Кто за главного?

30.11.2015

Если передача налогового требования о предоставлении документов пришлась на момент, когда директор «остался» только в Госреестре, а сведения о назначенном управляющем в базу еще не попали, кому нужно вручать это уведомление? Анна Мишина искала адресата вместе с арбитражными судьями Поволжского округа.

Вопрос о внесении с госреестр сведений об управляющем – сложный. Ведь, как показывает практика, бизнесмены, судьи и налоговики могут найти ответ на него каждый свой. Например, инспекторы считают, что для внесения сведений о назначенном управленца нужен стандартный пакет документов «во главе» с формой № Р14001. Так как пункт 2 статьи 21 Закона № 129-ФЗ, по мнению контролеров, не изменяет общего порядка государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице (письмо от 27 марта 2014 г. № 05-18/035862).

С мнением арбитров еще сложнее.

Их мнения разделились. Одни уверены, что в случае применения процедуры банкротства и назначении конкурсного управляющего обновленные данные в госреестр вносятся на основании определения суда, направленного в регистрирующий орган, или уведомления о формировании ликвидационной комиссии юрлица, назначении ликвидатора (форма № Р15002), представленного конкурсным управляющим (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 сентября 2014 г. по делу № А40- 55062/14, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 25 марта 2014 г. и Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 2 июля 2014 г. по делу № 309-КГ14-4177, а также определение ВС РФ от 1 декабря 2014 г. по делу № 309-КГ14-4177, решение арбитражного суда Вологодской области от 1 октября 2012 г. по делу № А13- 6 437/2 012).


Обратите внимание

В Определении Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 года № 468-О-О установлена презумпция, согласно которой налоговое уведомление или требование, направленное по почте заказным письмом считается полученным адресатом на шестой день с даты направления.


Другие судьи поддерживают точку зрения налоговиков и утверждают, что документы подаются по общему порядку, а Закон о банкротстве в подобном случае не имеет приоритетного значения по отношению к Закону о госрегистрации. Ведь ни один из упомянутых нормативных актов не предусматривают для арбитражных управляющих исключений из установленного порядка регистрации сведений, вносимых в ЕГРЮЛ (решение Арбитражного суда Оренбургской области от 11 декабря 2013 г. по делу № 309-КГ14-4177; постановление ФАС Поволжского округа от 15 июля 2014 г. № Ф06-12162/13 по делу № А12-28445/2013).

Что же касается предприятий, то они, чаще всего, находятся на перепутье. Например, не так давно одна компания не могла окончательно решить, кто же теперь имеет право действовать от ее имени без доверенности – директор, «оставшийся» только в госреестре, или конкурсный управляющий, имеющий все судебные документы, но не успевший заявить о себе в ЕГРЮЛ?

Уже не «старый», но еще не «новый»

В озвученной выше фирмы, находящейся в городе Волжский, была введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий. Но с внесением измененных сведений в ЕГРЮЛ возникла заминка, и все новации были зарегистрированы лишь через две недели. И так получилось, что именно в течение этого времени инспекторы решили вручить руководителю предприятия требование налогового органа о представлении документов в рамках проверки. Вернее, чиновники добросовестно пытались вручить экс-руководителю уведомление о необходимости предъявления бумаг, но он объяснил, что «единоличным исполнительным органом» уже не является, в связи с чем принимать ни уведомление, ни письма не будет.

Чтобы уточнить эту информацию, налоговики еще раз обратились к ЕГРЮЛ, поскольку именно этот реестр является официальной базой данных обо всех юридических лицах, зарегистрированных на территории России.

В базе данных значилось, что руководителем компании является именно тот человек, который заявил инспекторам о своей «нелегитимности».

После этого чиновники отправили письмо, в котором инспекция сообщило о проведении выездной налоговой проверки в отношении компании, а также о неявке руководителя общества в налоговый орган, об уклонении общества от проведения проверки, о непредставлении документов компанией, по месту регистрации директора как физического лица. Еще одно такое же письмо было выслано в адрес учредителя проверяемой фирмы. Кроме того, контролеры направили все бумаги по факсу, и получили подтверждение об их получении. Однако, не смотря на все эти манипуляции, документы в налоговую доставлены так и не были, директор к ревизорам не явился, и фирме выписали штраф за каждую непредставленную бумагу.

Но представители компании решили, что штрафовать их за то, что контролеры не нашли возможности вручить уведомление и письма руководителю – это неправомерно. Для начала они обратились с апелляционной жалобой на решение в вышестоящий налоговый орган. Но УФНС оставило решение коллег без изменения. Поэтому бизнесмены отправили оспаривать его в арбитраже.

Презумпция получения

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляцией, в удовлетворении требований обществу было отказано (решение Арбитражного суда Волгоградской области от 17 апреля 2015 г . и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2015 г. по делу № А12- 1661/2015).


Обратите внимание

Даже если суд уже назначили в компанию временного управляющего, формально для налоговиков директором остается тот, кто указан в ЕГРЮЛ, поскольку именно госреестр является официальной базой данных обо всех юридических лицах, зарегистрированных на территории России.


Судьи напомнили, что отказ предоставить запрашиваемые при налоговой проверки документы или непредставление их в установленные сроки признаются правонарушением и влекут штраф тем большие, чем большее количество документов не было отправленно ревизорам вовремя (ст. 126 НК РФ). Далее, арбитры обратили внимание сторон на Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 года № 468-О-О. Этот документ устанавливает презумпцию, согласно которой налоговое уведомление или требование, направленное по почте заказным письмом считается полученным адресатом на шестой день с даты направления (см. также постановление ФАС Московского округа от 9 февраля 2011 г. № КА-А41/18193-10 по делу № А41-9746/10).

А поскольку в материалах дела есть подтверждение тому, что все бумаги были направлены письмами по юридическому адресу организации, по месту регистрации лица и адресу учредителя заказными письмами, а официально в инспекцию были возвращены лишь те, которые «ушли» по адресу регистрации руководителя, то остальные письма и извещения считаются полученными. Другими словами, надлежащее уведомление – состоялось, и компания должна была либо вовремя собрать пакет документов, либо пояснить, почему ей это не удастся и когда она это сможет сделать. А поскольку ни документов, ни объяснений налоговики не получили, то и наказание установлено вполне справедливо.

Главенство госреестра

Парируя доводы арбитров, представители компании заявили, что направление писем и уведомлений в адрес поименованного в ЕГРЮЛ руководителя не может свидетельствовать о надлежащем исполнении контролерами своей обязанности по уведомлению. Ведь на тот момент функции единоличного исполнительного органа директор уже не осуществлял, т. к. компания была признана банкротом и ей был назначен конкурсный управляющий.

Однако апелляционные судьи пояснили, что в госреестре на момент, а точнее – на моменты, попыток вручения писем и уведомления, в качестве ЕИО значился человек, который отказался принимать почту. Таким образом, довод налогоплательщика об отсутствии в компании лица, осуществляющего полномочия исполни- тельного органа, является необоснованным.

Более того, судьи подчеркнули, что среди предоставленных бумаг они не увидели ни доказательства проведения общего собрания участников, ни документов, свидетельствующих и том, что участники были хотя бы правильно уведомлены о его проведении. Да и изменения в госреестр в отведенным законом срок внесены не были. Соответственно, снятие с себя полномочий генерального директора в данном случае произведено с нарушением требований законов. Впрочем, выяснение данного вопроса не являлось в данном случае задачей судей. Но как бы то ни было, согласно госреестру, директором на момент отправки и получения документов был тот человек, информация о ком была в официальной базе данных. Он лично бумаги и уведомления не принял, но письма, согласно правилам, были доставлены и получены. Что, в свою очередь, позволило считать компанию надлежаще уведомленной о необходимости предоставления бумаг в налоговую. А раз фирма без предупреждения и объяснений не отправила документы, то штраф за каждую неполученную налоговиками «позицию» в данном случае вполне правомерен.

Но фирма была уверенна в собственной правоте, и, не согласившись с принятыми решениями, обратилась
в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой. Но и кассационная инстанция признала
выводы коллег верными. «Высшие» судьи еще раз разъяснили, что для налоговиков директором является тот, кто указан в ЕГРЮЛ. И раз он уклонился от личного получения бумаг, а ревизоры справедливо выслали запросы по почте, но запрошенных документов они так и не увидели, а значит штраф, назначенный ревизорами за каждую неполученную «позицию», вполне правомерен (постановление ФАС Поволжского округа от 10 сентября 2015 г. № Ф06-168/15 по делу № А12-1661/2015).


Профессиональная пресса для бухгалтера

Для тех, кто не может отказать себе в удовольствии полистать свежий журнал, почитать проверенные экспертами качественно сверстанные статьи. Выбрать журнал >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное