Как изменить решение суда?

26.02.2015

Казалось бы – как можно изменить постановление суда, вступившее в законную силу? Оказывается – вполне возможно. Но только если удастся доказать, что и арбитры, и другие участники процесса, на момент разбирательства не владели важными для дела сведениями. О каких знаниях идет речь?

К вновь открывшимся обстоятельствам закон относит три ситуации. Первая – это наличие существенных для дела обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю. Вторая – установление факта, что использованные для принятия арбитражного решения доказательства были сфальсифицированы, выполненный для суда перевод – заведомо неверен, а мнение эксперта или показания свидетеля оказались ложными. При этом все вышеперечисленные факты должны быть установлены судьями в постановлениях, приговорах и пр. И наконец, третья ситуация – это выявление факта преступной деятельности участника рассмотренного спора (заявителя, ответчика, представителя, судьи и т.п.). Преступления должны быть непосредственно связаны с делом, которое собираются пересматривать. Вместе с тем, оно должно быть установлено вступившим в законную силу приговором суда.

У каждого из вышеперечисленных обстоятельств своя специфика, нюансы толкования и особенности применения на практике. Поэтому в рамках настоящей статьи предлагаю рассмотреть каждое из них отдельно и выяснить, в каких случаях арбитры могут признать вновь открывшимися обстоятельствами, а в каких – счесть за несущественное изменение общей «картины» спора.

Критично для дела

Вновь открывшимися обстоятельствами могут быть преступления судей или участников процесса, а также их представителей. Однако преступления арбитров должны быть непосредственно связаны с делом, которое необходимо просмотреть, а не к другим спорам, вынесенным с его участием.

Итак, как уже было сказано, первое место в перечне обстоятельств, которые арбитры могут признать вновь открывшимися, занимают факты, которые, во-первых, не были и не могли быть известны заявителю, потому что не были общедоступными и общеизвестными, а во-вторых, имеют существенные значение, т.е. могли бы «пустить» расследование по другому «пути» (пп. 1 п. 2 ст. 311 АПК РФ). Это – самый популярный критерий, под который фирмы стараются «подтянуть» факты, не учтенные арбитрами при рассмотрении дела. Поэтому судьи обращают на него очень пристальное внимание, и сразу стараются «отсеять» обстоятельства, «новизна» которых не соответствует требованиям закона.


Судебный акт может быть пересмотрен по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, только если они являются существенными для дела, то есть способны изменить решение арбитров коренным образом.


Например, арбитры не приняли довод, что после рассмотрения дела в силу вступил новый закон, согласно которому сделка, фигурировавшая в разбирательстве, перестала соответствовать норме права. По мнению заявителя, следовало начать новое рассмотрение по вновь открывшимся обстоятельствам и признать такой договор ничтожным. Однако арбитры указали, что в новом законе не указано, что он имеет обратную силу, поэтому «уничтожить» уже заключенную сделку он не может, и, соответственно, обстоятельством, способным в корне изменить уже принятое арбитрами решение, это не является (определение ВАС РФ от 9.10.2012 г. № ВАС-12929/12).

А после рассмотрения еще одного спора (о признании договора подряда недействительным) фирма-подрядчик стала настаивать, что вновь открывшимся обстоятельством является признание директора компании-заказчика участником сговора с представителем подрядчика для занижения цены договора. Но арбитры обратили внимание инициатора спора на то, что, во-первых, неестественно заниженная стоимость работ сама по себе уже была предметом разбирательства при признании договора недействительным, и доказательства сговора там косвенным образом присутствовали (т.е. о нем было известно). А во-вторых, даже во вступившем в законную силу приговоре в отношении горе-руководителя не содержится выводов о наличии злонамеренного соглашения представителей сторон либо об обмане со стороны ответчика при заключении спорного договора строительного подряда (постановление ФАС Уральского округа от 23.08.2012 г. № Ф09-5158/10).

А вот в другой ситуации арбитры поддержали требование компании о возобновлении арбитражного разбирательства. На этот раз судьи вполне обоснованно сочли существенным ставший известным им факт нахождения на земле объектов недвижимости, принадлежащих сторонним собственникам. И, пересмотрев свое решение, изменили его. Они решили, что заключение арендного договора приведет к нарушению прав сторонних собственников и одобрять его не следует (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.08.2012 г. по делу № А32-3849/2009).

Ложные доказательства

Следующие обстоятельства, которые признаются вновь открывшимися, связаны с обнаружением и судебным подтверждением фактов фальсификации доказательств, лжесвидетельствования, а также подача суду заведомо ложных переводов и экспертных заключений. Суть в том, что перечисленные явления могут повлечь неправильную оценку аргументов в совокупности, установление обстоятельств, не имевших места, или, имевших, но не приятных во внимание.

Но помните, чтобы сделать в суде столь серьезное заявление, в обязательном порядке нужно продемонстрировать арбитрам документ, после прочтения которого ни у кого не должно быть сомнений в том, что это фальсификации использованного ранее доказательства, показания свидетеля или эксперта.


Вновь открывшимися обстоятельствами могут быть преступления судей или участников процесса, а также их представителей. Однако преступления арбитра должны быть непосредственно связаны с делом, которое необходимо пересмотреть, а не с другими спорами, вынесенными с его участием.


Представители одной компании, проиграв дело об оспаривании подлинности подписи на договоре, не смогли представить суду вступивший в законную силу приговор, которым была бы установлена фальсификация доказательств, положенных в основу уже принятого решения. При этом заявители пытались поправить дело справкой экспертно-криминалистического центра. Арбитры пояснили, что в этом документе не сказано об исследовании именно тех доказательств, которые рассматривались ранее. Более того, проверялись не оригиналы бумаг, а их копии, что, по мнению судей, еще больше сокращает доверие к исследованию. И, кроме того, справка не значится в законе как документ, способный подтвердить существование вновь открывшегося обстоятельства. Соответственно, арбитры указали, что вновь открывшимся обстоятельством данный факт не может быть признан (постановление ФАС Дальневосточного округа от 1.08.2012 г. № Ф03-3273/2012).

А вот постановление следователя, согласно которому срок давности уголовного преследования факта подделки договора, подтверждающего порядок и условия погашения задолженности, истек, арбитры признали достаточно убедительным документом. И, приобщив бумагу к материалам дела, удовлетворили заявление о пересмотре судебного постановления (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.04.2006 г. по делу № А40-39212/03-53-394).

Скрытое преступление

Что касается последней категории обстоятельств, признаваемых законом вновь открывшимися, то это преступные деяния лица, участвующего в деле, его представителя или даже судьи, совершенные при рассмотрении спора (п. 3 ст. 311 АПК РФ). Обратите внимание, к моменту возобновления рассмотрения спора, уголовное дело, уличившее участника арбитражного процесса в преступлении, должно быть уже окончено. В противном случае судьи, скорее всего, не сочтут такой факт подтвержденным, и выявленное преступление не сможет стать причиной пересмотра спора.

Но и это еще не все. Из формулировок приговора должно быть четко понятно, что преступная деятельность разоблачена именно в отношении предмета арбитражного разбирательства (см., например, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2012 г. № 09АП-25301/2012-ГК и от 17.07. 2012 г. № 09АП-17522/2012-ГК). Иначе ситуация сложится так, как в нижеописанном споре. Суть его заключалась в том, что одна фирма потребовала пересмотра решения по оспариванию договора цессии. Мотивировала компания свою просьбу установленным арбитрами фактом, что компания-кредитор изначально была создана для легализации похищенного у нее имущества. А когда банк заключил с преступным кредитором договор цессии, то мотивом этого поступка были исключительно коррупция и корысть участников криминальной сделки. Однако, рассмотрев заявление о возобновлении рассмотрения дела, арбитры указали, что из содержания приговора суда не следует, что предметом уголовного разбирательства являлась оспариваемая истцом сделка уступки права. Поэтому данный приговор не может подтвердить факт существования «скрытых» обстоятельств, существенных для оценки спорного контракта (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2012 г. по делу № А44-2698/2007).

Анна Мишина, для журнала «Расчет»


Помогайте вашему бизнесу развиваться

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в прессе для бухгалтеров и управленцев. Выберите из нашего каталога >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Выплаты, производимые организацией по решению суда

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное