Возмещение убытков, причиненных ревизорами

13.01.2016

По закону фирма вправе претендовать на возмещение убытков, которые им причинили ревизоры своими неправомерными решениями. Но практика показывает, что процент таких выигранных дел ничтожно мал. Анна Мишина выяснила, в каких именно ситуациях, сложившихся за прошедший год, компаниям удалось заставить налоговиков компенсировать их убытки от собственных действий.

По закону, если фирма понесла убытки от незаконных действий налоговиков, она вправе потребовать от них компенсации (п. 1 ст. 35 и п. 2 ст. 103 НК РФ, а также ст. 16 и 1069 ГК РФ). На этом основании компании довольно часто обращаются в суд, но процент выигранных дел такого рода - ничтожно мал. Отказывая той или иной организации, арбитры, как правило, аргументируют свой отказ тем, что фирма не смогла доказать три важные вещи. Во-первых - размер убытков. Во-вторых - то, что они образовались именно из-за неправомерных действий инспекторов. И в-третьих – что между финансовыми потерями и противоправным поведением налоговиков имеется непосредственная и четкая причинно-следственная связь (ст. 1064 ГК РФ).

Однако, изучив арбитражную практику 2015 года, мне удалось найти несколько выигранных компаниями дел. И теперь я предлагаю вам разобрать, за какие же ошибки судьи потребовали расплаты бюджетными деньгами.

Кредитная несостоятельность

Начнем обзор с такой ситуации. Налоговики блокировали на счетах предприятия почти двухмиллионную сумму недоимки и санкций. Из-за этого коммерсанты были вынуждены направить на оплату требований не только собственные, но и практически все недавно полученные кредитные ресурсы! Что, в свою очередь, лишило фирму возможности использования привлеченных кредитных денег в полном объеме, в связи с чем, не был получен доход, из которого предполагалось произвести выплату процентов за пользование кредитом и осуществить возврат самого займа.


На заметку

Требование о компенсации госпошлины при отказе в регистрации фирмы, решенное в пользу коммерсанта – незаурядный случай. Рассматривая подобные ситуации, судьи принимают во внимание пункт 1 статьи 333, который содержит исчерпывающий перечень случаев возврата платежа.


Требование компании было удовлетворено во всех трех инстанциях (решение суда от 19.08.2014, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.11.2014г. и ФАС Московского округа от 27.02.2015г. по делу №А40- 56679/14). Служители Фемиды исходили из того, что решение налоговиков уже было официально признано незаконным, т.е. тот факт, что действие инспекторов являются неправомерными и виновными уже не нуждался в доказательствах. Что же касается факта убытков, то он подтверждается банковскими ордерами, а его размер – представленным истцом расчетом, который проверен судами. Изучая Причинно-следственные, связи судьи установили, что кредит был взят для осуществления предпринимательской деятельности и получения дохода, превышающего расходы по возврату кредита и уплате процентов. Однако фирма не смогла использовать деньги так, как планировалось изначально, в связи с направлением большей части кредита на исполнение неправомерного требования налогового органа. Т.о., основываясь на пункте 2 статьи 103 ГК РФ, а также статьи 15, 1064 и статьи 1069 ГК РФ, судьи однозначно постановили, что ревизоры должны возместить организации убыток в полном объеме.

Ложные сведения

Буквально неделей раньше, чем состоялось последнее заседание по рассмотренному выше делу, судьи Коллегии по экономическим спорам поддержали арбитров Московского округа. Последние разбирали спор фирмы с налоговиками, по вине которых компании не удалось получить лицензию на продажу алкоголя.

Дело в том, что Департамент торговли и услуг города Москвы отказал предприятию в продлении срока действия лицензии из-за того, что чиновники получили от ревизоров справку, в которой было сказано о наличии у заявителя задолженности по уплате налогов. подпункта 3 пункта 9 статьи 19 Федерального закона от 22 ноября 1995г. № 171-ФЗ, являются основанием для отказа в выдаче лицензии. Поэтому и двухсоттысячная госпошлина за совершение действий, связанных с лицензированием, по сути, была уплачена зря.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26 марта 2013г. по делу № А40-9625/13 действия инспекции признаны незаконными, а справка с дезинформацией - недействительной. А, поскольку арбитры выяснили, что несуществующая задолженность была единственным основанием для отказа в выдаче лицензии, а появились эти ложные сведения исключительно по вине налоговиков, сумму госпошлины сочли реальным ущербом компании, который ревизоры должны были компенсировать (определение ВС РФ от 19.02.2015 г. N 305-КГ14-8579)


На заметку

Чаще всего судьи требовали компенсировать из бюджета убытки, которые возникли у компаний при получении или продлении лицензии на продажу алкоголя из-за предоставления налоговиками неверных сведений о задолженности.


За исключением некоторых несущественных деталей, таким же образом получили компенсацию еще несколько компаний. Алгоритм принятия судьями решения во всех случаях был одинаков. Арбитры отмечали и факт наличия вины налогового органа, и причинно-следственную связь между неправомерными действиями чиновников и утратой заявителем уплаченной госпошлины. Соответственно, во всех указанных ниже случаях, арбитры присуждали фирмам компенсацию за счет бюджета (постановления АС Центрального округа от 10.11.2015г. № Ф10-3350/2015 по делу N А36-6109/2014 и от 10.07.2015 N Ф10-1942/2015 по делу № А09-10927/2014; АС Московского округа от 11.11.2015 N Ф05-15093/2015 по делу N А40-175896/14); АС Северо-Западного округа от 18.05.2015 N Ф07-2690/2015 по делу № А56-25906/2014; АС Дальневосточного округа от 04.09.2015 N Ф03-3591/2015 по делу N А51-22862/2014).

За нерасторопность

Теперь предлагаю обратить внимание на несколько споров, в результате которых компаниям удалось получить частичную компенсацию ущерба, возникшего по вине контролеров. Итак, первое разбирательство возникло при следующих обстоятельствах. Фирма представила налоговикам декларацию по НДС. При этом компания заключила договор банковской гарантии. Предметом соглашения являлось предоставление банком-гарантом в пользу инспекции (бенефициара) банковской гарантии, которая должна была выплачиваться по требованию налоговиков, если в результате проверки выяснится, что фирме – принципалу излишне возместили НДС за поверяемый период. В этом же договоре было указано, что фирма должна перечислять банку вознаграждение в размере 1,5 процентов годовых от суммы предоставленной гарантии. При этом общество обязано незамедлительно уведомить гаранта в том случае, если налоговая проверка не выявит нарушений при возмещении НДС. Здесь же отметим, что из-за отсутствия открытого в банке счета, начисление сумм комиссии производилось обществом самостоятельно.

Проверив все документы компании, налоговики решили, что НДС был предъявлен к возмещению вполне законно (ревизия состоялась 31 июля). Соответственно, уже тогда было понятно, что банковская гарантия больше не нужна. Однако письмо о том, что с вычетом все в порядке, чиновники направили компании только в самом конце октября, а получено оно было и вовсе в середине ноября.

Впрочем, фирма тоже как будто бы не спешила освободить себя от обязанности начислять банку вознаграждение за предоставление гарантии. И только в двадцатых числах декабря она обратилась в инспекцию с просьбой известить гаранта об освобождении его от обязательств (продолжая при этом перечислять банку проценты). Извещение было направлено по адресу, указанному в документах. Но произошла «накладка» - у кредитной организации изменилось местонахождение и заявление пришлось перенаправлять. В результате банк получил документ только десятого января следующего года.

Тем не менее, узнав о нерасторопности и ошибке налоговиков, предприниматели решили, что в переплате процентов виноваты только инспекторы. Поэтому, по прошествии некоторого времени, фирма обратилась в суд для взыскания с ревизоров убытков в сумме около 670 000 рублей.

Однако судьи решили, что виновны в переплате не только налоговики. Ведь компания далеко не сразу побеспокоилась об уведомлении банка о том, что «опасность миновала». Проценты она продолжала начислять, уже будучи официально извещенной о том, что гарантию пора прекращать. Поэтому арбитры решили, что за счет бюджета будет справедливо возместить лишь часть убытков (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.09.2015 №Ф08-6465/2015 по делу № А32-31456/2014).

Возмещение госпошлины

Теперь рассмотрим второй спор о возмещении убытков за счет бюджета, частично выигранный предприятием-истцом. Речь пойдет возмещении госпошлины при отказе в регистрации предприятия.

Итак, попытка зарегистрировать новую компанию окончилась для единственного учредителя полным провалом. Налоговики, указав на отсутствие в форме Р11001 сведений о постоянно действующем исполнительном органе, отказались внести новые данные в госреестр. Зарегистрировать фирму удалось только со второго раза, когда учредитель исправил указанный инспекторами недочет (соответственно госпошлина была уплачена дважды). Одновременно с подачей обновленного пакета регистрационных документов, предприниматель направил жалобу на действия налоговиков в вышестоящую инстанцию. Изучив претензии, чиновники республиканского УФНС указали, что решение их нижестоящих коллег – необоснованное (т.к. информация об «исполнительном органе» содержалась непосредственно в поданном заявлении, и внести ее в госреестр можно было оттуда). Но, не смотря на это, они пояснили, что «первую» сумму госпошлины возместить не получится, поскольку это противоречит статье 333.40 НК РФ.

Тем не менее, именно письменное признание ошибки и стало определяющим в решении инцидента. Судьи первой инстанции с его помощью подтвердили, что незаконность действий инспекторов признали даже их высокопоставленные коллеги, а на вторую часть письма – т.е. на ссылку на статьи 333.40 НК РФ, - внимания не обратили. Вместо этого арбитры воспользовались положениями статей 15, 16,1069 ГК РФ, а также статьи 35 НК. На этом основании они указали, что, согласно статье 24 Закона № 129-ФЗ, регистрирующий орган возмещает ущерб, причиненный отказом в государственной регистрации, допущенным по его вине. А в данном случае судьи первой и кассационной инстанций решили, что незаконность действий инспекторов – доказана, их вина и наличие прямой причинно-следственной связи между действиями налоговиков и возникшими у фирмы убытками - тоже. Кроме того, с налоговой решили частично взыскать и затраты на представителя. А вот требование компенсировать сумму, уплаченную за услуги нотариуса, судьи не поддержали. Они пояснили, что оплата услуг нотариуса по заверению подписи заявителя не является следствием незаконного решения инспекции (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.09.2015г. № Ф08-6359/2015 по делу № А22-3146/2014).


Развивайтесь профессионально

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в профессиональной прессе для бухгалтеров. Оформите быструю подписку >>


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное