Когда учредитель отвечает имуществом

16.07.2014

По общему правилу, учредители отвечают по долгам компании только в пределах своей доли. Однако в случае если собственник самолично создает такие условия, при которых компания уходит на дно, то отвечать перед кредиторами его могут заставить и собственным имуществом. Анна Мишина рассказала, как это происходит.

Предполагаю, что каждому коммерсанту известно: «стандартная» ответственность участника ООО ограничивается размером его вклада в уставной капитал. В худшем случае она может составить десять тысяч рублей — не велик риск. Однако не стоит забывать, что учредитель – это лицо, обладающее правом принимать решения, непосредственно влияющие на экономическую деятельность предприятия. А раз существует право, то должна быть и корреспондирующая ему ответственность. И она существует. Наказание грозит участнику общества, если, например, выяснится, что, совершая сделки по его указанию, компания понесла значительные убытки и даже оказалась на грани банкротства.

С другой стороны, все помнят об истине, что коммерческая деятельность осуществляется на свой страх и риск, поэтому участие фирмы в сделках, которые впоследствии оказались убыточными, само по себе не может стать поводом для наказания учредителя. Но как бы то ни было, на такой случай в законодательстве предусмотрена дополнительная, или субсидиарная ответственность для владельцев компании. Заключается она в том, что в случае признания фирмы банкротом по вине ее участника, последний будет нести ответственность всем личным имуществом по непогашенной предприятием-должником сумме кредиторской задолженности.

Но для того, чтобы правило субсидиарной ответственности начало действовать, арбитражным судьям, а также конкурсному управляющему, необходимо доказать, что именно поведение учредителей довело контору до банкротства, и объяснить, каким именно образом это произошло. Расскажу о том, как это происходит, на примере одного разбирательства.

Начало конца

Все началось с того, что предприниматель, заранее перечислив аванс, получил от компании-поставщика некачественные стеклоалюминиевые конструкции. Он известил об этом продавца, и последний пообещал в самое ближайшее время устранить дефекты. Ожидать покупателю пришлось довольно долго, и через некоторое время инцидент из стадии претензионной переписки стал превращаться в конфликт. Тут в дело вступила одна из учредителей компании-поставщика. Сначала она принимала участие и в переговорах с недовольным заказчиком, и с финской компанией-производителем некачественного товара, и даже передавала представителю покупателя крупную сумму наличности, дабы уладить предъявлявшиеся денежные требования.


Довольно часто сложность возникает в том, что владельцы компании, уже предвидя ее банкротство, не инициируют сами данную процедуру, как того требует закон, а пытаются уйти от возможной ответственности. Для этого они продают свои доли в компании и, таким образом, заменяют учредителей, а затем и директора...


Впрочем, как потом выяснилось, не только эти вопросы решала учредительница. Параллельно она принимала участие в смене руководителя родной компании с продажей последнему полного участия в бизнесе.

Через некоторое время, ввиду неисполнения должником обязательств, недовольный покупатель обратился в суд. Как того и следовало ожидать, исковые требования заявителя были удовлетворены. В пользу истца были взысканы уплаченный им аванс и сверх того убытки (на общую сумму около восьми с половиной миллионов рублей). Время шло, но ответчик не торопился перечислять деньги. И когда терпение бывшего компаньона лопнуло, он вновь обратился арбитражный суд с заявлением о возбуждении в отношении горе-предприятия дела о банкротстве. Кроме бывшего бизнес-партнера, вторым кредитором фирмы был бюджет. Общая сумма долга предприятия стремилась к двенадцати миллионам рублей.

Прийти к несогласию

Решением суда первой инстанции предприятие было признано банкротом. Кроме того, конкурсный управляющий попросил арбитров привлечь к субсидиарной ответственности не в меру активную экс-участницу предприятия по обязательствам фирмы-должника.

В обоснование своего требования управляющий указал, что оба бывших учредителя, стремясь избежать ответственности за неэффективную экономическую деятельность общества, продали свои доли, а вместе с ними – и ответственность за дальнейшую судьбу компании. При ближайшем рассмотрении оказалось, что имущество и документация фирмы номинальному руководителю фактически не передавались и оплата по договору купли-продажи долей не производилась.

Заявление конкурсного управляющего было удовлетворено частично – с бывшей участницы судьи взыскали лишь половину той суммы, на которой настаивал истец. А апелляционные арбитры и вовсе встали на сторону ответчицы (постановление от 19.06.2013 г. по делу № А56-41166/2010). Кассационные же судьи решили, что их коллеги приняли неправильные решения, и распорядились направить дело на новое рассмотрение. При этом они указали, что прежде чем снова делать какие-либо выводы, следует четко ответить на два вопроса. Во-первых, имелись ли у предприятия-банкрота на момент совершения сделки по отчуждению долей неисполненные обязательства перед другими кредиторами. И во-вторых, какие действия (или указания) участницы-ответчицы привели к банкротству должника.

По второму кругу

Теперь судьи первой инстанции более тщательно проверили показания двух бывших учредителей, а также нового директора идущей ко дну компании. При этом один из экс-участников никак не мог точно указать, где именно находятся документация и имущество фирмы-банкрота. Усугубил ситуацию и новоизбранный директор, который вдруг признал, что подпись на акте приемки-передачи – не его, а поддельная. Кроме того, он еще раз подтвердил, что покупную стоимость долей в уставном капитале общества их бывшим собственникам он не выплачивал, а, напротив, получил вознаграждение за предоставление своих персональных данных для оформления на него нескольких юридических лиц, включая обанкротившееся предприятие. Вышеуказанные обстоятельства дали основания констатировать нарушение бывшими владельцами компании требований пункта 2 статьи 50 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, и статьи 17 Закона о бухучете, в результате чего бумаги общества были утрачены.

Новое решение

Приняв во внимание вновь полученные показания и заново изученные документы, судьи пришли к выводу, что экс-учредительница прекрасно осознавала характер своих действий, и они, по мнению арбитров, были направлены на прекращение юридической связи с должником в обход нормстатей 61–65 ГК РФ  и пункта 1 статьи 10 Закона о банкротстве. Арбитры сочли недействительными, в силу их фиктивности, а следовательно, ничтожности, сделки учредительницы по выходу из состава участников. Но, не смотря на то, что юридически эти действия оказались несостоятельными, намерение оставить фирму без активов и управления и все связанные с этим действия были вполне реальными. А вывод из предприятия активов, лишение хозяйственного общества экономического содержания и оставление юридического лица в форме корпоративной оболочки на произвол судьбы как раз и караются привлечением учредителя к субсидиарной ответственности, подытожили арбитры.


На заметку

Субсидиарная ответственность заключается в том, что в случае признания фирмы банкротом по вине ее участника, последний будет нести ответственность всем личным имуществом по непогашенной предприятием-должником сумме кредиторской задолженности.


Суд первой инстанции установил: ответчица, владея половиной уставного капитала компании, имела возможность и фактически определяла принимаемые менеджментом решения. При этом совместные и согласованные действия ее и второго участника, изначально исполнявшего обязанности генерального директора, привели к утрате бумаг и имущества, прекращению финансово-хозяйственной деятельности общества и росту кредиторской задолженности. Соответственно, арбитры признали, что несостоятельность фирмы наступила по вине учредительницы, и последняя подлежит привлечению к ответственности по правилам пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве. Далее, следуя положениям все той же статьи, служители Фемиды определили размер ответственности, он составил пятьдесят процентов от неудовлетворенных требований конкурсных кредиторов, а это более пяти с половиной миллионов рублей (определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.10.2013 г. по делу № А56-41166/2010/з.6). Апелляционная жалоба соучредительницы изменить решение судей не смогла.


Анна Мишина, для журнала «Расчет»


Юрист на предприятии

С бератором «Юрист на предприятии» Вы с легкостью разрешите любой конфликт с контрагентами и с честью пройдете процедуру любой проверки. Также вы быстро найдете форму любого документа, нужную статью закона, пример из арбитражной практики. Узнайте об издании больше >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Банкротство: положения законодательства, которые необходимо применять

Последствия занесения данных о судимости и банкротстве в ЕГРЮЛ

Если нарушен договор поставок: порядок претензионной работы у поставщика

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное