Кластеры при госкомпаниях

19.01.2016

Чиновники обсуждают возможность создания кластеров при госкомпаниях. Предполагается, что на этих площадках малый бизнес будет производить продукцию, необходимую крупным заказчикам. По замыслу властей, эта мера поможет выполнить 18-процентрую квоту закупок у небольших компаний. Андрей Вахин, генеральный директор ООО «Эксити группа», член правления АСКОНКО, прокомментирует инициативу.

Это, безусловно, благое начинание. Особенно учитывая тот факт, что в развитых мировых экономиках сектор малого и среднего бизнеса создает валовый продукт, объемом не менее 50 процентов от всего ВВП. А если учесть, что сейчас доля МСБ в структуре российской экономики занимает не более 25–30 процентов от общего объема, то инициатива позволила бы резко ускорить движение вперед. Но что она реально будет давать коммерсантам? Если посмотреть на российский сегмент МСБ, то мы увидим, что доля перерабатывающих и технологических компаний (не считая IT-сервисы и услуги), весьма невелика – 15–17 процентов. Остальное место занимает торговля, услуги.

Неприспособленный сегмент

Другими словами, инфраструктура малого и среднего бизнеса сейчас весьма плохо приспособлена для решения задач госмонополий. У этого есть несколько очевидных и неочевидных причин. Во-первых, текущая раздробленность, низкая консолидированность МСБ в понимании и отстаивании своих интересов не позволяет сформировать четкие партнерские модели для развития предпринимателями своих бизнес-идей и не дает им возможность реализовывать свои проекты. Во-вторых, работа с крупными корпорациями с низкой платежной дисциплиной, «плохими» условиями оплаты по закупаемым товарам и услугам, перекладывает на плечи небольших коммерсантов задачу по привлечению дополнительного финансирования.

В условиях тендеров, минимальных закупочных цен стоимость привлекаемых средств должна быть значительно более низкой, чем текущая рыночная, а то и вовсе «нулевой». Иначе в ситуации кассовых разрывов «малыши и середняки» неминуемо будут вынуждены искать модели оптимизации издержек и пойдут по проверенным временем путям – снижение качества изделий, «финансовые оптимизации» и прочее. В-третьих, кадровый вопрос особо остро стоит именно в индустриальном секторе. У «синих воротничков» будет дилемма – пойти в ту же самую госкорпорацию и получить «длинные» блага или же в небольшую компанию, работающую в условиях риска, нестабильности и финансовых затруднений. Выбор на мойвзгляд очевиден. А рынок трудовой силы и так находится в очень «грустном» состоянии, если брать тех же самых представителей рабочих специальностей.

В-четвертых, очевидно, что отдачу такие технологические мини-бизнесы будут давать не быстро, и срок окупаемости проектов будет более 3-х лет (это оптимистичный прогноз, а реально – более 5 лет). Такие сроки российские предприниматели воспринимают крайне скептически, рассчитывая покрыть инвестиционные затраты и начать генерировать прибыль за 18 месяцев, максимум – за 2 года. В-пятых, отдельной проблемой станет поиск инженерного состава для малых индустриальных предприятий. Это задача более дорогая и инвестиционно емкая. Ведь выбор у инженера еще более «богатый», чем у простого «синего воротничка». Встает «жесткий» и комплексный вопрос – где взять, чем привлечь и далее стимулировать ту самую прослойку предпринимателей, которые создадут технологический рывок и дадут в структуру закупок крупных корпораций те пресловутые 18 процентов? И на этот вопрос очевидных ответов пока нет.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное