компании.

Заказать журнал

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA