Непростая ситуация: как исключить участника ООО

12.11.2013

Вопрос исключения участника из состава учредителей ООО – довольно непростой. Особенно если бизнесмены будут пытаться «устранить» компаньона, который одновременно является и руководителем совместно образованной фирмы. В каких же случаях старания учредителей обречены на провал, а в каких – успех вполне возможен, узнала корреспондент журнала «Расчет» Анна Мишина.

Един в двух лицах

По общему правилу, установленному в статье 10 Закона об ООО, участник общества, который систематически не выполняет свои обязанности (или же выполняет их недобросовестно) и своим поведением препятствует работе компании, может быть исключен из состава учредителей. Однако сделать это может только суд, для этого с заявителями должны выступить другие владельцы компании, имеющие в совокупности более чем 10 процентов общего количества голосов. Не так давно Высший Арбитражный Суд обнародовал довольно подробный Обзор судебной практики, где привел примеры конкретных ситуаций, при которых арбитры могут применить озвученную «исключительную» меру наказания к нерадивому предпринимателю (ИПП ВАС от 24.05.2012 г. № 151).

«Детище» высших арбитров расставило очень многие точки над «i». Но на один вопрос служители Фемиды все-таки не обратили должного внимания. Речь идет о ситуации, когда участники планируют исключить из своих рядов не просто проштрафившегося компаньона по фирме, а по совместительству и ее директора. Сложность ситуации, в основном, заключается в том, что такой человек «совмещает» в себе два абсолютно разных «корпоративных явления» – участник и руководитель. И, не смотря на то, что физически это один и тот же человек, «смешивать» эти два «образа» нельзя. Ведь именно из-за неумения четко разграничить эти статусы учредители, желающие «изгнать» компаньона, чаще всего и допускают ошибки, которые впоследствии оборачиваются «отказными» постановлениями в арбитражах. И чтобы уберечь наших читателей от подобных оплошностей, предлагаю рассмотреть несколько судебных споров и выяснить, по каким причинам служители Фемиды отказали или согласились с требованиями бизнесменов-заявителей.

Затяжной конфликт

Итак, в качестве первого примера рассмотрим долгоиграющий спор в рамках одной строительной фирмы.

Корпоративный конфликт длился уже более пяти лет. Еще в 2008 году два бизнесмена, владевшие организацией, не смогли решить вопрос о назначении генерального директора. По мнению одного из них, партнер по бизнесу, руководивший предприятием, существенно затруднял деятельность общества тем, что создал и возглавляет несколько других компаний с таким же фирменным наименованием, но в разных районах Петербурга. Все организации, которыми этот партнер владеет единолично, занимаются той же деятельностью, что и их общее детище. А по мнению второго учредителя, компаньон, для получения прибыли его личными предприятиями, использует коммерческие связи и информацию, полученную в будущность работы генеральным директором их совместной фирмы.

Судебная оценка

При обращении учредителей в суд с требованием «прогнать» нерадивого участника, арбитр будет сам оценивать, насколько часто и грубо горе-бизнесмен нарушал свои обязанности, ведь для каждой фирмы – в зависимости от рода ее деятельности, финансового состояния и прочее – одна и та же ситуация может иметь различную степень тяжести.

Судьи первой инстанции не поддержали требования истца. Они решили, что, действия бизнесмена-руководителя не являются основанием для исключения его участника (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.05.2009 г., постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2009 г. и постановление ФАС Северо-Западного округа 13.11.2009 г. по делу № А56-51940/2008).

С новой силой

Однако данное решение не примирило коммерсантов. Тлеющий конфликт так и не позволил решить вопрос об очередном назначении руководителя. В связи с чем полномочия генерального директора продолжил исполнять «учредитель-ответчик».

С новой силой противостояние вспыхнуло через пять лет. Истец, которому было ранее отказано в требованиях, снова обратился в арбитраж, вновь апеллируя к правилам статьи 10 Закона об ООО. На этот раз в качестве «обвинительных» доводов он привел такие факты, как увольнение всех работников, расторжение договоров аренды помещений, а также закрытие расчетного счета предприятия и несданная налоговая отчетность. Бизнесмен счел необходимым снова побеспокоить арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области и вновь потребовать исключения «компаньона-вредителя» из состава участников.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Арбитры же сочли, не доказанными аргументы исца, что действия партнера по бизнесу привели к невозможности работы общества. В частности, сотрудники были уволены по их собственным заявлениям, ни одно из которых не оспорено (кроме законности увольнения самого истца, который тоже работал в фирме на должности главбуха, – но этот инцидент был рассмотрен судом общей юрисдикции, и никаких нарушений служители Фемиды там не обнаружили). Кроме того, все вышеперечисленные деяния совершались руководителем фирмы, а не ее участником (хотя это один и тот же человек!). А исключать из компании учредителя за огрехи руководства – в корне неверно.

Таким образом, судьи не нашли причины для удовлетворения почти повторного искового требования (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.01.2013 г., постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2013 г. ФАС Северо-Западного округа от 08.08.2013 г. по делу № А56-53541/2012).

В интересах общества

В целом, выводы арбитров вполне логичны. Во-первых, все «подозрительные поступки», действительно совершал директор, а не учредитель. А во вторых, на мой взгляд, в действиях руководителя нет ничего такого, что сделало бы невозможным функционирование компании. Ведь, и «тотальное увольнение», и закрытие счета в банке, и расторжение договора аренды можно объяснить, например, тем, что изменилось направление деятельности предприятия, и фирма планирует разворачивать работу в другом районе или вообще – в ином регионе.

В любом случае, перед нами – типичный «ошибочный» пример, когда участники-заявители путают и даже «смешивают» статус гражданина-участника и гражданина-руководителя. Ведь, повторю, даже если физически это одно и то же лицо, то юридически это два разных «явления». Например, не так давно арбитрам пришлось рассматривать заявление от других бизнесменов, желающих «изгнать» компаньона. Они решили от него «избавиться», поскольку последний не проводил так необходимые компании годовые собрания участников и не допускал учредителей до информации о деятельности фирмы. Зато регулярно устраивал внеочередные собрания, результатом которых частенько становилось неправомерное исключение из компании других участников. Но даже в этом случае судьи объяснили, что совершение участником общества проступков, противоречащих интересам общества, при выполнении функций директора не могут быть основанием для исключения его из состава учредителей. Потому что в этой ситуации выполнение бизнесменом должностных обязанностей единоличного исполнительного органа общества не может быть отнесено к числу обязанностей участника общества. И ответственность он будет нести как директор, согласно статье 44 закона об ООО, а как учредителю, претензии ему предъявить, по сути, не в чем (в отличие от спора, рассмотренного ниже) (постановление ФАС Поволжского округа от 2.02.2012 г. по делу № А72-3217/2011; см. также аналогичные решения – ФАС Центрального округа от 23.12.2011 г. по делу № А14-3192/2011, от 13.12.2011 г. по делу № А62-1843/2011 и от 12.12.2011 г. по делу № А62-1110/2011).

Важно

Даже если физически учредитель и директор одно и то же лицо, то юридически это два разных «явления».

Простить провинности пришлось и другому бизнесмену – который сдавал имущество, складские и офисные помещения родной компании в аренду по символическим ценам. Кроме этого он не содержал в порядке учредительные документы и уклонялся от явки на собрания участников. Тем не менее судьи решили, что это провинность директора, а не собственника (ФАС Поволжского округа от 14.02.2012 г. по делу № А12-6251/2011).

И другой пример

А вот другого предпринимателя, который ловко провел собрание, в результате которого он смог приобрести долю своего компаньона, по, как потом выяснилось, сфальсифицированным договорам, и внести соответствующие изменения в госреестр, из состава учредителей исключить все-таки удалось. Дело в том, что до того, как договор и протокол были признаны недействительными, предприимчивый бизнесмен успел учредить другое предприятие (со своим участием в единственном числе) путем реорганизации первоначальной компании. И передал вновь созданному предприятию все основные средства, предназначенные для осуществления уставной деятельности прежнего общества. А через четыре месяца инициировал банкротство последнего. Тогда арбитры решили, что за столь разнообразный «букет» проступков, в результате которых фирма действительно не может больше работать (т.к. ее уже почти не существует), действительно стоит изолировать бизнесмена от компании. А мне, на правах автора, хотелось бы подчеркнуть, что в данном случае предприниматель провинился как учредитель, а уже на основании этого решения «выстроились» другие неприятности, наступлению которых он поспособствовал как директор. Но – первопричина была именно в противозаконной деятельности участника. Поэтому все перечисленные выше неприятности были доставлены организации на основании решения участника общества, которое впоследствии было исполнено директором (который «в миру» является одним и тем же человеком). Поэтому Поволжские арбитры приняли решение об «изгнании» участника (постановление ФАС Поволжского округа от 31.01.2012 г. по делу № А55-309/2011).

Одного уклонения - мало

Кстати, отсутствие на общих собраниях участников общества – тоже весьма «популярный» повод, на основании которого учредители пытаются избавиться от компаньона, будь он руководителем или же просто владельцем доли. Здесь определяющим будет вопрос – допустил ли участник еще какие-то серьезное нарушение, кроме систематических непосещений собраний. Если ответ на этот вопрос отрицателен, то арбитры, вероятнее всего, откажут учредителям в требовании.

А вот если совладелец не только систематически не присутствовал на общем собрании, не давая тем самым принимать решения по вопросам, требующим единогласного решения, но еще и, например, скрывал от компаньонов учредительные документы или вносил недостоверные сведения в ЕГРЮЛ, то исключение такого «героя» из состава учредителей становится вполне реальным (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.05.2007 г. по делу № А78-8387/04). Столь же незавидная судьба может ожидать и того бизнесмена, который из-за постоянного отсутствия на общих собраниях фактически лишал всех возможности принять решение по вопросу о перераспределении доли умершего компаньона. И, тем самым, препятствовал другому собственнику, пожелавшему приобрести «освободившуюся» часть и увеличить свой процент в уставном капитале, возможности более полно и серьезно участвовать в управлении делами фирмы (постановление ФАС Уральского округа от 17.09.2008 г. по делу № А50-2072/2008-Г26).

Важное уведомление

«Обратите внимание, – предупреждает адвокат Сергей Воронин, – систематическая неявка соучредителя общества на общие собрания может быть признана уклонением от участия только в том случае, если будет доказано соблюдение процедуры извещения его о проведении этих мероприятий (п. 1 ст. 36 Закона об ООО), а также отсутствие уважительных причин для неявки. И если заинтересованный в проведении общих собраний совладелец уведомлял своего неявившегося компаньона в соответствии с требованиями закона, и может предъявить квитанции об оплате почтовых отправлений и описи вложений в ценные письма, содержащие отметки почтового отделения о том, что извещения достигли адресата, то арбитры, скорее всего, будут на его стороне. А необязательному учредителю придется покинуть фирму» (см., например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.03.2012 г. № А19-14319/2011 и Северо-Западного округа от 26.03.2008 г. по делу № А56-33769/2005).

«Неопасная» группа

Иногда судьи решают, что совершенный бизнесменом проступок не может причинить фирме фатальных проблем. Поэтому исключать за это провинившегося участника из состава учредителей – нельзя. К такой, «неопасной», группе служители Фемиды относят одобрение на общих собраниях сделки по отчуждению имущества компании (ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.02.2012 г. № А33-7667/2011).

Наверняка учредителю откажут в «исключительном» требовании, если фирма находится в состоянии корпоративного конфликта, и иск направлен, в частности, на то, чтобы устранить «противника» (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 25.01.2012 г. по делу № А63-7264/2010; Московского округа от 28.11.2011 г. по делу № А41-29396/09).

Не будет считаться подовом для исключения учредителя и тот факт, что последний не оплачивает свою долю в уставном капитале (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.08.2011г. по делу № А32-35409/2010). Об этом говорит как обширная судебная практика, так и Обзор, составленный Высшим Арбитражным судом (ИПП ВАС от 24 мая 2012 г. № 151).

Эксперты помогут в трудных вопросах

Попали в непростую ситуацию? Наши эксперты и знатоки форума помогут Вам решить вопрос! Регистрируйтесь на форуме Бухгалтерия.ru


Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное