Роль финансового сектора в развитии экономики

22.01.2014

В наступлении современного экономического кризиса принято винить финансовый  сектор. Безудержное кредитование, постоянный приток спекулятивных инвестиций на финансовые рынки и, наконец, финансовые пузыри. Вот основные причины кризиса, по мнению многих экономистов.

Но откуда на самом деле взялись эти пузыри? Почему раздулись до таких размеров? Почему финансовая система превратилась в пылесос, втягивающий в себя все больше и больше средств из реальной экономики?

При правильном понимании роли финансового сектора ответы на эти вопросы приходят сами собой. Поэтому в данной статье мы постараемся разобраться в том, что такое на самом деле финансовый сектор для экономики.

Экономическая система, основанная на углублении разделения труда

Для понимания роли финансового сектора нужно разобраться, в какой системе он работает. Современная модель развития экономической системы построена на процессе углубления разделения труда. Страны отличаются достигнутым уровнем разделения труда. В более развитой стране больше профессии, сеточка разделения труда чаще. В менее развитой – наоборот.

При этом экономики отдельных стран неоднородны. Некоторые части национальной экономики могут находиться на низкоиндустриальном уровне. Тогда как другие в то же самое время будут находиться на высокоиндустриальном.

Вперед прорываются страны, в которых уровень разделения труда глубже. Их мы называем технологическими центрами. Остальные либо развиваются сами по себе на своем уровне в относительно замкнутой системе (как СССР), либо интегрируются в экономику более развитой страны.

На заметку

Процесс интеграции или взаимодействия может происходить по двум моделям:

  • Монокультурная. Менее развитая страна продает более развитой самые простые из товаров, которые она способна производить на своем уровне разделения труда (как правило, это сырье и сельскохозяйственные продукты). На получаемые деньги в развитой стране она закупает товары, для производства которых требуется более высокий уровень разделения труда.
  • Инвестиционная. Более развитая страна выводит в менее развитую часть своей производственной цепочки. Яркий пример сегодня – Китай. В нем размещена сборочная часть производственных цепочек современной глобальной системы разделения труда.

В результате интеграции образуется единая экономическая система – воспроизводственный контур с технологическим центром (это может быть как более развитая территория внутри страны, так и отдельная более развитая по сравнению с другими страна), из которого идет импульс развития всей системы.

Сложившийся к настоящему времени в мире воспроизводственный контур – наднациональный и включает в себя множество частей национальных экономик.

На сегодня технологическим центром современного глобального воспроизводственного контура являются США. Он начал строиться сразу после Второй мировой войны, когда США оказались самой развитой экономической системой. Постепенно в него с разными ролями входили страны Европы, затем Латинской Америки и Азии. Чем раньше по времени страна входила в систему, тем больше частей ее национальной экономики задействовалось в воспроизводственном контуре. Тем более развитой в целом она становилась.

Финансовый сектор – как двигатель развития

Финансовый сектор играет важнейшую роль в развитии любой системы, основанной на разделении труда. Он организует взаимодействие между странами с разным уровнем разделения труда и является двигателем развития воспроизводственных контуров. Реализуя эти функции, он достигает своей основной цели – получение собственной прибыли.

Однако двигателем он работает только при условии органического роста развитого мира.

Под органическим ростом мы понимаем рост, основанный на углублении разделения труда за счет вовлечения в воспроизводственный контур новых стран (или отдельный территорий):

  • с развитым внутренним рынком, на котором либо уже существует платежеспособный спрос, либо этот спрос реально создать в процессе вовлечения страны в систему;
  • с развитой инфраструктурой, благодаря которой стране легче интегрироваться в глобальную систему разделения труда;
  • с промышленной базой;
  • с развитой финансовой системой, через которую удобно организовывать перераспределение капитала.

После Второй мировой войны, когда значительно усилились процессы глобализации экономики и создания наднациональной экономической системы разделения труда, этим критериям лучше всего соответствовали развитые страны Запада.

США заняли в ней место технологического центра. В них был достигнут самый высокий уровень разделения труда в мире. Но для дальнейшего развития экономики и углубления разделения труда им нужно было большее количество населения, которого внутри страны уже не хватало. Но главное – нужны были рынки сбыта.

…воспроизводственный контур – национальная или наднациональная система разделения труда, максимально сбалансированная по производству и потреблению...


В США был накоплен большой объем капитала, который для приумножения нуждался в новых производствах. Но продукцию этих производств внутри страны уже некому было потреблять. А на чужие рынки их не пускали. Действовали серьезные протекционистские барьеры.

Преодолеть их удалось, используя описанную выше инвестиционную модель взаимодействия. США начали промышленный захват стран, в которых был потенциально широкий рынок сбыта, одновременно передавая им импульс развития за счет экспорта:

  • промышленных технологий;
  • управленческих технологий (в частности системы устройства производства, основанного на повышении производительности за счет углубления разделения труда);
  • капитала во всех его проявлениях.

Экономики этих стран из самостоятельных единиц превращались в части развитой американской системы разделения труда (воспроизводственного контура).

Точки приложения «лишних» капиталов, накопленных в США, были найдены. Деньги были пущены на дальнейшее развитие системы, вышедшей за границы государства.

От такого взаимодействия стран выигрывали все. Реальный сектор рос и бурно развивался за счет углубления разделения труда. У населения стран, входящих в систему, росли заработные платы, а соответственно, рос платежеспособный спрос, опять-таки двигающий развитие.

По всей системе росли прибыли. Кроме того, в систему вовлекались и так называемые страны третьего мира (или в современной терминологии развивающиеся) с неразвитыми рынками и бедным населением, но имеющие богатую ресурсную базу (продукты сельского хозяйства, сырьевые товары). Эти страны заняли в системе разделения труда место сырьевых придатков и взаимодействовали с развитыми по монокультурной модели. От взаимодействия с ними также формировались достаточно большие наднациональные прибыли.

Финансовый сектор являлся проводником всех прибылей глобальной системы разделения труда. Деньги перераспределялись на финансовом рынке или через банковскую систему механизмом кредитования.

Но к концу 60-х гг. модель органического роста достигла своих пределов. Глобальная система разделения труда дошла до высокоиндустриального уровня развития и остановилась. Больше не осталось стран с развитыми рынками сбыта, способных вовлечь в глобальную систему разделения труда большую часть своих национальных экономик и расширить уровень потребления внутри страны.

Общее количество денег в системе было рассчитано на продолжающийся рост, а рост остановился. Часть денег стала лишней и пошла на рост инфляции. Это подорвало механизм работы финансового сектора.

Система перестала развиваться. При растущей инфляции прибыли компаний начали снижаться. Начался период стагфляции 1970-х гг. Необходима была корректировка модели развития.

Мутация финансового сектора

В 1970-е гг. направление корректировки было найдено. Создались условия для нового этапа развития системы. Переход от монокультурного взаимодействия с бедными странами к инвестиционному. Страны третьего мира из поставщиков сырья стали трансформироваться в «сборочные цеха» развитых стран.

Основным мотивом инвестиционного взаимодействия с богатыми странами до 1970-х гг. было получение прибыли за счет:

  • захвата рынков богатых стран с изначально развитой экономикой;
  • роста производительности системы, достигаемой в результате углубления разделения труда.

Мотивом же вовлечения бедных стран стало получение прибыли за счет экономии на издержках – в бедных странах очень дешевая рабочая сила.

За счет этого удалось добиться удешевления продукции, сбываемой в богатые страны и устранить одну из проблем, появившихся в 1970-х гг. – инфляции. Однако не был устранен основной дисбаланс системы – темпы роста рынка по-прежнему отставали от темпов роста производительности системы. Такая модель развития в отличие от органической, не приводила к росту производительности на основе роста уровня разделения труда. Она лишь организовала географическое разделение труда.

Рабочие в бедных странах производили столько же, сколько и в богатых, но при этом сами не формировали платежеспособный спрос на произведенную продукцию.

При этом рост прибылей продолжился. Но все они скапливались на счетах в финансовом секторе. Им некуда было «выплеснуться» и послужить для дальнейшего расширения системы, как это происходило до 60-х гг. Причем «неприкаянных» денег становилось все больше, за счет чего они стремительно «дешевели» – падал процент заимствования.

Финансовый сектор – спасатель утопающих

Главная задача любого бизнеса и, в том числе финансового получение все новой и новой прибыли. Деньги должны были работать. Финансовый сектор начал искать новые точки приложения своего капитала.

Выгодной и в тоже время необходимой для поддержания развития системы точкой стало потребительское кредитование (в т. ч. ипотека и автокредитование).

В условиях, когда деньги постоянно дешевели, населению стало просто и в некоторой степени даже выгодно брать товары в кредит.

За счет роста кредитования получалось, что потребление в развитых странах выросло. Создавалась иллюзия, что потребление растет в одном темпе с ростом производства товаров и система сбалансирована.

…при постоянно дешевеющих деньгах выгодно брать долги, и государства это тоже прекрасно понимали...


Благодаря постоянно дешевеющим деньгам в системе непроизвольно был создан огромный искусственный рынок, который потреблял в кредит постоянно производящиеся системой товары и давал еще большие прибыли финансовому сектору:

  • по одной линии финансовый сектор получал прибыль напрямую от своей деятельности по кредитованию;
  • по другой – накапливал капиталы, получаемые от взаимодействия бедных и богатых стран по инвестиционной модели. Производители, организовывающие систему разделения труда между странами, стали меньше вкладывать в развитие производств. Получаемые прибыли они направляли в финансовый сектор (финансовые рынки, банковские депозиты и т. п.), часть которых финансовый сектор опять же направлял на кредитование.

Еще одной удачной нишей стало кредитование государств.

При постоянно дешевеющих деньгах выгодно брать долги, и государства это тоже прекрасно понимали. В долг они увеличивали расходы, в том числе социальные (пенсии, зарплаты бюджетникам, социальные пособия, стипендии и т. п.), за счет чего также значительно стимулировали спрос внутри своих национальных экономик. Но многие из стран, которые брали кредиты, не имели производственного потенциала для того, чтобы с ними расплатиться. Хотя реальному сектору глобального воспроизводственного контура было выгодно такое кредитование. Потому что он получал хоть и искусственное, но расширение спроса на продукцию.

  • Попыткой развить экономику за счет новых технологий были вложения в IT сектор, который казался предтечей некоего постиндустриального общества. Однако по факту этот сектор не стал приносить сверх прибылей и ничего кроме пузырей на финансовых рынках не вызвал.
  • Массированные вложения денег шли в сектор услуг, в частности в торговлю и сопутствующие отрасли. Именно эта отрасль стала основным двигателем в системе со статичным рынком. Стало необходимо разрабатывать новые маркетинговые стратеги, придумывать как бы лучше «упаковать» продукт так, чтобы его захотели покупать вне зависимости от того, есть ли у людей насущная потребность в этом. Понадобилось создать культуру потребления, нацеленную на то, чтобы люди постоянно хотели купить себе что-то новое, даже если у них нет на это реальных денег. Все можно взять в кредит.
  • В результате таких «выгодных» вложений финансовый сектор смогут удержать современную систему разделения труда на высокоиндустриальном уровне и даже позволил ей слегка вырасти (хотя никакого перехода к постиндустриальному обществу не произошло) за последние 40 лет. Однако невозможность продолжения роста по органической модели и сжатие рынков сбыта стало вести к деградации реального сектора.

Его прибыли стали сокращаться при одновременном росте прибылей финансового сектора.

Если в 1970 году прибыль реального сектора составляла 70%, а прибыль финансового – 30%, то сейчас сложилась обратная ситуация.

В результате «спасательной» работы финансового сектора в последние 40 лет по всей системе образовались финансовые пузыри, которые рано или поздно должны «схлопнуться».

Но к этому привел сбой не в финансовой системе. Ее задачей всегда было получение прибыли. В условиях, когда от развития реального сектора эту прибыль стало получать проблематично, она стала мутировать и работать сама на себя. Что и привело в итоге к современному экономическому кризису.


Журнал «Консультант»

Бесценный опыт топ-менеджеров ведущих российских компаний по решению актуальных и фундаментальных корпоративных задач в журнале «Консультант».
Подпишитесь сейчас >>


Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное