Банковская чистка продолжается

04.06.2014

В начале декабря прошлого года не один эксперт высказал мнение, что отзыв лицензии у «Мастер-банка» станет последней историей подобного масштаба в ушедшем году. Как же они ошибались! Пятница 13 декабря 2013 г. оказалась черной сразу для трех крупных кредитных организаций. Отзывы лицензий продолжаются и сейчас. Что происходит с банковской отраслью, и чего ждать предпринимателям?

Олимпийские темпы

За вторую половину 2013 года без лицензий остались три десятка российских банков, в том числе крупных. Сумма страховых выплат только по «четверке» «Мастер-банк», «Инвестбанк», «Смоленский» и БПФ оказалась примерно равна всем аналогичным тратам АСВ за предыдущие восемь лет своего существования. Отчего отзыв лицензий стал настолько масштабным? По мнению кандидата экономических наук, заместителя руководителя Аналитического департамента ИК «Совлинк» Ольги Беленькой, на то есть три причины.

Первая – накопившиеся за много лет проблемы, которые не могли быть решены при прежнем руководстве ЦБ. Новое начальство показывает, что не будет закрывать глаза на низкое качество активов, недостоверность финансовой отчетности и сомнительные операции. Оно, по мнению эксперта, готово действовать более решительно.

Вторая причина – существующая система позволяет слабым банкам долгое время выживать за счет привлечения гарантированных государством частных вкладов. Это, к слову, увеличивает нагрузку на страховой фонд. Причина третья – не самая благоприятная экономическая ситуация. С учетом рисков ее дальнейшего ухудшения вывод с рынка нежизнеспособных банков может оказаться еще тяжелее.

Борьба за клиента

Кандидат экономических наук, профессор, завкафедры банковского дела НИУ «Высшая школа экономики» Василий Солодков называет еще одну причину масштабности происходящих событий. Он полагает, что лицензии отзываются в интересах других игроков отрасли: «Интересанты – крупные банки, к ним идет переток клиентов. Предприниматель, у которого замораживают средства, в лучшем случае получает доступ к своим деньгам только через полгода, поэтому бизнес уходит в те банки, у которых лицензии никогда не будут отозваны. А это крупные госбанки. И здесь возникает угроза того, что в секторе усилится монополизм».

Действительно, по данным Fitch, в ноябре прошлого года, когда произошел крах «Мастер-банка», сто крупнейших российских банков пополнились вкладами на 928 млрд. рублей, из которых 80 процентов достались четверым гигантам – Сбербанку, ВТБ, «Газпромбанку» и «Юникредит-банку». Небольшие же игроки зафиксировали отток депозитов.


Интересанты – крупные банки, к ним идет переток клиентов. Предприниматель, у которого замораживают средства, в лучшем случае получает доступ к своим деньгам только через полгода, поэтому бизнес уходит в те банки, у которых лицензии никогда не будут отозваны...


«Крупные кредитные организации и особенно госбанки объективно, в моменте, улучшают свои рыночные позиции, – говорит Ольга Беленькая. – Это и дополнительный приток ликвидности за счет клиентских средств из частных банков, и торможение роста высокомаржинальных розничных конкурентов, и возможность увеличения рыночной доли (не только на рынке вкладов, но и на рынке кредитования за счет перекредитования наиболее привлекательных заемщиков из частных банков), и ускорение принятия решения по дифференцированной шкале взносов в АСВ, которого они давно добивались».

Финансовый директор компании «Healthy Food» Александр Куприянов, в свою очередь, сетует, что, независимо от того, выгодна ли ситуация крупным кредитным организациям, «первыми на вылет» в итоге оказываются наиболее привлекательные для предпринимателей банки: «Плохо, что вне колебаний остаются только два банка – Сбербанк и ВТБ, – которые исповедуют государственную идеологию, не всегда совпадающую с идеологией бизнесменов, самостоятельно зарабатывающих себе на жизнь».

Нетающий фонд

Практика чистки рынка, начатая в прошлом году, продолжается и сейчас. Сложно не задаться вопросом: насколько устойчива система страхования вкладов? Ведь от этого прямо будет зависеть и финансовая защищенность предпринимателей. Между тем буквально накануне боя новогодних курантов из Фонда страхования вкладов потребовалось разом изъять 100 млрд. рублей из имеющихся там 227 млрд. «Очевидно, что система изначально не рассчитана на выплаты возмещения в случае потенциального банкротства Сбербанка, «ВТБ 24», – говорит Ольга Беленькая. – По данным презентации АСВ, фонда достаточно для выплат вкладчикам одного из 10 крупнейших банков (кроме госбанков), двух-трех банков из второй десятки, трех-четырех из третьей десятки, девяти из пятой десятки и 470 банков из нижней части списка». Иными словами, механизм предназначен для страхования рисков средних и мелких банков, что вполне соответствует международной практике, уточняет эксперт.

Но хватает ли на это денег? Оптимальным уровнем достаточности фонда (отношение средств к объему страховой ответственности) АСВ считает пять процентов. Сейчас он ниже. К концу года регулятор планировал выйти на уровень 4,4 процента, но после того как этот прогноз был озвучен, последовал отзыв лицензий у «Инвестбанка», БПФ и «Смоленского». «Действительно, средства фонда тают так быстро, что ЦБ следовало бы учитывать это в своих решениях, – считает Ольга Беленькая. – Однако дефолт АСВ представляется крайне маловероятным, поскольку это было бы неприемлемо для государства и по социальным причинам, и из соображений сохранения стабильности банковской системы. Даже в случае дефицита фонда есть возможность компенсировать его кредитами ЦБ – недавно принят соответствующий закон. Остаются и механизмы бюджетной поддержки»
.

В порядке очереди

Если гарантии АСВ помогают гражданам сохранить личные сбережения в случае краха банка, то на предпринимателях подобные происшествия до недавнего времени сказывались более чем болезненно. Так, в числе кредитных организаций, которые лишились лицензий в прошлом декабре, оказался банк «Аскольд». Основным направлением работы дочерней структуры «Смоленского» банка было кредитование малого и среднего бизнеса. Многие предприниматели лишились денег и в историях с «Мастер-банком» и калининградским «Инвестбанком». На этом фоне законодатели обратили внимание на то, что выплаты вкладчикам-юрлицам и индивидуальным предпринимателям в случае банкротства банка производятся только в третью очередь, что усложняет жизнь коммерсантам. В результате появилась идея распространить действие системы страхования вкладов на индивидуальных предпринимателей.


Мнение эксперта

Если появилась информация о том, что дебитор сменил банк на неблагонадежный, не откладывайте взыскание с него долга, – советует Елена Диркова, заместитель главного редактора журнала «Практическая бухгалтерия», – иначе в скором времени он может объявить о своей неплатежеспособности. А за ней последует банкротство. Не забывайте, ведь аффилированные лица «выводят» деньги из таких банков через «черный ход» заблаговременно. При этом в преднамеренном банкротстве такую компанию уже никто обвинить не сможет, а вы лишитесь части своих средств.


Идея разумная, поскольку малый бизнес наиболее уязвим в случае банковских банкротств, считает Ольга Беленькая. К тому же расходы фонда вырастут не слишком сильно – на 1–1,5 процента. Похожей позиции придерживается и Александр Куприянов: «Индивидуальные предприниматели отвечают всем имуществом, поэтому перед ними также должны отвечать. Эта мера – лучше, чем ничего, и она просто реализуема. Другое дело, что коммерсанты, открывающие счета в не самых крупных банках, сознательно идут на риски, поэтому должны быть готовы к дефолтам».

Василий Солодков скептичен: «У серьезного предпринимателя в банке лежит много денег. Планка в 700 тыс. рублей – это смешно, ее надо повышать. Но делать это, по идее, надо для всех – не может быть разного отношения к одному и тому же человеку, когда, с одной стороны, он – юрлицо, с другой – физлицо. Не так давно выплаты предлагалось увеличить до одного милиона рублей, но даже эта сумма меньше, чем появившиеся в 2008 году 700 тыс. с учетом инфляции».

Свежее решение

Когда лицензии лишился «Инвестбанк», возврат даже 700 тыс. рублей предпринимателям пока никто не гарантировал. Между тем впереди их ждал длительный процесс банкротства банка и слабая надежда вернуть свои деньги – по информации АСВ, вкладчикам не первой очереди возвращается, как правило, не более 10 процентов средств. В такой ситуации регулятор вынужден был искать альтернативные варианты спасения неожиданно оставшегося без денег малого бизнеса Калининграда. В результате предпринимателям предложили кредиты «по доступной ставке» семь процентов годовых на неотложные нужды, а размер ссуды ограничили суммой, которую каждый конкретный предприниматель держал на счетах в «Инвестбанке». Все опрошенные нами эксперты к данной инициативе отнеслись настороженно.

«Доступная ставка, в моем понимании, – это ставка «ноль», – говорит Александр Куприянов. – Хотя, конечно, плюс, что пытаются не забыть о предпринимателях, как в девяностых. Но такая помощь позволяет лишь временно заткнуть дыры»


Плохо, что вне колебаний остаются только два банка – Сбербанк и ВТБ, – которые исповедуют государственную идеологию, не всегда совпадающую с идеологией бизнесменов, самостоятельно зарабатывающих себе на жизнь...


«Свежее решение! Вместо своих средств предпринимателям предлагают кредитные, да и «доступность» ставки под вопросом», иронизирует Ольга Беленькая. По ее мнению, плюс идеи состоит лишь в том, что у предпринимателей появляется возможность хоть на какое-то время решить проблему финансирования и продолжить текущую деятельность.

«Здесь просто «гениально»: у меня были деньги, их забрали, а вместо этого предложили кредит под семь процентов годовых, супер! – встает на сторону предпринимателей Василий Солодков. – Вместо этого надо было давно подумать о том, что хотя бы мелкий и средний бизнес должен тем или иным образом входить в систему страхования».

Бизнес-перспектива

В условиях нервозности в банковском секторе корпоративные клиенты будут искать большей надежности, продолжая переходить в госбанки и крупнейшие частные кредитные организации, считает Ольга Беленькая: «Соответственно, для остальных банков обострится ситуация с ликвидностью, вырастет стоимость привлечения средств, что также ограничит их возможности по увеличению кредитования».

Василий Солодков предпочитает оперировать макроэкономическими фактами: «Экономика сегодня в рецессии, отток капитала составляет $60 млрд, ухудшается сальдо текущих операций платежного баланса, объем инвестиций в основной капитал снизился на 0,8 процентов. Чего ждать? Точно не пряников».

Александр Куприянов уверен, что ситуация разрешится положительно: «Есть вероятность, что пирамидальная схема работы банков, большинство из которых занимаются ростовщичеством, а не развивают предприятия, действительно зарабатывающие прибыль, будет изменена. Это может уже в двухлетней перспективе благоприятно повлиять на предпринимателей».

Несмотря на то, что текущая ситуация добавит расходов бизнесу, долгосрочное влияние окажется благотворным, заключает эксперт: хорошо, что бизнес подстраивается под изменяющиеся условия – так он становится крепче и опытнее.


Помогайте вашему бизнесу развиваться

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в прессе для бухгалтеров и управленцев. Выберите из нашего каталога >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Как понять, что у банка проблемы

Почему у банков отзывают лицензии?

Когда у банка отозвали лицензию. Отражаем в учете


Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA