Будущее налогообложения из первых рук

08.11.2013

Налог на прибыль является одним из основных источников пополнения государственного бюджета за счет налоговых отчислений. В начале года Минфин пообещал предпринимателям подготовить ряд позитивных изменений по части его администрирования. Все ли обещания сбудутся – большой вопрос. Ведь с доходной частью бюджета у нас большие проблемы. О том, чем порадуют или огорчат бизнес законотворцы до конца года, а также о насущных проблемах бухгалтеров корреспондент журнала «Московский бухгалтер» побеседовал с начальником отдела налогообложения прибыли (дохода) организаций Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России Валентиной Буланцевой.

Валентина Александровна, до конца года остается уже не так много времени. Расскажите, пожалуйста, о наиболее значимых, с вашей точки зрения, законопроектах, касающихся исчисления, уплаты и администрирования налога на прибыль, находящихся сейчас на рассмотрении в Госдуме. Все ли запланированные изменения заработают с 1 января 2014 года? Например, бухгалтерам уже довольно долго обещают упростить ведение налогового учета с целью максимального его сближения с бухгалтерским. И все что-то никак...

– Соответствующий законопроект «О внесении изменений в главу 25 части 2 Налогового кодекса и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации (в части упрощения налогового учета)» одобрен правительственной комиссией по законопроектной деятельности.

Если говорить детально – например, из Налогового кодекса выводится понятие «суммовая разница», остается лишь разница курсовая.

Вносится также поправка в статью 254. Теперь организация по своему усмотрению сможет списывать материальные ценности (приборы и инструменты, которые служат длительный период времени и стоят довольно дорого) либо единовременно, либо в течение срока использования. Ведь иногда из-за дороговизны некоторых материалов организации бывает невыгодно сразу показать такой большой расход.

Помимо этого документа чрезвычайно важным мне представляется проект Федерального закона № 115132-6 «О внесении изменений в статью 27.5-3 Федерального закона ‘‘О рынке ценных бумаг‘‘ и часть 2 Налогового кодекса Российской Федерации». Сейчас он готовится к принятию во втором, решающем чтении. В первую очередь речь в нем идет об изменении порядка налогообложения операций с ценными бумагами, по сделкам РЕПО, по финансовым инструментам срочных сделок (так называемые ФИСы), устанавливает особый порядок определения рыночных цен в этих сферах, порядок признания убытков и определения налоговой базы.

Изменений предполагается очень много – этот же законопроект основательно корректирует статью 269 Налогового кодекса «Особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам». Фактически он вводит новую редакцию первого пункта, где речь идет о предельных размерах процентов за предоставленные заемные средства.

По долговым обязательствам любого вида расходом признается процент, исчисленный исходя из фактической ставки по кредиту, если иное не установлено законодательством. Исключение сделано для взаимозависимых лиц. Для них устанавливается некий коридор. Если заемные средства предоставляются под процент, который в этот коридор попадает, то никаких налоговых последствий не возникает. Если выбиваются из коридора, тогда применяются правила трансфертного ценообразования.

– Можно затронуть вечную тему – тему признания в составе расходов при налогообложении прибыли процентов по долговым обязательствам, срок действия которых рассчитан больше чем на один отчетный период. Казалось бы, в Налоговом кодексе четко определен порядок признания расходов по процентам по кредитам и займам. Однако в течение последних трех лет споры на эту тему не прекращаются. Столько писем и разъяснений, противоречащих друг другу, что голова у бухгалтеров идет кругом. Нет ли поправок, снимающих эту «головную боль»?

Согласна, что «головная боль» есть. И «лекарство» предлагается. Сейчас долговые обязательства составляются таким образом, когда стороны пишут, что процент выплачивается в момент погашения долга. Банки таким образом пытаются себя подстраховать и не показывать доходную часть.

Вообще Минфин всегда говорил, что проценты по кредитам признаются в составе внереализационных расходов равномерно в течение всего срока действия договора. И это не зависит от того, наступил ли срок фактической уплаты процентов на конец каждого месяца пользования полученными денежными средствами (ст. 269 НК РФ, в которой установлен порядок определения размера процентов, учитываемых организацией-заемщиком для целей налогообложения прибыли на конец каждого месяца отчетного периода). Но слова «каждого» в статье нет. И Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении Президиума от 24 ноября 2009 г. № ВАС-11200/09 указал: «Поскольку расходы по уплате процентов не могли возникнуть у организации ранее срока, установленного договором займа, их отнесение в уменьшение налогооблагаемой базы в ‘‘текущем налоговом периоде‘‘ неправомерно». То есть раз слова «каждого» нет, то организации оказались в сложном положении.

Руководство налоговой службы дало официальное разъяснение по вопросу отнесения расходов по процентам по долговым обязательствам, указав, что, несмотря на принятие постановления Президиума ВАС РФ № 11200/09, руководствоваться нужно прежним порядком, а вопросы применения норм законодательства о налогах и сборах относятся к компетенции Минфина России (письмо ФНС России от 14.04.2010 № ШС-22-3/280).

Справка

Законопроект направлен на упрощение налогового учета и сближение правил исчисления налоговой базы по налогу на прибыль организаций и правил определения финансового результата в бухучете. Его положения соответствуют «Основным направлениям налоговой политики на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 года», которые Минфин обнародовал в начале лета.
Законопроект, в частности, предусматривает:

  • уточнение в целях налогообложения прибыли организаций методов списания в расходы стоимости материально-производственных запасов;
  • возможность списания в налоговом учете стоимости малоценного имущества в течение более одного отчетного периода в зависимости от применяемой налогоплательщиком учетной политики;
  • изменение в налоговом учете порядка учета убытков от уступки прав требования после наступления срока платежа;
  • изменение в налоговом учете порядка учета суммовых разниц по доходам и расходам, выраженным в иностранной валюте.

Реализация закона «позволит уменьшить административную нагрузку на бизнес, сократить издержки налогоплательщиков, связанные с исполнением обязанностей по уплате налога на прибыль организаций, и будет способствовать повышению эффективности налоговой системы РФ».

– Но сейчас компании жалуются, что проверяющие по итогам налоговых проверок продолжают выносить решения, согласно которым организация-налогоплательщик не может увеличить расходы на проценты по кредитам и займам, если срок уплаты процентов по договору не наступил. И суды встают на их сторону.

– Своим определением от 4 декабря 2012 г. № ВАС-15916/12 об отказе передачи дела в Президиум тройка судей ВАС еще раз подтвердила, что в случае, если в договоре предусмотрена отсрочка платежа по процентам, отнести в состав расходов такие проценты организация сможет не ранее срока их уплаты. Есть и другая практика. У судей нет единства в этом вопросе.

– Между тем Минфин России придерживается положений Налогового кодекса и в своих разъяснениях продолжает настаивать на том, что проценты относятся к расходам независимо от периода их оплаты. Взять хотя бы письма от 26 февраля 2013 г. № 03-03-06/1/5479, от 28 февраля 2013 г. № 03-03-06/1/5969. Но часто проверяющие приходят и штрафуют чуть ли не за соблюдение своих же разъяс нений.

– Минфин последовательно отстаивает право заемщика на ежемесячное признание указанных расходов независимо от момента возникновения у него обязанности по их оплате.

– Но в последнем письме ФНС России по данной проблеме (письмо от 14.06.2013 № ЕД-4-3/10729) говорится об обратном. О том, что, если договором установлен запрет на досрочную уплату процентов, учитывать их в более ранних периодах неправомерно, причем говорится не напрямую. Налоговики просто предлагают руководствоваться постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2013 г. № А68-8765/2012. Оно же в свою очередь соответствует позиции, указанной в постановлении Президиума ВАС РФ от 24 ноября 2009 г. № 11200/09. Не слишком ли все запутано?

– В ФНС «промониторили» арбитражную практику и пришли к выводу, что даже у судей нет единого мнения по данному вопросу. У нас ведь нет прецедентного права, так что некоторые суды принимают решения, противоположные тому памятному постановлению Президиума от 2009 г. Есть, кстати, документ ФНС для внутреннего пользования, где говорится о том, что налоговая служба готова безоговорочно руководствоваться только постановлениями Пленума ВАС РФ, а не Президиума.

Так вот, о лекарстве. Находящийся в Госдуме законопроект № 115132-6 предусматривает поправку в статьи 269, 271 Налогового кодекса – «на конец каждого месяца отчетного периода». Надеемся, что с 1 января следующего года новая редакция статьи вступит в силу. Тогда все вопросы будут сняты.

– Валентина Александровна, этот законопроект есть в думской базе данных, но такой поправки я там не видел. Речь в законопроекте идет в основном о налогообложении депозитарных расписок...

– После принятия в первом чтении к документу поступило столько поправок, что он по своему объему увеличился раз в пять по сравнению с первоначальной редакцией.

– А каких еще новаций ждать бухгалтерам, кроме тех, о которых вы уже рассказали?

– Ну, например, предполагается объединение налоговых баз по обращающимся ценным бумагам и финансовым инструментам срочных сделок, а также объединение налоговых баз по необращающимся ценным бумагам и финансовым инструментам срочных сделок. Предполагается, по сути, единая налоговая база по основной деятельности и деятельности по операциям с ценными бумагами.

Так что в первом случае результаты от основной деятельности можно будет увеличить или уменьшить на результат от операций с ценными бумагами. Сейчас это доступно только профессиональным участникам рынка ценных бумаг.

Статья 280 – «Особенности определения налоговой базы по операциям с ценными бумагами» – переписана почти полностью.

Будет, возможно, предусмотрен порядок учета для целей налогообложения процентов, начисляемых на сумму требований конкурсного кредитора.

Подготовлены поправки в статью 276 Налогового кодекса – о доверительном управлении имуществом. К примеру, если учредитель – я и выгодоприобретатель по договору доверительного управления – тоже я, то проблем никаких. Сложнее, если я – учредитель доверительного управления, а выгодоприобретатель – третье лицо. Есть комиссионные расходы, оплата депозитария, услуг консультантов. Вот здесь мы уточнили нормы статьи 276, сказав, что у учредителя в этом случае эти суммы приниматься в расходах не будут. За исключением вознаграждения доверительного управляющего.

Поскольку выгодоприобретатель – третье лицо, то и доходы, и расходы принадлежат ему.

И самое главное – мы говорим, что рыночной ценой ценных бумаг признается конкретная цена сделки. Фиксированная, а не в интервале «от» и «до». И только для взаимозависимых лиц дается ссылка на раздел Налогового кодекса о трансфертном ценообразовании.

Поправок – огромное количество. Трудилась над ними специальная рабочая группа, состоящая из представителей нашего министерства, представителей бизнеса, аудиторов.

– Расскажите, пожалуйста, о проектах авторства Минфина, принятие которых по каким-либо причинам отложено в долгий ящик. Как, к примеру, обстоят дела с документом, разрешающим списывать на расходы убытки от хищений в торговых залах?

– Да, это многострадальный документ, который не могут принять уже целых пять лет. Речь идет о внесении изменений в статьи 265 и 272 части 2 Налогового кодекса (в части отнесения на расходы по налогу на прибыль организаций потерь товаров при осуществлении деятельности в области розничной торговли). В нем предлагается разрешить списывать на расходы убытки от хищений, совершенных неизвестными лицами в залах самообслуживания, уменьшая базу по налогу на прибыль. Причем списывать разрешается без документального подтверждения от «уполномоченного государственного органа», в котором было бы сказано, что виновных в кражах не нашли. Достаточно будет иметь документ, составленный налогоплательщиком по итогам проводимой инвентаризации.

Документ пока не прошел даже первое чтение. И я, если честно, разделяю опасения его противников. С одной стороны, я прекрасно понимаю и коммерсантов, которые жалуются, что получить в МВД подтверждающую хищение справку практически невозможно, и полицейских, которые не могут являться по каждому случаю хищения бутылки пива или нескольких конфет, с другой – сторонники принятия документа ссылаются на зарубежный опыт. Мол, в некоторых странах расходы от недостач составляют все 10 процентов. Но у нас при таком подходе региональные бюджеты останутся без доходов. Думаю, что регионам надо дать возможность самим решать, можно ли списывать убытки и насколько уменьшать налоговую базу.

И, кстати, еще возникает вопрос: как можно будет точно установить, где произошло хищение? Может, не в зале, а на складе. Или товар даже до склада не дошел. Но тогда инвентаризацию нужно каждый день проводить, а не раз в полгода. Словом, поправки в том виде, как они сейчас есть, действительно могут вызвать безнаказанные хищения товаров персоналом таких магазинов, фиктивное списание имеющегося в наличии товара как похищенного. Не хочу никого обижать, но...

– Слышал недавно умозаключение одного крупного политика, воспринимающего запуск закона от 16 ноября 2011 г. № 321 о консолидированных группах налогоплательщиков чуть ли не как экономическую диверсию. Не доводилось ли вам слышать подобные претензии?

– Доводилось. Губернаторы жалуются на резкое уменьшение доходов и требуют срочно принять меры. ФНС по нашей просьбе провела анализ, какими были бы доходы тех или иных регионов, если бы налогоплательщики не объединились в консолидированные группы (сейчас их уже 16), и какими бы они стали после объединения. Пока относительно пострадавшими от нововведения можно считать, пожалуй, лишь Новгородскую и Вологодскую области. Так что пока никаких изменений не планируем.

– В нашей жизни всегда есть место если не подвигу, то юмору или абсурду. Поступают ли в Минфин какие-то курьезные жалобы или предложения?

– Налог на прибыль просят отменить. Вообще, нет ни одной отрасли, которая не просила бы освободить себя от налога на прибыль.

Но есть курьезы совсем не смешные. У организации есть амортизируемое имущество. Начисляли, начисляли амортизацию, а потом решили, что имущество это не приносит им дохода, и... перестали начислять. Исключили из числа амортизируемого имущества. Вы удивитесь, но таких случаев много.

Прекращение начисления амортизации происходит в случае физического выбытия или полного списания стоимости объекта амортизируемого имущества (положения ст. 259.1 и 259.2 НК РФ. – Прим. редакции).

Перечень основных средств, исключаемых из состава амортизируемого имущества, установлен пунктом 3 статьи 256 кодекса. При этом указанные положения не предусматривают требования о прекращении начисления амортизации в случае отсутствия дохода от использования амортизируемого имущества в какой-либо промежуток времени.

Следовательно, произвольное исключение имущества из состава амортизируемого, в том числе по критерию временного неполучения дохода, кодексом не предусмотрено.

Учитывая изложенное, имущество, самостоятельно исключенное налогоплательщиком из состава амортизируемого по причине прекращения его использования в деятельности, приносящей доход, по мнению департамента, признается амортизируемым, и убыток, полученный от его реализации, учитывается для целей налогообложения прибыли организации согласно пункту 3 статьи 268 кодекса.

Вроде бы всем это должно быть известно, но... Минфину в этом году пришлось выпускать специальное разъяснение по этому поводу, а ФНС – доводить его до сведения сотрудников всех инспекций (письмо от 22.05.2013 № ЕД-4-3/9165. – Прим. редакции).

Справка

Предполагаются следующие «коридоры», которые будут применяться для взаимозависимых лиц:

  • ставка по долговому обязательству, оформленному в рублях, должна попадать в интервал от 75 до 125 процентов;
  • ставка по долговому обязательству, оформленному в долларах США, – в интервале от трехмесячной ставки LIBOR, увеличенной в диапазоне от 3 до 7 процентов;
  • по долговому обязательству, оформленному в евро, – в интервале от трехмесячной Европейской межбанковской ставки, увеличенной в диапазоне от 3 до 7 процентов;
  • в китайских юанях – от ставки LIBOR, увеличенной в размере от 3 до 7 процентов;
  • в швейцарских франках и японских йенах – в интервале от трехмесячной ставки Libor, увеличенной на 2 процента, до трехмесячной ставки Libor, увеличенной на 7 процентов.

– А недопонимания по поводу применения нулевой ставки по дивидендам больше не возникает?

– Это один из вопросов, до сих пор вызывающих много споров. По общему правилу ставка налога на прибыль по дивидендам, выплаченным российским компаниям, составляет 9 процентов (подп. 2 п. 3 ст. 284 НК РФ. – Прим. редакции).

В то же время согласно пункту 3 статьи 284 Налогового кодекса организации в ряде случаев могут применять в отношении дивидендов, полученных от участия в других юридических лицах, нулевую ставку. В частности, в подпункте 1 названной нормы установлены три критерия, соответствие которым давало организации возможность не облагать дивиденды налогом на прибыль:

  • на день принятия решения о выплате дивидендов получающая их организация должна в течение не менее 365 календарных дней владеть на правах собственности вкладом (долей) в капитале организации, выплачивающей дивиденды;
  • размер указанной доли должен быть 50 процентов и более;
  • размер указанной доли должен превышать 500 млн. рублей.

Между тем последний из этих критериев с 1 января 2011 года утратил свою актуальность. Соответствующие поправки были внесены Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 368-ФЗ, в статье 5 которого предусмотрено, что данная новация распространяется на правоотношения по обложению налогом на прибыль дивидендов, начисленных по результатам деятельности организаций за 2010 год и последующие периоды.

Возникает вопрос: правомерно ли считать, что в случае выполнения условий, указанных в пункте 3 статьи 284 Налогового кодекса, по доходам, полученным российскими организациями в виде таких дивидендов, применяется ставка налога на прибыль в размере 0 процентов вне зависимости от того, за какой период была сформирована такая прибыль?

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (изложена в постановлении ВАС РФ от 25.06.2013 № 18087/12. – Прим. редакции): указанное в пункте 2 статьи 5 Федерального закона № 368-ФЗ условие о применении пункта 3 статьи 284 Налогового кодекса с 1 января 2011 года и распространении его действия на правоотношения по налогообложению доходов в виде дивидендов, начисленных по результатам деятельности организаций за 2010 год, не содержит ограничения в виде запрета на применение налоговой ставки 0 процентов в случае выплаты дивидендов по результатам деятельности за 2010 год c учетом нераспределенной прибыли прошлых лет.

Позиция, изложенная в письме Минфина России от 26 июля 2013 г. № 03-03-06/1/29771, следующая: в случае принятия решения о выплате дивидендов после 1 января 2011 года для возможности применения нулевой ставки по налогу на прибыль при вы плате дивидендов за счет нераспределенной прибыли, сформированной за периоды до 2010 года, должны выполняться все три условия подпункта 1 пункта 3 статьи 284 кодекса в редакции, действовавшей до 1 января 2011 года (о размере доли, о сроке владения ею и о стоимости вклада (доли), превышающей 500 млн. рублей). Иными словами, критерием, имеющим определяющее значение для решения вопроса о применении нулевой ставки по налогу на прибыль в отношении дивидендов, является не момент выплаты дивидендов, а период формирования прибыли, из которой потом будут выплачены дивиденды.

– Валентина Александровна, вы рассказали о вещах очень важных, глобальных. Но вы сами отметили, что иногда у бухгалтеров возникают вопросы там, где их вроде бы и быть не должно. К примеру, «модная» в последнее время в бухгалтерских кругах тема – однодневные командировки. Нужны ли в этом случае командировочные удостоверения? Выписы ваются ли «суточные»?

– В Положении об особенностях направления работников в служебные командировки предусмотрена оплата проезда и проживания в гостинице даже за полдня, а вот «суточные» не значатся. Но можно принять на расходы выплаты работникам в связи с тем, что они выполняли задание в командировке, не называя их «суточными».

Что касается командировочных удостоверений, то в том же Положении оговорены исключения, когда оформлять удостоверения не требуется. Однодневная командировка среди них не упоминается. Поэтому при направлении работника в служебную поездку даже на один день нужно оформить командировочное удостоверение – без этого документа списать расходы на поездку нельзя, но это дело 15 минут.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное