История одного налогового инспектора

06.05.2014

Если вы всерьез считаете, что жизнеописание рядового сотрудника обычной налоговой инспекции, пусть и с ОБЭПовским стажем, может быть кому-то интересно, тогда – давайте… Вот только формат официального интервью в данном случае вряд ли приемлем – год согласовывать будем и вместо ответов  многоточия  утвердят.  Субординация, кодекс этики и служебного поведения, регламент – не пустые слова. Что? Да, в школе с сочинениями на относительно свободные темы проблем вроде не испытывала, так что пусть будет монолог.

Лиха беда начало

Чтобы понять, «какими судьбами», отматываем пленку на десяток лет назад. Не комсомолка (2006 год на дворе), но спортсменка, просто красавица (родители и еще кое-кто так считают), а теперь еще и студентка Рита Немоляева. Даже больше – курсант АЭБ МВД РФ. Специальность: «Налоги и налогообложение». Следовательно, еще и умница – не умниц туда не берут. Ибо «экономическая безопасность в нашей стране принадлежит к числу важнейших национальных приоритетов и выступает гарантией стабильности и эффективного развития всего нашего государства и общества». В то время как «заинтересованные в извлечении криминальных доходов лица находят все новые и новые пути для обхода положений финансового и налогового законодательства». Это не я сказала, я не поэт. Это Рашид Гумарович сказал, Нургалиев, когда мы присягу принимали. Я же поклялась с такими лицами беспощадно бороться, разоблачая их преступные деяния. Ведь кто, если не я, умница. На самом деле, юношеского пафоса с романтикой было в пределах допустимого.


...хамство, провокации и угрозы (причем не только подать в суд). Случаи причинения увечий сотрудникам налоговых инспекций и порчи их личного имущества не афишируются, но они есть...


Отговаривали? Ну, так, не очень… Было, конечно, – мол, это ребятам хорошо, чтобы в армию не ходить, а ты же девочка. Что, гражданских вузов мало? Закабаляешься, всю жизнь по приказу будешь жить, ничего личного... Но осознанный выбор взрослого 17-летнего человека пересмотру не подлежал. К тому же в АЭБ был тогда уникальный научно-педагогический потенциал – почти полсотни профессоров и докторов наук, кандидатов наук – втрое больше. Многие принимали участие в разработке Налогового кодекса и прочих законов. Вот возьму у них, по совету Нургалиева, «максимум знаний – залог будущего успеха и карьерного роста», а дальше время покажет. Может, и не век буду погоны-то носить – в коммерции пригожусь, сама преподавать пойду. Вообще, на силовиках любое государство держится. Им у нас все пути открыты.

Тяжело в учении

«Прозрение» наступило уже через пару месяцев после поступления. Знала, что перед тем, как будет легко в бою, в учении будет не сахар, но не до такой же степени. Это «на гражданке» от сессии до сессии живут студенты весело. А здесь минутное опоздание на «пару» – наряд по кухне или суточное дежурство на КПП (какое-то время просто не вылезала из них). Это у «гражданских» Новый год, 8 Марта и 1 Мая – праздники с шашлыками и танцульками, а у меня – то усиление, то оцепление в местах массового скопления веселящихся граждан. С 7 утра до позднего вечера на ногах в тех же «Лужниках», к примеру. «Девушка, арестуйте меня, пожалуйста, вы такая красивая!» — так шутит чуть ли не каждый второй проходящий мимо представитель мужского пола, считая себя большим оригиналом. Обхохочешься.

Мне еще повезло, что москвичка – хоть дома ночую, а не в казарме-общежитии. Режимный объект – не войдешь, не выйдешь без разрешения. Построение утром, построение перед сном. На обед – строем. Зима, кто по утрам снег чистит? Те, кто под рукой… Закалка-тренировка. Девчонки – еще нормально, а ребята – кто мужал и самодисциплинировался, а кто в депрессию впадал. Жуткий случай был – курсант на КПП застрелился из «калашникова». Впрочем, там, скорее всего, множество факторов наслоилось. Но остальных ребят обвинили – недосмотрели.

Но все же это не армия – уйти можно было. Бросали многие. С другой стороны – знания, дисциплина, физподготовка и ничего лишнего типа алкоголя, наркотиков и прочих гадостей. Со многими выпускниками контакт поддерживаю – ни один не жалеет, что провел молодость не в клубах ночных и уже в 18-20 лет сформировался как личность. У большинства «гражданских» в это время еще пора исканий, блужданий и вредных излишеств. У нас же вместо клубов только дежурства ночные были.

С «небес» на «землю»

Отправка «на землю» – это уже трудоустройство, вопрос о котором не стоит, поскольку фактически решен. В ВУЗ подобного рода поступают по направлению, с обязанностью после окончания 5 лет отработать там, где тебе скажут. Либо вернешь затраченные на твое обучение средства. Если есть.

Пятый курс – практика, ОБЭП. Пересечений с «милицейскими» телесериалами немного, но некоторые эпизоды были – один в один. Коллектив сплошь мужской. Легкий флер шовинизма имеет место быть. Им явно сложно представить, что существо противоположного пола может работать и мыслить, причем в правильном направлении. Отношение достаточно доброжелательное, но никакой особой помощи и уж тем более покровительства. Всем – не до тебя. Есть определенный «материал», который «отписали» на твоего наставника и с которым ему не слишком охота возиться самому. «Материал» – любые заявления, причем разной степени адекватности. Порой – полный бред: какой-то бабуле что-то показалось, и она бежит в отделение. Но заявление принято, его надо прорабатывать. Даже заранее зная, что оно не имеет под собой никакой почвы. На это тратится куча времени. Жалуются, что сотрудники милиции «ничего не делают». А когда делать-то? Бумажки, бумажки, бумажки… Галочки-палочки… Пресловутая «палочная система» не канет в Лету никогда, наверное. Казалось бы, меньше мошенничеств – это же хорошая профилактическая работа, но высокому начальству видней. Упростить «бумагооборот» – тоже палка о двух концах. Высокая степень «забюрокраченности», фиксация всего и вся на бумаге – гарантия для следователя, если его обвинят в том, что он что-то делал неправильно.

Большая часть полученных в институте знаний оказалась не востребована… Учили одному, здесь – другое. Романтические представления разбиваются о не столько суровую, сколько скучную и абсурдную реальность. Если у тебя возникают какие-то версии, отличные от общепринятых, их даже не рассматривают. Инициатива не приветствуется.


...«собирать налоги и быть приятным одновременно так же невозможно, как любить и быть мудрым», – британский премьер-министр Уинстон Черчилль знал, о чем говорил...


Но опыта для написания диплома младший лейтенант Маргарита худо-бедно набралась. Полгода как один день прошли.

Палитра преступлений – кражи, мошенничества, борьба с «однорукими бандитами». В 2010-м как раз был введен запрет на игорный бизнес. Изымались автоматы. Но их владельцы сразу же сориентировались и стали переделывать их под лотерейные. Конфликты пошли, претензии к сотрудникам ОВД. Мы конфисковываем, на нас жалуются. Доказать что-то было сложно.

Еще категория – по управлению операциями на фондовом рынке. Лицо, пользуясь чужими денежными средствами, по своему усмотрению совершило операцию, которая не была доходной. Но свои проценты взяло. Вернуть деньги пострадавшему крайне сложно. Стандартный отказ от привлечения к уголовной ответственности.

Вообще, порой диву даешься, до чего доверчивы наши граждане. В попытке сэкономить на растаможке заказывают «подгон» иномарки из Владивостока или Хабаровска. Черт-те где, черт-те у кого, по черт знает каким договорам. Деньги переведены, посредник испарился, машины – как не было, так и нет. Косяки таких дел тогда шли. Найти ответственное лицо фактически нереально. Вроде и жалко, но взрослый человек должен понимать, что не колбасу покупает.

Из относительно нестандартного: фирма-поставщик (Московская область) отправила фирме-покупателю (Владивосток) партию товара, воспользовавшись услугами некоего частного перевозчика. Фура сгинула на необъятных российских просторах. Примечательно, что перевозчик-экспроприатор, не сумев, видимо, сбыть товар «налево», стал бомбардировать заказчика электронными письмами, предлагая выкупить похищенное. Установили интернет-кафе, откуда происходила отправка писем, через месяц задержали.

Прыжок в «окно»

Закончилась практика: «Давай, Рит, ждем тебя! Место – за тобой!» Получила диплом, возвращаюсь – ага, дождались меня, как же! Место занято другим. Вообще «экономических» вакансий – ни одной. Или все только по знакомству. В общем, кинули теперь уже лейтенанта Риту Н. с распределением. «На гражданку» так просто не уйдешь – контракт на 5 лет подписывала. Альтернативный вариант – инспектор по делам несовершеннолетних. Неблагополучные семьи, дети-наркоманы, дети-алкоголики, дети-садисты. Да, садисты… Это взрослыми экономическими преступниками руководит холодный расчет. Дети же зачастую запредельно жестоки к тем, кто слабее их, совершенно бескорыстно. Из чистого любопытства нанести тяжелый вред здоровью «оппонента», выложить ролик с избиением в интернет. Может, я слишком впечатлительная натура или воспринимала чужие беды слишком близко к сердцу, но у меня волосы шевелились. Месяц работы в этой должности правильнее было бы засчитывать за год трудового стажа.

Уволиться без возмещения суммы, которую госбюджет затратил на мое обучение, помог случай и юридическая коллизия. Приняли закон о полиции, старое положение о службе в органах уже утратило свою юридическую силу, а новое в нее еще не вступило. В это «окно» я и выскочила. Совесть абсолютно чиста, и «дезертиром» себя не считаю.

Камерал-лейтенант

К тому же, убежала-то не далеко. Приют благим намерениям, оскорб ленному сердцу и возмущенному разуму нашелся в ИФНС №… по Московской области. Причем была даже возможность выбора отдела.

Знакомая в то время работала в другой инспекции в отделе ККТ. Я же, не слишком понимая, чему там можно научиться, метила в «выездной». Поскольку в моем тогдашнем (да и сегодняшнем) представлении у инспектора ВНП больше возможности научиться в учете эксклюзивным моментам и вещам. Если, конечно, человек на это настроен. Но свет клином сошелся на «камеральном» (НДС), о чем не пожалела.

Оказалась на своем месте – полученные в АЭБ знания в совокупности с природной педантичностью и зачатками трудоголизма пригодились более чем. Засиживалась допоздна, анализировала каждую бумажку до запятой и рубля. Охотничий азарт, желание выявлять схему за схемой. Первая же отписанная мне проверка оказалась удачной для меня и госбюджета, но не слишком радостным событием для «коммерсов». Из 6 млн рублей НДС к возмещению по формальным признакам подтвердили только 3,5 млн. Зубовный скрежет, обещания подать в суд. Не подали.

Можно ли назвать сие торжеством справедливости? Вроде бы да – бюджет не остался в накладе. Но с другой стороны, что меня очень разочаровывает в нашем законодательстве в части экономической безопасности и особенно налоговых преступлений, – фактически нет наказания за попытку осуществить умысел. Очень легко уйти от ответственности. Элементарно. Фигуранты той моей самой первой проверки, как и легиона последующих, вроде бы не мошенники в чистом виде. Мошенничество – это доказанный факт, состав преступления. А здесь налицо скорее, как бы это сказать поприличнее, «хитропятиточечность». И наказания за это не предусмотрено.


Через какое-то время одного из этих двоих несговорчивых дубасит во дворе его собственного дома какая-то гопота, параллельно с избиением поясняя, в каких именно целях проводится эта «разъяснительная беседа»...


Инспектор, проводя проверку, выявляет определенные нарушения, задает налогоплательщику определенные вопросы. Почему такая сумма заявлена к возмещению или понижению налоговой базы по налогу на прибыль? И если налогоплательщик не может внятно это мотивировать, обосновать, объяснить, доказать, что он правомерно эту сумму учел, то просто подается «уточненка». И поскольку в «уточненке» спорная сумма уже не заявлена, никаких вопросов быть не может. И вот это фактически покушение на налоговое преступление остается безнаказанным. Ты делаешь большую работу, находишь нестыковку, а человек, у которого не получилось «прокатиться за счет бюджета», просто слегка огорчен и в целом доволен собой. А в дальнейшем будет изобретательнее и дальновиднее. Оптимизировать налоги – это естественно, это нормально. Но когда пройдена грань, за которой наступает бессовестность...

Не добавляет оптимизма и то, что ряд нормативных актов, которыми начальство конкретно моей инспекции призывает нас руководствоваться, на практике очень сложно применить.

Приходилось также сталкиваться с адресованными нам упреками со стороны правоохранителей – инспекторы, мол, «мышей не ловят», не передают нам вовремя нужную информацию, в результате чего у нас связаны руки, а расхитители капиталистической собственности плодятся, как бактерии в пробирке. Кто не ловит – это вопрос.

Из личного опыта: в ходе своей работы неоднократно направляла «в органы» информацию с местом жительства, указанием телефонов лиц – предполагаемых руководителей фирм-«прокладок». Через канцелярию, официально регистрируя. Ноль реакции. В силу… В силу чего-то непреодолимого – то ли наплевательства, то ли природной лени, то ли нехватки времени… Случай не единичный. И я вынуждена заниматься той деятельностью, которая прямо не входит в мои обязанности. «Пробивать» все сама, благо есть навыки и остатки желания. Выезжаю по адресам, ищу этих людей сама. Пытаюсь достучаться любыми доступными и не слишком доступными способами. Доходит до того, что один из «зицпредседателей», то есть подставных директоров, в ходе телефонной беседы, понимая, с кем он разговаривает и по какому поводу, не постеснялся открыто признаться, что он «просто не в курсе финансовой деятельности руководимого им предприятия, поскольку только подписывает документы». Ощущение, что уже всем всё трын-трава. Кошки спят (или сыты?), мыши наглеют.

Безопасность не гарантируется

Почитаешь на форумах записи бухгалтеров и собственников бизнеса, так им каждый раз после общения с налоговыми инспекторами надо молоко за вредность давать. Налоговики – они же через одного некомпетентные недоучки и поголовно потенциальные взяточники. Но у каждой медали две стороны, и то же самое я могу сказать не про всех, но про некоторых из них. Про хамство, провокации и угрозы (причем не только подать в суд). Случаи причинения увечий сотрудникам налоговых инспекций и порчи их личного имущества не афишируются, но они есть. Недавний – у компании (подчеркну – за серьезные нарушения) заблокировали счет в банке. Сумма зависла достаточно крупная. Через несколько дней двоим сотрудникам инспекции, имеющим непосредственное отношение к этому событию, начинают названивать неизвестные люди, призывая одуматься и восстановить статус-кво. Предлагают деньги. Через какое-то время одного из этих двоих несговорчивых дубасит во дворе его собственного дома какая-то гопота, параллельно с избиением поясняя, в каких именно целях проводится эта «разъяснительная беседа». А затем у обоих синхронно, в одну и ту же ночь, сгорают автомобили. Виновных не нашли. Руководство инспекции выплатило пострадавшим сотрудникам компенсацию, размер которой я даже называть не хочу – настолько она «ни о чем».


Ты делаешь большую работу, находишь нестыковку, а человек, у которого не получилось «прокатиться за счет бюджета», просто слегка огорчен и в целом доволен собой...


Другого моего коллегу, из юридического отдела, начальство заподозрило в сговоре с адвокатами проверяемого юрлица и чуть ли не в сливе информации. Гнобит. Почти открытым текстом заявляют: «Они у нас уже третий раз выигрывают в суде – значит, ты у них на содержании». Нотариально заверенной справки о честности и неподкупности у парня нет. Сначала пытался реагировать на подобные претензии философски, с юмором даже, но сейчас совсем скис. Пытается «самоисключиться» из проверки, но ему не дают. В общем, бей своих, чтоб чужие боялись.

Всем спасибо, все свободны

Прав был Рашид Гумарович – экономическая безопасность в нашей стране принадлежит к числу важнейших национальных приоритетов и выступает гарантией стабильности. Именно поэтому борцы с экономическими преступлениями и правонарушениями не могут пожаловаться на недостаток внимания со стороны государства. Их «ценят». Зарплата среднестатистического государственного налогового инспектора – ниже средней зарплаты по региону. Реальный (а не отчетный) результат «милицейской реформы» – избавление от квалифицированных кадров. Повышение зарплаты параллельно с отменой льгот. Люди, которые умеют работать, побежали. Остались те, кто не тянул и раньше. Куда бегут? На другую сторону баррикад – в коммерцию. Большинство моих бывших однокашниц, успев поработать и в милиции, и в полиции, и в инспекциях, сейчас занимаются налоговым планированием и оценкой рисков в разнообразных ООО. Зовут к себе. Почти дозрела, собираюсь… Решение взрослого 25-летнего человека пересмотру не подлежит.

Маргарита Немоляева, государственный налоговый инспектор отдела камеральных проверок, для журнала «Московский бухгалтер»


Помогайте Вашему бизнесу развиваться

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в прессе для бухгалтеров и управленцев. Посмотрите наш каталог >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Следственный комитет разработал новую схему уклонения от уплаты налога на прибыль

Как проходит допрос свидетеля - разъяснения ФНС

Налоговая в лицах: ИФНС № 34 по г. Москве



Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное